Новости

16.10.2018 19:25
Рубрика: Экономика

Изгнание доллара

Текст: Яков Миркин (заведующий отделом международных рынков капитала Института мировой экономики и международных отношений РАН)
Как достичь дедолларизации? Не пугая бедных российских граждан, что им что-то запретят или отнимут в наличных долларах и валютных вкладах? Один из ответов заранее известен - стабилизировать рубль и нормализовать кредитный процент до 3-4 процентов.

Между кризисами 1998 и 2008 годов, 2008 и 2014 годов накопление иностранной валюты в России сокращалось, а рубль, наоборот, расцветал. Мы все верили, что вот он - час пришел, и мы получили свою стабильную валюту. Но наступала очередная взрывная девальвация, и вновь в Россию приходил доллар - все больше и больше.

В этом и есть вопрос. Как добиться дедолларизации не временной, между очередными скачками рубля вниз, а надолго или даже навсегда? Как, если рубль находится четверть века в падении, вместе с такими же бедолагами? За 1995-2018 годы рубль обесценился в 14 раз к доллару, бразильский реал - в 4 раза, аргентинский песо - в 26 раз, мексиканский песо - в 2,5 раза, турецкая лира - в 105 раз. Мы - в тренде. Мы - как Турция, как Бразилия, как большая развивающаяся страна со всеми ее дисбалансами.

За 1995-2018 годы рубль обесценился в 14 раз к доллару, аргентинский песо - в 26 раз, турецкая лира - в 105 раз

Как выпрыгнуть из этой бесконечной девальвации, загоняющей доллары и евро внутрь России? Ответ и простой, и сложный. Можно сколько угодно поощрять "рублевизацию" - налогами, нормативами, запретами или, наоборот, послаблениями для бизнеса и населения. Но по-настоящему стабилизировать рубль, дать ему волю во внутреннем обороте можно, только перейдя к политике стимулирования устойчивого роста выше среднемировых темпов. К стратегии на возврат к универсальной - вместо преимущественно сырьевой - экономике. Тысяча рецептов и мировой опыт хорошо известны. Без такого курса истинная "дедолларизация", реальное, без дураков импортозамещение - так же возможны, как мост из Петербурга в Москву.

Когда доля России в мировом номинальном ВВП станет хотя бы 4-5 процентов, тогда рубль станет заметен в глобальных финансах. Сегодня, когда мы весим только 1,9 процента мировой экономики, шансов почти нет. Почему доллар, как резервная валюта N 1, занимает 50-60 процентов глобальных финансов, а евро, вторая валюта - 20-30? Не только в силу традиции. Но еще и потому, что доля США в мировом номинальном ВВП больше 24 процентов, еврозоны - 16.

Почему британский фунт - третий по применению? Его доля - 4-5 процентов глобальных финансов. Ответ - не только как воспоминание о всесильном фунте, игравшем в конце XIX века роль нынешнего доллара. Но еще и потому, что Соединенное Королевство создает 3,3 процента глобального ВВП и является вторым, после США, ядром глобальных финансов. Лондон и британские офшоры - один из краеугольных камней мировой финансовой индустрии. А наша доля в глобальных финансовых активах никогда не превышала одного процента, сегодня - 0,4-0,5. Крайне мало для настоящей дедолларизации.

Что позволяет Китаю так рваться вперед с юанем? Ответ простой - растущая роль Китая в мировой экономике. Его доля в глобальном ВВП в 1990 году - 1,7 процента, в 2017 году уже 15. Китай, кроме того, еще и большая финансовая машина. Ее доля в мировых финансах тоже постоянно растет. В 2016 году денежная масса Китая в долларовом выражении уже достигла 133 процентов. Значит, можно и о международном юане подумать. Юань проталкивается Китаем с начала 2010-х. Очень выгодно эмитировать валюту для использования где-то там за рубежом. Экспортировать деньги против реальных товаров. Чистая эмиссионная прибыль. Как результат, доля юаня потихоньку растет. Когда-нибудь придется бороться в России и с "юанизацией". Уже сейчас наличный юань внедрен в повседневный оборот на Дальнем Востоке. А российские банки закупают наличку в юанях так же, как они это делают с долларами и евро.

Есть только один способ дедолларизации - быть большим, устойчивым, растущим, играть на опережение не только в реальной экономике, но и в финансах. Вместо маленькой лодчонки - таков сегодня наш финансовый сектор, строить большую машину. Так, чтобы остались дурным воспоминанием и низкая монетизация, и бедный кредит, и космический процент. Чтобы забылись и кэрри-трейд, и пляшущий рубль, и вечно угрожающая инфляция.

А пока - ждем. Ждем и верим заявлениям, что дедолларизация не затронет валютные вклады населения. Это 5,5 триллиона рублей против рублевых на 27 триллиона. Верим, что останутся в целости счета бизнеса в валюте - на 7,3 триллиона. Ждем, что никто не тронет наличных накоплений в долларах. Их по меньшей мере несколько десятков миллиардов. Россия - один из крупнейших потребителей в мире 50- и 100-долларовых банкнот. Верим, что не будет новых ограничений, чтобы купить, продать, ввезти - вывезти наличный доллар.

Когда-нибудь в России придется бороться и с "юанизацией". Наши банки уже закупают наличку в юанях

А что еще ждем? Ждем, что государство будет верно сегодняшним своим обещаниям - не трогать, не запрещать, не отнимать. Что оно прервет плохую кредитную историю XX века. Госзаймы, по которым терялись деньги, конфискационные денежные реформы, потери сбережений от ценовых взрывов - все это еще в памяти. Мы ждем, что в будущие кризисы (а они будут заноситься в Россию) - государство не пойдет по пути Аргентины, Кипра, Греции и других стран, вводя ограничения на операции населения с валютой.

Но самое главное, мы ждем, что будет выполнено ключевое обещание - экономический рост с темпами выше среднемировых. Только он может гарантировать, что слова "дедолларизация" или "валютные ограничения" забудутся как плохой сон.

А что же мы будем обсуждать? Насколько успешней стал рубль в международном обороте и как это выгодно России.

Экономика Финансы Валютный рынок Колонка Якова Миркина
Добавьте RG.RU 
в избранные источники