1 октября 2018 г. 16:05

Разведка без боя

Спецвыпуск, посвященный 100-летию Главного разведывательного управления Генерального штаба Вооруженных сил Российской Федерации
5 ноября 1918 г. приказом Реввоенсовета Республики (РВСР) N 197/27 был объявлен штат Полевого штаба РВСР, а в его составе - штат Регистрационного управления (Региструпра) - центрального аппарата, объединившего все органы агентурной военной разведки, существовавшие к тому времени в Советской России.
Эти стены хранят тайны, которые, возможно, никогда не будут обнародованы. Фото: photoxpress.ru
Эти стены хранят тайны, которые, возможно, никогда не будут обнародованы. Фото: photoxpress.ru

А впервые в отечественной истории центральный орган военной разведки был создан в Российской империи в 1812 г., когда в условиях нарастания военной угрозы со стороны наполеоновской Франции при Военном министерстве была учреждена Особенная канцелярия. Ей было предписано заниматься организацией разведки накануне и в ходе Отечественной войны. В 1815 г., после ее победоносного завершения и Заграничного похода русской армии 1813-1814 гг., Особенная канцелярия была упразднена.

Юбилейный знак "Служим России".

Поражение России в Крымской войне заставило вспомнить о разведке. В 1863 г. разведывательные функции были возложены на 2-е (азиатское) и 3-е (военно-ученое) отделения Главного управления Генерального штаба. До 1917 г. структура руководящего органа российской военной разведки в целом сохранялась, но она не могла не попасть под каток революции.

Вплоть до второй половины 1918 г. военной разведкой одновременно занимались несколько органов - в условиях Гражданской войны и иностранной военной интервенции это было смерти подобно для будущего республики. Тогда и было решено сконцентрировать организацию всей разведывательной деятельности в ведении Полевого штаба Реввоенсовета Республики. Под руководством Региструпра военная разведка добывала сведения о замыслах США, Англии, Франции, Польши и Японии по захвату и расчленению страны - и на Западе, и на Востоке.

Накануне Второй мировой войны Разведуправление РККА создало в ряде стран Западной Европы уникальную сеть нелегальных разведывательных организаций. Архивные документы свидетельствуют: военная разведка сделала очень многое, чтобы своевременно предупредить политическое и военное руководство СССР об угрозе со стороны фашистской Германии.

Плакат "Бойцам незримого фронта слава!". Центральный музей Великой Отечественной войны 1941-1945 на Поклонной горе.  4 / репродукция РИА Новости

В годы Великой Отечественной войны центральный орган военной разведки обеспечивал Государственный Комитет обороны, Ставку Верховного Главнокомандования и Генеральный штаб разведданными о фашистской Германии и ее сателлитах: состав и возможности вооруженных сил, разработка и подготовка стратегических наступательных операций. Одновременно руководство ГРУ совершенствовало организационное построение военной разведки, искало пути эффективного взаимодействия и с советскими коллегами-"смежниками", и с военными разведками стран антигитлеровской коалиции.

Именно в это время военные разведчики смогли вскрыть одну из самых охраняемых тайн США и Англии - реализацию атомного проекта. В успешном создании отечественного атомного оружия и достижении ядерного паритета есть весомый вклад сотрудников центрального органа военной разведки.

В годы "холодной войны" ГРУ обеспечивало руководство СССР достоверными сведениями о нарастании военной угрозы со стороны США, о возникновении региональных военных конфликтов, которые могли перерасти в глобальное военное противостояние двух мировых систем. Невозможно переоценить роль Центра в период Карибского кризиса, когда были добыты сведения особой важности о военных планах американского руководства против Кубы. Развязкой кризиса стали переговоры между руководителями СССР и США по неофициальному каналу - тогда, в 1962 г., успешная деятельность Центра и военных разведчиков позволила избежать стремительного скатывания в третью мировую войну. Свою эффективность Главное разведывательное управление продемонстрировало и во время кризисных ситуаций на Ближнем Востоке, в Юго-Восточной Азии, в Афганистане, Югославии, Иране, Ираке, других "горячих точках". Эффективно организованная военно-техническая разведка позволила избежать втягивания страны в разорительную гонку космических вооружений (так называемые звездные войны)...

100-летний юбилей военной разведки - хороший повод вспомнить имена тех, кто незримым и самоотверженным трудом обеспечивал безопасность нашей страны. Бойцам невидимого фронта мы посвящаем этот специальный выпуск.

Редакция "Родины"

Разведчик на обложке журнала "Советский воин" N 4 за 1948 г.

Империя Петра Великого

Текст: Семен Экштут (доктор философских наук)

Разведка и публичность - "две вещи несовместные". Так обстоит дело при жизни разведчика. Ситуация не меняется и после его смерти. На могильных плитах разведчиков не принято указывать их профессию. Редчайшее исключение - памятник, установленный на Троекуровском кладбище столицы.
"Жизнь отдана разведке. 25 лет во главе ГРУ".

Три страницы о самом главном

Время, когда Петр Иванович Ивашутин (1909-2002) руководил военной разведкой, называют "эпохой Ивашутина". Он сдал своему преемнику настоящую "Империю ГРУ", которая вела радиотехническую разведку, авиационную, космическую, военно-морскую (по инициативе Ивашутина были построены большие разведывательные корабли "Крым", "Кавказ", "Приморье" и "Забайкалье"1), разумеется, агентурную. Патриарх разведки утверждал, что "любая, даже очень современная техника не может добыть тех секретных материалов, которые в состоянии получить разведчик-профессионал. Человеческий фактор был и остается в разведке на первом месте..."2

Как только ни называли его за глаза: и уважительно - "Петром Великим", и по-свойски - "дядей Петей". Однако на высочайшем престиже созданной им "Империи" это никак не сказывалось. Разрозненные ранее силы военной разведки видов Вооруженных Сил были включены "в общий ансамбль согласованно работающих средств": именно Петр Иванович "впряг" их в единую колесницу3.

За четверть века, отпущенных ему на этом посту, сменилось пять руководителей партии и государства - от Хрущева до Горбачева; пять министров обороны - маршалы Малиновский, Гречко, Устинов, Соколов, Язов; пять начальников Генерального штаба - маршалы Бирюзов, Захаров, Куликов, Огарков, Ахромеев. И все они, начиная с Леонида Ильича Брежнева, привыкли к тому, что ровно в 9.00 на их рабочем столе лежала подписанная генералом Ивашутиным краткая справка (не более 3 страниц!), содержащая новейшие разведданные. (Можно лишь предполагать, какой прекрасный исторический источник получат исследователи, когда документы будут рассекречены, и под каким новым ракурсом тогда предстанут, казалось бы, хорошо изученные события.)

В те редкие дни, когда такая справка по каким-либо причинам запаздывала хоть на несколько минут, по телефонам спецсвязи раздавались тревожные звонки: "Что случилось?!" Столь высок был авторитет военной разведки в "эпоху Ивашутина".

Разведывательную технику надо знать в лицо. Справа - генерал армии П.И. Ивашутин, в центре - генерал-лейтенант В.М. Руденко, начальник одного из управлений ГРУ.


На фоне Пушкина...

Как рассказать о жизни человека, чья судьба была покрыта непроницаемой завесой государственной тайны? Каким образом сделать повествование интересным и не сказать того, о чем говорить преждевременно? Петра Ивановича Ивашутина одновременно называют и разведчиком N 1, и генералом без биографии. Чтобы постичь характер этого незаурядного человека, следует вспомнить один весьма колоритный эпизод из его долгой жизни.

В начале 1983 г., выполняя личное указание нового генсека Юрия Владимировича Андропова, Москву наводнили "летучие патрули", везде искавшие и ловившие нарушителей трудовой дисциплины - в кинотеатрах, банях, кафе - и горе было тем, кто оказался там в рабочее время. Любители "порядка" ликовали и с умилением вспоминали законы 1940 г., когда за 15-минутное опоздание можно было поплатиться реальным тюремным сроком. Генерал Ивашутин, любивший при случае, "под настроение"4, процитировать классиков русской поэзии, оставался невозмутим, но, вероятно, вспомнил поэму "Анджело" любимого Пушкина:

Большой разведывательный корабль "Крым" Черноморского флота.

Пружины ржавые опять пришли в движенье,

Законы поднялись, хватая в когти зло...

В когти "летучего отряда" угодил офицер

Командного пункта ГРУ: "после суточного дежурства он с товарищами по дежурной смене зашел в кафе пообедать и отметить день рождения одного из них"5. Командный пункт был создан по инициативе Ивашутина и занимался круглосуточной аккумуляцией донесений из всех органов военной разведки. Его основная задача заключалась в непрерывном наблюдении и выявлении признаков подготовки вероятного противника к нападению на Советский Союз. Именно в недрах Командного пункта составлялись аналитические справки, каждое утро фельдъегерской связью доставляемые высшим должностным лицам СССР. Разумеется, задержанный "летучим отрядом" офицер не мог рассказать ни о характере своей работы, ни о том, по какому праву он в рабочее время сидит в кафе. Был составлен официальный документ о злостном нарушителе трудовой дисциплины, направленный начальнику Командного пункта ГРУ.

Ситуация была непростой. Кампания беспощадной борьбы с нарушителями дисциплины носила политический характер и контролировалась "на самом верху". В то время справедливо говорили, что лучше стать жертвой аварии, чем угодить под очередное постановление и стать жертвой кампании. Начальник Командного пункта контр-адмирал Вилюков доложил о происшествии генералу армии Ивашутину. Судьба офицера висела на волоске. Петр Иванович внимательно выслушал доклад и задал вопрос по личности провинившегося. Характеристика была положительной. Состоялся красноречивый диалог. Генерал спросил:

"А вы, товарищ Вилюков, посещали когда-нибудь с друзьями ресторан?

На мой утвердительный ответ он резюмировал:

- Хорошо работает офицер? Так пусть работает. А кампании так и останутся кампаниями"6.

В этой фразе - ключ к постижению жизни и судьбы Ивашутина.


Петр Ивашутин, член экипажа тяжелого четырехмоторного бомбардировщика ТБ3.

В разведку - через небо

Он умел дистанцироваться от проводившихся в стране политических кампаний. Не только сам хорошо работал, но и был примером профессиональной грамотности. "Десятки лет он работал по 12-14 часов в сутки, никогда не жаловался на усталость, работал без нервных срывов, был внимателен при разборе оперативных ситуаций"7. Всегда придерживался принципа: "Каждое дело должен возглавлять настоящий специалист"8.

И при этом его биографию невозможно отделить от истории многонациональной страны. У Ивашутина была обыкновенная биография человека, которому пришлось жить в необыкновенное время. "Я родился в Брест-Литовске в 1909 году. Отец мой... родился на Украине, мать - белоруска, а я считаю себя русским"9. В семнадцать мальчишеских лет сын машиниста паровоза начал трудовую деятельность рабочим по ремонту железнодорожных путей на станции Городня. Окончил вечерний рабфак. В двадцать один год вступил в партию, а через год по партийной мобилизации был направлен на учебу в 7ю Сталинградскую военно-авиационную школу им. Сталинградского Краснознаменного пролетариата, которую успешно окончил в 1933 г. До войны школа считалась лучшей в ВВС.

Пилот, а затем командир экипажа тяжелого четырехмоторного бомбардировщика ТБ3 Петр Иванович навсегда полюбил авиацию и сохранил эту любовь до конца жизни. Не исключено, что именно это сказалось на выборе здания, где должно было разместиться ГРУ. Время и пространство сошлись в одной точке: из окна служебного кабинета начальника ГРУ хорошо было видно Ходынское поле, где когда-то располагался военный аэродром. С него взлетал и на него совершал посадки военный летчик Ивашутин. Когда генерал армии в качестве начальника ГРУ бывал в войсках, он "всегда интересовался воздушной разведкой"10. А на закате жизни жалел лишь об одном: не довелось в августе 1941го бомбить Берлин!

В недоброй памяти 1937м он поступил в Военно-воздушную академию имени Н.Е. Жуковского, но успел отучиться лишь три полных семестра. В январе 1939 г. старший лейтенант ВВС Ивашутин, вновь по партийной мобилизации, был откомандирован в распоряжение НКВД и направлен служить в органы военной контрразведки. Это было время надежд и упований. Месяцем ранее был снят со своего поста "железный нарком" Николай Иванович Ежов. Миновал "девятый вал" Большого террора. Волны массовых репрессий стали стихать. Некоторых жертв "ежовщины" даже начали выпускать на свободу. Началась выборочная реабилитация. Новый глава НКВД Лаврентий Павлович Берия очень нуждался в кадрах.

В начале февраля 1939го Ивашутин снял свои три "кубаря" и получил первое спецзвание - стал капитаном государственной безопасности. Перейдя на работу в "органы", вчерашний военный летчик поднялся сразу на три ступени по служебной лестнице. Его спецзвание соответствовало армейскому полковнику: в то время полковник РККА и капитан ГБ носили в петлицах по три "шпалы". Фактически Ивашутин взлетел еще выше: он стал начальником Особого отдела 23-го стрелкового корпуса.


Контакт со Ждановым, конфликт с Жуковым

Корпус принял участие в войне с Финляндией. Ратуя исключительно об интересах дела, капитан ГБ Ивашутин напрямую, через голову своего начальства, обратился к секретарю ЦК ВКП(б) Андрею Александровичу Жданову, который был членом Военного совета Северо-Западного фронта, с просьбой обеспечить разведчиков штаба корпуса теплым обмундированием и маскхалатами. Фактически он поставил на кон свою столь успешно начатую карьеру. Но просьба была незамедлительно удовлетворена. Авторитет Ивашутина в корпусе резко возрос.

Столь же решительно Ивашутин действовал в годы Великой Отечественной войны. Приказом Народного комиссара обороны СССР маршала Сталина от 29 апреля 1943 г. N 4/сш (совершенно секретно) Ивашутин был назначен начальником Управления контрразведки "Смерш" Юго-Западного фронта. Военная контрразведка занималась не только поиском вражеской агентуры. "Я мог, если была необходимость, - вспоминал генерал, - послать своего разведчика для выполнения специального задания в Берлин, в Париж, в любое место за линией фронта. А фронтовая разведка должна была действовать только за линией фронта, там, где располагался противник"11.

В должности начальника контрразведки "Смерш" 3-го Украинского фронта генерал Ивашутин в 1944 г. во время проведения Ясско-Кишиневской операции послал разведчика в Бухарест и по собственной инициативе начал вести переговоры с представителями румынского королевского двора о выходе этой страны из войны на стороне фашистской Германии. Он вновь думал лишь об интересах общего дела, а не о собственной карьере, желая сохранить сотни тысяч солдатских жизней, и не страшился того, что его деятельность может помешать кому-то провести очередную эффектную наступательную операцию и штурмом овладеть столицей Румынии. Ивашутин не побоялся вступить в конфликт с самим Георгием Константиновичем Жуковым, когда прибывший в штаб фронта маршал, представитель Ставки ВГК и заместитель Верховного главнокомандующего, дал указание командующему фронтом маршалу Федору Ивановичу Толбухину о подготовке проведения новой наступательной операции.

Колонна советских танков вступает на улицы освобожденного Бухареста. Август 1944 г. / РИА Новости

Ивашутин по своим каналам доложил Верховному главнокомандующему об успешных переговорах и скором выходе Румынии из войны. Сталин поддержал инициативу Ивашутина и приказал Жукову покинуть штаб фронта и прибыть в Москву. 31 августа 1944 г. Красная армия без боя заняла Бухарест, а 25 сентября 35-летний Ивашутин получил звание генерал-лейтенанта.

"Разведку бьют, когда мы проигрываем, и редко признают, когда мы правы"12, - однажды сказал Ивашутин. Он не боялся проигрывать. Поэтому всегда побеждал.

 


P.S.

12 мая 1992 г. приказом министра обороны РФ Б.Н. Ельцина N 02 генерал армии Ивашутин был уволен в отставку. Будущий президент, видимо, полагал, что государство Российское сможет обойтись без создателя "Империи ГРУ". История все расставила по своим местам.


1. Шмырев П.С. Начальник, учитель, товарищ // Генерал армии Ивашутин П.И. Четверть века во главе ГРУ / Совет ветеранов военной разведки; Фонд "Верность Отчизне". М. 2009. С. 69. Автор в 1971-1987 гг. - начальник управления радиоэлектронной разведки ГРУ.
2. Лота В.И. Маршал военной разведки // Генерал армии Ивашутин П.И. Четверть века во главе ГРУ / Совет ветеранов военной разведки; Фонд "Верность Отчизне". М. 2009. С. 222.
3. Шмырев П.С. Начальник, учитель, товарищ. С. 65, 66.
4. Михайлов Г.А. Совершенствуя информационное направление // Генерал армии Ивашутин П.И. Четверть века во главе ГРУ. С. 63. Автор в 1979-1989 гг. - начальник Информации - заместитель начальника ГРУ.
5. Вилюков В.И. Остался в памяти моей... // Генерал армии Ивашутин П.И. Четверть века во главе ГРУ. С. 99. Автор в 1982-1986 гг. - начальник Командного пункта ГРУ.
6. Там же.
7. Павлов А.Г. Эпоха Ивашутина // Генерал армии Ивашутин П.И. Четверть века во главе ГРУ. С. 40. Автор в 1978-1989 гг. - первый заместитель начальника ГРУ.
8. Шмырев П.С. Начальник, учитель, товарищ. С. 64.
9. Лота В.И. Маршал военной разведки. С. 208.
10. Коноваленко И.Г. Мудрый военачальник и скромный человек // Генерал армии Ивашутин П.И. Четверть века во главе ГРУ. С. 179. Автор в 1986-1991 гг. - начальник разведки ГСВГ.
11. Лота В.И. Маршал военной разведки. С. 215; Он же // Красная звезда. N160. 2 сентября 2009 г.
12. Гульев Л.А. Решительный, справедливый, благородный человек // Генерал армии Ивашутин П.И. Четверть века во главе ГРУ. С. 116. Автор в 1976-1981 гг. - начальник одного из управлений ГРУ.

Кто выдал Рамзая?

Резидент советской военной разведки в Японии Зорге, оперативный псевдоним Рамзай, с риском для жизни проработал в Токио немыслимо долго и фантастически успешно - с 15 февраля 1932 года и по октябрь 1941-го. Рядом с ними были преданные, проверенные помощники - югославский журналист Бранко Вукелич, уроженец Германии радист Макс Клаузен с русской женой Анной и два даже не агента, а друга - советник премьер-министра страны Ходзуми Одзаки и художник Етоку Мияги.

Вот только некоторые важнейшие сведения, переданные за эти годы в московский Центр.

Зорге назвал точную дату нападения Германии на СССР.

Зорге сообщил о том, что Япония в 1941 году не собирается вступать в войну с Советским Союзом.

Зорге сумел во многом перевернуть ход Второй мировой войны: под влиянием в том числе группы Рамзая Токио принял решение разгромить вооруженные силы США на островах. Тем самым Штаты были вынуждены объявить войну Японии, став активными участниками антигитлеровской коалиции.

Как же все-таки японцы вышли на Рамзая?


Японская улочка. 1940 г. / Getty Images

Рассекреченные подробности пыток

На этот счет существует множество версий, причем у каждой спецслужбы наготове собственная. Но дополнительный свет проливают на трагедию разведчика совсем недавно рассекреченные "Трофейные японские документы о деятельности Рихарда Зорге и его группы". В том числе протоколы допросов Зорге и его товарищей. В них подробнейшие характеристики изуверов, истязавших разведчиков. Следователи соревновались друг с другом в жестокости, а высокие чины отстраняли от работы тех, кто, по их мнению, проявлял к обвиняемым чудившееся палачам великодушие.

Особенно поражают представления к награждениям - чем чудовищнее пытки, тем выше награда.

И, быть может, пришла пора признать, что пытки сломали многих. Выдержать их было не в человеческих силах. Как только следователи чувствовали, что низший полицейский чин устал избивать, мучить узника, его заменяли на другого палача.

Первым, судя по "Трофейным документам", не выдержал радист Макс Клаузен. Вырвали признание из югослава Вукелича. В конце концов признался Одзаки, подписав протокол допроса: да, являлся членом группы, боровшейся не против своей страны, а за свободную Японию. И даже из железного Мияги выбили слова, нет, не раскаяния, а, наоборот, гордости: он, коммунист, вместе с товарищами сражался против фашизма.

Разведчик Бранко Вукелич. 1 января 1940 г. / ТАСС

Назвал цель, ради которой рисковал жизнью, и Зорге.

Но не торопитесь обвинять Рамзая в слабоволии. Зорге признал, что является коминтерновцем. Избрал тактику защиты. Его главный враг - фашизм, против которого он и сражался. Стараясь выгородить членов группы, Рамзай взял всю вину на себя, сознательно преуменьшив роль остальных.

29 сентября 1943 года судьи вынесли приговор: Зорге и Одзаки - к смерти через повешение, Клаузена и Вукелича - к пожизненному заключению. Анна Клаузен получила семь лет.


Жизнь на волоске

Жизнь Зорге висела на волоске еще в начале 1930-х. Тогда покушения на него собирались совершить... немецкие коммунисты. Товарищи по партии не простили Рихарду "измены". Как мог он, твердый коммунист, сражавшийся на баррикадах и отсидевший в тюрьме, вдруг изменить марксистским убеждениям и вступить в Национал-социалистическую рабочую партию Германии? Проделать путь от коммуниста до нациста? И даже вступить в 1933 году в НСДАП?!

Откуда соратникам было знать, что их верный друг выполнял тяжелейшее задание Коминтерна и Москвы по внедрению в нацисты...

Партийный приговор "отступнику" был вынесен: ликвидировать как предателя. Однако по существовавшим правилам компартия Германии уведомила о своем решении Коминтерн. Там ужаснулись. Забили тревогу. Категорически запретили приводить приговор в исполнение.

Немецкие коммунисты не успокоились. Снова попросили санкцию на ликвидацию. И снова... Конечно, им отказывали, но и это представляло опасность для советского разведчика. А вдруг кто-то из осведомленных людей будет захвачен фашистами и, не выдержав допросов в гестапо, станет предателем? Да просто проговорится...

Знал ли Рихард, что на него ведут охоту немецкие коммунисты? У меня нет ответа.

Зато вполне очевиден ответ на вопрос: что стало бы с Зорге, вернись он в СССР, как предлагало московское начальство, в 1937-1938 годы. Скорее всего, Рамзай разделил бы трагические судьбы сотен коллег по профессии. Он отклонил приказание Центра под вполне объективным предлогом, но этого хватило, чтобы возник так называемый вопрос о доверии к Зорге.

Примером отношения к нему накануне войны может служить телеграмма за подписью "Директор" (читай военной разведки):

"Дорогой Рамзай! Внимательно изучив присланные материалы за 1940 год, считаю, что они не соответствуют поставленным задачам".

Зорге, тратившего по существу собственные деньги на обеспечение работы резидентуры (Центр наложил финансовые ограничения), упрекали и в том, что он слишком щедро расходует государственные средства на оплату японских и прочих иностранных источников в Токио. "Мудро" предлагали сократить расходы на агентов...

И только после катастрофы 22 июня 1941 года к Зорге начали вновь прислушиваться. В токийском театре, который посещали в основном европейцы и где даже вездесущей японской наружке за всеми было не уследить, ему назначили встречу со связником советской военной разведки. Место для этого было, простите за пикантную подробность, самое незаметное - мужской туалет. Тут Зорге и сообщили, что всю его группу отметят высокими наградами, а урезанное финансирование обязательно увеличат.

Но Рамзай и тут проявил не строптивость, а честность. Перебил связника, пренебрегая его высоким статусом. Сказал, что вся его группа - коммунисты, ни один не трудится ради денег и наград. И задал вопрос, который стоило оставить при себе: почему игнорировали его предупреждения о начале войны?

Вернувшись в Москву, связник проинформировал вышестоящих о состоявшемся разговоре. Поведение Рамзая вызвало недовольство. Но санкций за откровенность не последовало. Не до того было: немцы рвались к Москве. От Рамзая с тревогой ждали информации о том, нападет ли на нас Япония.

Это был не первый случай, когда случайное стечение обстоятельств уберегло Рамзая.


Рамзай. / Getty Images

Его проворонил немецкий советник...

В его карьере был момент, когда провал казался неминуем. В 1933 году в Берлине злой рок явился на прощальный перед отъездом в Токио ужин прессы в лице некого Густава Хильгера, приглашенного по совету одного из покровителей Зорге. Всмотревшись в лицо будущего корреспондента в Токио, тот без предисловий осведомился: где я мог раньше видеть доктора Зорге? И сам же ответил: кажется, месяца четыре назад в Большом театре в Москве. И даже припомнил, что Рихард был с очаровательной спутницей.

Память не подвела Хильгера - многолетнего заместителя заведующего отделом торговой политики, советника по вопросам экономики посольства Германии в СССР. А по некоторым свидетельствам, и опытнейшего разведчика. В тот день Зорге действительно пригласил жену Катю Максимову в Большой - так они отметили вступление в брак (пусть официально и не оформленный)...

Рихард Зорге и Екатерина Максимова в Москве.

Рихард вывернулся. "Вспомнил", что они действительно совсем недавно виделись с Хильгером в редакции мюнхенской газеты. Привел имя человека, который присутствовал при той мимолетной встрече - своего собственного брата, как и он, Рихард, доктора наук. Брат, конечно, подтвердил бы его слова.

Хильгеру достаточно было заглянуть в полицейский архив и проверить, что за журналист отправляется в Японию. Но этого не сделали и высокие фашистские бонзы, отправлявшие Зорге в Японию. А ведь за годы, проведенные в Москве, Рихард написал под собственной фамилией три публицистических книги, понятно какого направления. Можно только предполагать, почему немецкая контрразведка проворонила это. В Германии сменилась власть, нацисты не сразу взялись за старые архивы. На всякий случай для Зорге была заготовлена версия: он разочаровался в юношеских увлечениях левым движением, повзрослев, полностью разделяет идеологию национал-социализма...

Но, к счастью, он воспользовался этой не вполне убедительной версией лишь однажды, уже после Хильгера. Тогда советского разведчика пощадил (а может, до конца не понял всего ему внезапно открывшегося) морской атташе германского посольства в Японии Пауль Веннекер.

Удостоверение посольства Германии в Японии, выданное Рихарду Зорге.


... и проглядел морской атташе

Веннекеру, приехавшему в отпуск из Токио в Германию, пришла в голову мысль навестить мать друга Рихарда. Мама ушла накрывать на стол, а морской атташе, копаясь с ее разрешения в домашней библиотеке друга, случайно наткнулся на написанную Зорге еще 13 лет назад брошюру о Розе Люксембург. Сугубо марксистский подход фашиста-единомышленника к изложению событий поразил Веннекера. Если бы брошюру нашли гестаповцы, концлагерь грозил бы всем родственникам Зорге, а уж автору...

Веннекер привез книжечку в Токио и отдал Рихарду. Тот на глазах Пауля тотчас сжег ее. Но все же не избежал вопроса: "Ты, Рихард, коммунист?" Зорге отшутился: мол, давным-давно был, как и многие молодые, розовым и глупым.

Веннекер шутку принял. Уже осенью 1941го, когда Рамзай почувствовал, что кольцо вокруг его группы сжимается, он сложил в саквояж все наиболее ценное. Даже некоторые секретные бумаги. И отнес в дом Пауля Веннекера. Как объяснить этот поступок? Высшей степенью доверия? Узнав об аресте Рихарда, ошарашенный атташе не потащил саквояж в посольство. Чем это могло для него закончиться? Но он взял и сжег бумаги.

Что это было? Забота о собственной шкуре или товарищеский жест? А может, жест сочувствующего? Или, что ничем и никак не доказано, поступок соратника?

В группе Рамзая было четверо приехавших в Японию иностранцев. Остальные - японцы: бизнесмены, государственные служащие, военные, ученые, журналисты. На них работали втемную или по идеологическим убеждениям 160 источников. Самая важная птица - ни о чем не подозревавший принц и премьер-министр Коноэ.

Как при таком огромном количестве источников, агентов и агентов влияния за восемь с лишним лет не произошло ни единой утечки? И все-таки кто вывел японцев на группу Рамзая? Давайте рассмотрим все версии - их, по моим подсчетам, пять.

Токийская тюрьма Сугамо, где томился Рихард Зорге. / РИА Новости

ПЕРВАЯ ВЕРСИЯ

Художник Етоку Мияги

Етоку Мияги.

Дело Рамзая было раскрыто в Японии не военной контрразведкой, а политической охранкой. Эта служба, работавшая "по коммунистам", случайно вышла на художника-коммуниста Мияги. Он был завербован нашими в США, где жил до конца 1932 года. Тогда-то начальнику военной разведки Яну Карловичу Берзину пришла мысль использовать Мияги в Японии для помощи резиденту Рамзаю. Осенью 1933 года его посылают на связь с Зорге. И все бы ничего, но каждый коммунист на территории Японии был тогда под особым присмотром. Один из них после банальной квартирной склоки со страху сболтнул что-то про Мияги в полицейском участке...

Так художник попал "под колпак". Очень быстро выяснилось, что Мияги - действительно коммунист, да еще сующий нос куда не надо, и к тому же общающийся с иностранцами. "Топтуны" установили: художник постоянно встречается с корреспондентом уважаемых немецких газет Рихардом Зорге. Что может быть общего между коммунистом и нацистом, не вылезающим из немецкого посольства?

Охранка незамедлительно передала Мияги контрразведке. С него и начались аресты. Когда за художником пришли, он, все поняв и стремясь избежать неминуемых пыток, совершил харакири. По одной версии - с помощью самурайского меча, с которым ему позировали натурщики. По другой - воткнул в живот старинный нож. Но художника доставили в тюремную больницу и откачали. Тогда он ухитрился, обманув охрану, выброситься с третьего этажа. Но и на этот раз самоубийство не удалось.

Мияги не суждено было умереть легкой смертью. Его допрашивали с неимоверной жестокостью. Тюремщики прозвали художника фанатиком. Етоку терял сознание, его обливали водой, снова били. В бреду звал умершего отца и жену.

Во время следствия Мияги сделал заявление. Вот часть его:

"Понимая, что главная задача заключается в том, чтобы избежать войны между Японией и СССР, я принял решение вступить в организацию, как простой солдат. Я принял участие в ней, отдавая себе отчет, что в военное время буду приговорен к смерти". Мияги проявил себя стоиком.

Неизлечимо больной, страдающий от туберкулеза в последней его стадии, он скончался в тюрьме 2 августа 1943 года.

ВТОРАЯ ВЕРСИЯ

Коммунист Рицу Ито

В эту версию, судя по токийским изданиям, верят сами японцы, а натолкнули их на нее американцы. Группу Зорге якобы выдал один из руководителей японской компартии Рицу Ито. Формальных доказательств нет. Есть лишь ссылка на протокол допроса Ито, который действительно был знаком с Мияги. Допрос вели "умело", и Ито не выдержал, назвав двоих коммунистов: женщина случайно оказалась одной из малозначащих помощниц Зорге, вторым был все тот же художник.

Когда после войны Рицу Ито пытались допросить его товарищи по компартии, он сбежал в Китай. Но и там бывшие соратники его нашли. Они вроде бы даже просили уничтожить Ито, как предателя, но гуманные китайцы лишь засадили его за решетку на 27 лет. Ито, как ни странно, выжил, вернулся в Японию, где заклейменный врагом собственными соратниками скончался в преклонном возрасте, так ни в чем и не признавшись.

Эпизод с Рицу Ито видится совместной японо-американской попыткой дискредитировать коммунистов, представлявших в конце 1940-х - начале 1950-х годов определенную силу и имевших в Японии немало сторонников. Если Ито действительно под пытками кого-то и выдал, то именно двух коммунистов, никак не подозревая о глубоко законспирированной группе Рамзая.

ТРЕТЬЯ ВЕРСИЯ

Американский след

Ходзуми Одзаки.

Эта версия выглядит достаточно правдоподобно. В начале 1940-х в Токио с подозрительностью смотрели на все с клеймом "сделано в США". Полицейские составили список японских граждан, которые, проведя годы в Штатах, вернулись домой. Время от времени проводилась выборочная проверка каждого такого "американца". Настал и черед Мияги. А дальше все, как следовало ожидать.

Без всяких предателей-коммунистов и стукачей-соседей засекли его регулярные встречи с Одзаки. Они охранку насторожили. Когда поняли, что больной туберкулезом соотечественник встречается еще и с югославским журналистом Вукеличем, и с немцем из пресс-службы германского посольства, поднялся переполох.

На исходе второй недели слежки выяснилось, что после этих встреч доктор Зорге спешит в дом коммерсанта Клаузена. Тот самый дом, в котором, как свидетельствовал пеленгатор, работала рация. Почерк радиста совпадал с тем, что действовал поблизости от жилищ Зорге и Вукелича.

Сомнения почти отпали. Хотя оставались спорные моменты, было решено взять Мияги и Одзаки, а затем остальных.

Билет члена Коммунистической партии Германии на имя Рихарда Зорге. / РИА Новости

ЧЕТВЕРТАЯ ВЕРСИЯ

Запеленгованная рация

Еще одна точка зрения высказана полковником разведки, писателем Анатолием Георгиевичем Смирновым в его книге "Висбаден" всегда на связи", в которой профессионально разбирается деятельность Зорге. Книга вышла в 2012 году в издательском доме Дальневосточного федерального университета. Может, из-за гигантских нашенских расстояний она не добралась в нужном количестве до Москвы и заслуженной известности недополучила. А зря. "Висбаден" - это Владивосток, в котором и принимали радиошифровки из Токио. И было их столько, особенно в начале Великой Отечественной войны, что японцы рацию запеленговали, установили радиста и его друзей.

Смирнов уверен, что это и стало решающим фактором в разоблачении всей группы.

Не берусь судить, так ли, и считать, что это утверждение из разряда неоспоримых.

Здесь тоже нет однозначных ответов. Группа Рамзая действовала в Токио больше восьми лет. Огромный срок именно для организованной группы, передающей свои сообщения в основном при помощи радиосвязи. Примеры подобной живучести разведгрупп редки. Но японцы вышли на радиостанцию только в последние 16 месяцев работы группы - в 1940-1941-м. И то лишь потому, что объем радиопередач резко возрос. Рихард и его люди сознательно отбросили постоянно проявляемую раньше осторожность. Надвигалась война с Германией, и они понимали ценность своих сообщений. Откладывать их, переносить на потом было губительно для СССР. И товарищи Зорге сознательно рисковали.

Нежданную помощь в разоблачении группы Рамзая профессионалам из японской контрразведки оказали местные радиолюбители. Какую же они проявили настырность! Это их усилиями Клаузен и попал под колпак. В его присутствии в доме был нагло проведен несанкционированный обыск, правда, ничего не давший.

Макс Клаузен.

Но дотошные японцы почерк радиста изучили досконально. Были уверены, что он принадлежит одному, лишь одному и очень квалифицированному специалисту. И если даже радиостанция пеленговалась в разных точках, радист оставался тот же. Радиус поисков сужался. Все передачи в отличие от прошлых лет велись из дома немца Зорге, его соотечественника коммерсанта Клаузена или югославского журналиста Вукелича.

Офицер японской контрразведки явился в немецкое посольство с предупреждением: подданные Германии занимаются в Токио деятельностью, несовместимой с официальным пребыванием в стране. Самоуверенные немецкие дипломаты дали решительный отлуп "этим наглым японцам". Посол Отт в разговоре с Зорге обвинил их в шпиономании.

Наверное, развязка могла бы наступить и быстрее, если бы японская контрразведка смогла точнее оценить все имеющиеся в ее руках данные. Но японцы с трудом представляли, что угроза может исходить от разведки дружественной Германии. С СССР Япония воевать в данный момент не собиралась. Значит, остаются США, граждане которой и вызывали главные подозрения у Токио.

Балкон дома в Токио, где жил Зорге.

ПЯТАЯ ВЕРСИЯ

Цепь случайностей

Эту классическую версию только в 1995 году - и в мягкой форме - обозначили бывшие непосредственные руководители Зорге из военной разведки. По этой версии, на Рамзая вышли случайно. Его никто не выдавал и не предавал. Просто группа работала очень долго. И лишь цепь случайностей, а вовсе не допущенные ошибки или предательства, на девятом году активнейшей деятельности привела Зорге к неизбежному концу.

Хочется в это верить. Уж очень славных, достойных людей собрал резидент военной разведки Рихард Зорге под красные знамена, которые на допросах назвал коминтерновскими.


P.S.

Не все арестованные по делу Зорге понесли наказание. Один из информаторов Одзаки, 46-летний Кен Инукаи - богатый землевладелец, член японского парламента и сын премьер-министра Японии Цуесси Инукаи, убитого в 1932 году, был помилован. Помогла принадлежность к японской правящей верхушке. После войны Кен Инукаи даже занимал пост министра.

Еще один участник группы, Сайондзи Кинкадзу, сын князя Сайондзи Киммоти, был советником в кабинете министров Японии. Ввиду высокого происхождения и занимаемого поста осужден на три года тюрьмы условно.

Великие нелегалы

Текст: Ольга Чагадаева (кандидат исторических наук)

Стефан Иосифович МРОЧКОВСКИЙ

(14.08.1885-22.02.1967)

Оперативный псевдоним: Томсон

Зона: Германия (1930-1933), Франция (1933-1939), США (1940-1942).

Первый шаг: с 1921 г. выполнял отдельные поручения военной разведки.

Разведдеятельность: в 1922 г. возглавил акционерное общество "Востваг", входившее в "Мобилизационную сеть коммерческих предприятий" советской военной разведки за рубежом, а в 1928 г. - всю сеть. Фирмы МСКП были прикрытием и базой для агентурной работы, в случае войны эта сеть должна была обеспечить мобилизационную готовность ГРУ.

Результат: создал уникальную разведывательную сеть, охватившую Германию, Францию, Великобританию, Польшу, Румынию, Ирак, Иран, Китай, США и Канаду. Из прибыли МСКП ежегодно выделялось до 1 млн долларов на осуществление закупок новейших образцов военной техники.

Судьба: в 1939 г. в Париже арестован и заключен в лагерь, освобожден, перебрался в США. Вернулся в СССР после ликвидации МСКП по приказу Центра. В 1943 г. арестован, 9 лет провел в тюрьме, ожидая суда. В 1952-м приговорен к 15 годам лишения свободы по обвинению в шпионаже, через год приговор был отменен.

Деталь: в 1953-м восстановлен в кадрах армии и вышел в отставку в звании корпусного комиссара, упраздненного еще в 1942 г.

Награды: орден Ленина.


Рихард ЗОРГЕ

(Ика Рихардович Зорге)

(4.10.1895-7.11.1944).

Оперативный псевдоним: Рамзай.

Зона: Китай (1930-1932), Япония (1933-1941).

Первый шаг: в 1925 г. принял советское гражданство и вступил в ВКП(б). В 1929 г. завербован руководителем военной разведки Я. Берзиным.

Разведдеятельность: в качестве немецкого журналиста-международника работал в Китае. В 1933 г. вступил в нацистскую партию и отправился в Японию, где стал доверенным лицом немецкого военного атташе, а с 1938 г. - посла в Японии О. Отта.

Результат: с января 1936-го по октябрь 1941 г. направил в Центр 805 срочных донесений, сообщил точную дату нападения Германии на Советский Союз, выяснил, что Япония не собирается вступать в войну с СССР; это дало возможность перебросить части дальневосточных и сибирских дивизий под Москву.

Судьба: 8 октября 1941го арестован японской полицией, в 1943 г. приговорен к смертной казни через повешение. Казнен 7 ноября 1944 г.

Деталь: двоюродный дед Рихарда - Фридрих Адольф Зорге был секретарем Карла Маркса.

Награды: немецкий Железный крест II степени, Герой Советского Союза (посмертно).


Семен Яковлевич ПОБЕРЕЖНИК

(02.02.1906-22.04.1992).

Оперативный псевдоним: Семен.

Зона: Италия (1938-1939), Болгария (1939-1944).

Первый шаг: в 1936 г. был личным шофером советского военного советника в Испании Пабло Фрица (П.И. Батова). Однажды вынес его тяжелораненого с поля боя. Был рекомендован в разведку и вывезен в СССР.

Разведдеятельность: в Италии под видом английского инженера Альфре да Джозефа Муни осуществлял сбор сведений о боевом составе итальянского флота. С августа 1939 г. - в Болгарии. Чтобы закрепиться в стране, женился на внучке влиятельного священника Т. Панджарова, у которого бывали министры болгарского правительства и царь Борис; получал сведения из первых уст.

Результат: сообщал о переброске немецких войск и базировании германских подлодок в болгарских портах. На последнее сообщение Наркомат иностранных дел отреагировал нотой протеста, немецкие подводные лодки ушли в румынские порты. Выяснил, что Болгария не собиралась воевать на Восточном фронте.

Судьба: из-за предательства партнера в 1943 г. арестован, после освобождения Болгарии попал в руки "Смерш", осужден на 10 лет лагерей и 2 года спецпоселения за шпионаж. В 1957-м вернулся в родную деревню.

Деталь: после освобождения разыскал Пабло - дважды Героя Советского Союза генерала армии П.И. Батова, по его ходатайству разведчик был реабилитирован и награжден.

Награды: орден Отечественной войны II степени, иностранные медали.


Артур Александрович АДАМС

(25.10.1885-14.01.1969).

Оперативный псевдоним: Ахилл.

Зона: США (1935-1938), (1939-1946).

Первый шаг: был завербован Я. Берзиным, будучи помощником начальника Главного управления авиационной промышленности.

Разведдеятельность: в США легализовался как канадский радиоинженер, открыл фирму "Технические лаборатории" и создал агентурную сеть для добывания научно-технической информации.

Результат: за 1944-1946 годы отправил в Центр свыше 10 000 листов секретных материалов по атомному проекту, образцы урана, плутония, бериллия и различного оборудования.

Судьба: в августе 1938 г. был обвинен НКВД в шпионаже и уволен из разведки, но смог доказать свою невиновность. В мае 1939 г. вернулся к работе в США. В 1945 г. попал под подозрение ФБР, был вынужден уйти в подполье, в 1946м вернулся в СССР. До 1948 г. Адамс работал в ГРУ, затем политическим обозревателем ТАСС.

Деталь: по возвращении из США Адамсу присвоили звание инженер-полковник. Это единственный случай, когда нелегал после работы за рубежом получил высокое офицерское звание.

Награды: Герой России (посмертно)


Шандор РАДО

(05.11.1899-20.08.1981)

Оперативный псевдоним: Дора.

Зона: Швейцария (1935-1944).

Первый шаг: с 1929 г., будучи известным ученым-географом, сотрудничал с советской разведкой.

Разведдеятельность: в Швейцарии под прикрытием собственной издательской фирмы "Геопресс" в 1940-1942 гг. создал широкую агентурную сеть из 77 человек.

Результат: только за 1942-1943 гг. передал в Центр более 3000 листов донесений о стратегических планах немцев на лето 1942 г., о переброске войск на Восточный фронт, о немецких разработках химического и атомного оружия. 4 радиограммы оказались дезинформацией.

Судьба: в 1943-1944 гг. швейцарская полиция начала аресты, Радо перебрался во Францию, откуда ему было приказано вылететь в СССР. Опасаясь обвинений, Радо пытался получить политическое убежище в посольстве Великобритании в Каире, был передан египтянами НКВД. Осужден на 10 лет за шпионаж, в 1954м освобожден, в 1956 реабилитирован, вернулся в Венгрию. Доктор географических и экономических наук, профессор Будапештского университета, начальник отдела Государственного управления геодезии и картографии Венгрии, председатель Географического комитета Венгерской академии наук.

Деталь: в 1940 г. наладить работу разведывательной сети ему помогала разведчик Урсула Кучински (Соня).

Награды: орден Отечественной войны I степени, орден Дружбы народов.


Арнольд ШНЕЕ

(08.05.1897-(?)1944)

Оперативный псевдоним: Гарри

Зона: Германия (1933-1936), Великобритания (1937-1940), Франция (1940-1942).

Первый шаг: сотрудничал с советской резидентурой в Германии в 1923-1924 гг., завербован в 1933 г. по указанию Я. Берзина.

Разведдеятельность: с 1937 г. под именем Генри Робинсон руководил нелегальной резидентурой в Англии. Добывал от агентов во Франции, Германии, Италии, Англии информацию по военной технике. После 1940 г. собирал сведения о германских частях на территории Франции.

Результат: военно-технические материалы, которые добывал Гарри, "экономили миллионы рублей".

Судьба: по заданию Центра в 1941 г. вышел на связь с Л. Треппером - "большим шефом" "Красной капеллы", передавал донесения через него. После его ареста гестапо в 1942 г. вышло на Шнее. На допросах не выдал ни своих товарищей, ни шифра, ни других важных сведений. Казнен в 1944 г.

Деталь: из тюрьмы Гарри удалось передать на клочке бумаги донесение в Центр. Последние строки: "Мой судебный процесс еще не состоялся... Буду обезглавлен или расстрелян - победа будет за нами. Ваш Гарри".


Ильзе ШТЁБЕ

(17.05.1911-22.12.1942).

Оперативный псевдоним: Арним, Альта.

Зона: Польша (1932-1939), Германия (1939-1942).

Первый шаг: с 1931 г. входила в разведгруппу Р. Гернштадта, своего жениха.

Разведдеятельность: в Польше, будучи немецкой журналисткой и членом нацистской партии, собирала и обрабатывала политические сведения; с началом войны фактически возглавляла резидентуру в Берлине, устроилась в информационный отдел МИД рейха.

Результат: 29 декабря 1940 г. - через 11 дней после утверждения Гитлером - передала в Центр сведения о плане "Барбаросса". В первой половине 1941 г. передавала данные, уточнявшие план операции, ход подготовки и сроки нападения Германии на СССР.

Судьба: в 1942 г. арестована гестапо. За связь с советской разведкой приговорена к смертной казни на гильотине. Казнена в ночь с 23 на 24 декабря 1942 г.

Деталь: приговор Имперского военного суда от 14 декабря 1942 г., вынесенный Ильзе Штебе, был утвержден лично Гитлером.

Награды: орден Красного Знамени (посмертно).


Ян Петрович (Янкель Пинхусович) ЧЕРНЯК

(06.04.1909-19.02.1995).

Оперативный псевдоним: Джен.

Зона: Германия (1933-1935), Швейцария (1936-1938), Франция (1938-1940), Великобритания (1941-1945), США (1945-1946).

Первый шаг: в 1930 г. стал агентом советской военной разведки, передавал в СССР содержание секретных документов румынской армии.

Разведдеятельность: создал одну из лучших агентурных сетей в истории разведки - в "Кроне" за 11 лет не было ни одного провала. Лично завербовал 20 агентов, в том числе физика А. Мэя. Действовал под видом корреспондента ТАСС.

Результат: в 1941 г. передал в Центр копию плана "Барбаросса", в 1943 г. - план немецкого наступления под Курском. Передал в Центр 12 500 листов технической документации, 102 образца аппаратуры, 130 листов по британскому атомному проекту.

Судьба: работал референтом в центральном аппарате ГРУ, после 1950го - переводчиком в ТАСС.

Деталь: Золотую Звезду героя Черняк получил 9 февраля 1995 г., за 10 дней до смерти.

Награды: Орден Трудового Красного Знамени, Герой России.


Жорж Абрамович КОВАЛЬ

(25.12.1913-31.01.2006).

Оперативный псевдоним: Дельмар

Зона: США (1940-1948).

Первый шаг: выходец из США и аспирант Московского химико-технологического института заинтересовал разведку в 1939 г., в 1940м прошел спецподготовку и был командирован в США.

Разведдеятельность: единственный гражданин СССР, которому удалось лично проникнуть на секретные атомные объекты США. В 1943 г. призван в американскую армию, где обучался на специальных курсах и был отправлен на работу в атомный центр в Ок-Ридже. В 1945 г. переведен в лабораторию в Дейтоне. В 1946м демобилизован, из-за угрозы разоблачения вернулся в СССР.

Результат: передавал сведения о технологических процессах и объемах производства плутония, полония и других материалов, в 1945-1946 гг. передал особо важную информацию, которая помогла Курчатову решить проблему нейтронного запала атомной бомбы.

Судьба: после увольнения из разведки окончил аспирантуру МХТИ и преподавал в этом вузе около 40 лет.

Деталь: Александр Солженицын в романе "В круге первом" упоминает разведчика: "..на этих днях в Нью-Йорке советский агент Георгий Коваль получит... важные технологические детали производства атомной бомбы в радиомагазине".

Награды: Герой России (посмертно)


Урсула КУЧИНСКИ

(15.05.1907-07.07.2000).

Оперативный псевдоним: Соня, Маргарет

Зона: Китай (1930-1933), Маньчжурия (1934-1935), Польша (1936-1937), Швейцария (1938-1940), Великобритания (1941-1947).

Первый шаг: завербована в Китае Рихардом Зорге.

Разведдеятельность: хозяйка конспиративной квартиры в Китае. В Манчжурии установила связь с китайскими партизанами. В Польше обеспечивала радиосвязью резидента военной разведки. В Швейцарии создала свою резидентуру военной разведки. В Великобритании установила контакт с физиком Клаусом Фуксом.

Результат: организовала передачу материалов и образцов по британскому атомному проекту.

Судьба: после ухода из разведки стала писателем (псевдоним Рут Вернер), активным общественным деятелем.

Деталь: за 20 лет работы в разведке родила троих детей. Лишь однажды материнство помешало ей выполнить обязанности: "...находилась в роддоме и дважды не выходила в эфир, так как отмечала наблюдение за домом подозрительных лиц".

Награды: два ордена Красного Знамени, орден ГДР "За заслуги перед Отечеством", орден Карла Маркса, орден Дружбы.

Опасный маршрут шофера Сергеева

Текст: Вячеслав Кондрашов (доктор исторических наук)
В советских военных атташатах за рубежом работало большое количество офицеров разведки. Один из самых необычных случаев был отмечен в годы Великой Отечественной войны в США. Скромный водитель военного атташе одновременно являлся резидентом и работал исключительно полезно и активно.

Это был старший лейтенант Лев Сергеев.


Парень из Закаталы

Он родился 14 ноября 1906 г. в городке Закаталы на южных склонах Главного Кавказского хребта (ныне это территория Азербайджана). Детство выдалось трудным: отец умер, когда мальчику было три года, из-за бедности даже не удавалось регулярно ходить в школу. Но уже с малолетства, благодаря тому, что Лев жил в многонациональных кавказских городах, его отличали хорошие лингвистические способности. Это сыграет свою роль, когда придет пора "открывать Америку".

Лев Сергеев, красноармеец.

Метрическая запись о его рождении.

Но пока мальчишка работает в Махачкале расклейщиком объявлений, посыльным при красноармейском штабе, подсобником на гвоздильном заводе. Перебравшись в 1929 г. в Москву; поступает на годичные курсы военных санитаров, чтобы хоть как-то обеспечить свое безденежное существование. После учебы служит в Баку и Тбилиси - военная служба начинает нравиться ему до такой степени, что в 1933 г. он решает переквалифицироваться из санинструкторов в танкисты. Оканчивает Орловскую бронетанковую школу имени М.В. Фрунзе, в звании лейтенанта получает первое назначение - командиром учебного взвода этой школы...

А в 1937 г. с ним встретился сотрудник Разведывательного управления (РУ), прибывший в Орел для поиска кандидатов для службы в ведомстве. Молодой упорный офицер произвел благоприятное впечатление, Сергееву предложили в очередной раз "сменить специализацию". Он без раздумий согласился. В РУ быстро оценили способности нового коллеги к языкам и через два года направили на разведывательные курсы, где готовили кадры для нелегальной работы.

В результате Лев Сергеев оказался в агентурном отделе.


Открытие Америки

В конце 1930-х годов советско-американские отношения складывались непросто. Период широкого кредитования американцами советской промышленности закончился. В США нарастали антисоветские настроения, усилившиеся после присоединения к СССР Западной Украины и Западной Белоруссии и "зимней войны" с Финляндией. Весной 1940 г., когда Лев Александрович прибыл в Вашингтон, нашей разведке приходилось там работать в очень сложных условиях.

Новый разведчик, несмотря на невысокое звание, был неординарным человеком, готовым к самостоятельной агентурной работе. Учитывая это, Центр принял решение послать Сергеева за рубеж в качестве резидента с передачей ему на руководство трех опытных агентов. Они действовали под псевдонимами Доктор, Мастер и Министр (имена не раскрыты американцами до сих пор, и мы их раскрывать не станем). В распоряжение Сергеева были выделены и три офицера разведки в Вашингтоне.

Перед командировкой с разведчиком встретился начальник РУ генерал Иван Иосифович Проскуров, удостоенный звания Героя Советского Союза за воздушные бои в Испании. На встрече и был утвержден необычный статус вашингтонского резидента - шофер военного атташе. В Москве сочли, что ФБР и военная контрразведка американцев вряд ли смогут догадаться, кто сидит за рулем посольской машины.

Шофер Сергеев получил оперативный певдоним Морис.

Лев Сергеев ("Морис").

Центр предупредил военного атташе в США полковника Илью Михайловича Сараева, что его новый водитель будет выполнять поставленные ему задачи автономно. Поэтому следует предоставить старшему лейтенанту Сергееву возможность доступа в специальное помещение, где размещались шифровальщики, а также излишне не загружать его шоферскими обязанностями. Но последнее оказалось не так просто. Сараев часто совершал служебные визиты, посещал представительские мероприятия, сопровождал визитеров из Москвы. Поэтому времени на оперативную работу у резидента оставалось очень мало.

Другой сложностью оказалось получение доступа в спецпомещение, где можно было работать с секретными документами и вести шифрпереписку. Сараеву с трудом удалось получить согласие на это полпреда К.А. Уманского и представителя НКВД. Они не могли понять, что в этих святая святых разведки будет делать шофер...

Реальный разведывательный статус Мориса военный атташе раскрывать не мог.


Доктор, Мастер, Министр

Лишь к лету 1940 г. Лев Александрович, освоившись в новых условиях, стал находить достаточно времени для выходов в город. Центр поручил ему начать сбор достоверных сведений о курсе администрации Рузвельта не только в Европе, но и на Дальнем Востоке - привлекая к сотрудничеству новых агентов. Уже в начале 1941 г., проанализировали начальный этап работы Мориса, Центр признал его работу успешной. Резидент легализовался, разобрался в нюансах местной политики, хорошо изучил Вашингтон и его пригороды, не вызвал подозрений у ФБР и местных контрразведчиков. В качестве первого поощрения Сергееву присвоили звание капитана, что должно было закрепить его положение в посольстве.

Центр пришел к выводу: Морис может приступать к оперативной деятельности. И поставил ему задачу восстановить связь с агентами.

Первым стал Доктор.

Встреча состоялась в одном из небольших городков близ американской столицы. В парке на берегу озера увлеченно ловил рыбу пожилой человек. В назначенное время к нему подошел Морис и произнес фразу из пароля. Контакт состоялся, советский разведчик получил нужную информацию. В Москве с облегчением восприняли новости из Вашингтона. В Центре опасались, согласится ли опытный агент продолжить работу с неизвестным ему молодым человеком.

Доктор действительно оказался надежным и преданным нам агентом, он без сомнений признал Сергеева своим новым куратором.

Вероломное нападение фашистской Германии на СССР помогло резиденту наладить связи и с двумя другими высокопоставленными агентами. Министр и, несколько позднее, Мастер начали передавать советскому разведчику информацию о позиции правительства США в отношении СССР, а также об обстановке на советско-германском фронте. В июле - августе 1941 г. Сергеев докладывал в Центр о том, что администрация Рузвельта не очень охотно идет на оказание военной помощи Советскому Союзу - против этого выступает военное ведомство. В Москву уходили данные германского командования о положении дел на Восточном фронте, которые получала американская разведка.

Именно Морис, задействуя свои уникальные источники, доложил в Центр: Япония не будет выступать против СССР, пока Гитлер не добьется решающих побед на Восточном фронте.


Кадр из фильма "Вариант "Омега".

Вариант Омега

С лета 1941 г. резидентура в Вашингтоне стала работать активно и крайне результативно. Ей было присвоено кодовое обозначение Омега, с которым она и вошла в мировую историю спецслужб.

В конце августа Вашингтон посетил начальник РУ генерал-лейтенант Филипп Иванович Голиков. Он был командирован в США решением Государственного Комитета Обороны для налаживания союзнических контактов. Но, несмотря на чрезвычайную занятость, дважды выделил время для встречи с Сергеевым. Начальник разведки убедился, насколько велик потенциал резидентуры. И поставил Морису дополнительные задачи.

А еще дал указание в Москву переназначить шофера Сергеева на должность делопроизводителя аппарата военного атташе с повышением оклада.

В 1942 г. был завербован новый ценный агент, привлеченный к сотрудничеству Мастером. Он согласился помочь Советскому Союзу, бескорыстно передавая сведения о Германии и Японии. Информационные возможности резидентуры после этого заметно возросли. Агент сам оказался искусным вербовщиком и вскоре привлек к работе сотрудницу одной из американских разведывательных структур. Она передавала Морису сводки об обстановке в Европе и Тихоокеанской зоне, подготовленные на основе данных американской разведки.

В следующем году на основе данных, собранных Мастером, Сергеев провел операцию по вербовке еще одного ценнейшего агента: тот работал в одной из разведслужб США. Вкупе с тремя важными агентами, которых Морис привлек к сотрудничеству, это радикально повысило информационные возможности Омеги. В 1943 г. Центр получил 2401 секретный документ и 420 срочных донесений в виде телеграмм.

В них раскрывались важные для Москвы вопросы, включая военно-стратегическую обстановку в Европе и ситуацию в Японии. Морис, в частности, сообщил в Москву о результатах конференции, проведенной летом 1943 г. в Квебеке с участием Рузвельта и Черчилля. Там было решено второй фронт в текущем году не открывать, так как немцы еще далеки от поражения.

Члены Квебекской конференции. 1943 г.


Вскрытая "Энигма"

Перспективной для Мориса стала и работа его агентов в военном ведомстве США. Американские дешифровальщики ознакомились с опытом англичан по раскрытию кодов немецкой шифровальной машины "Энигма" и сами стали взламывать их. Так в Вашингтоне появилась возможность читать секретную переписку германской армии. А копии этих материалов источники передавали Морису! В документах нередко содержалась информация стратегического характера. В мае 1943 г., накануне Курской битвы, Морис докладывал в Центр о том, что главный удар немцев в летней кампании будет нанесен из района Курск - Орел в направлении на Воронеж.

А вот разведстатистика 1944 г.: Морис направил в Центр 2420 ценных секретных документов, на основании устной информации агентов подготовил 305 срочных донесений. За высокие результаты в работе Сергееву было досрочно присвоено звание майора. В августе 1944-го начальник Главного разведывательного управления докладывал И.В. Сталину:

"ГРУ в течение ряда лет работало над созданием в США важной разведгруппы, способной широко освещать внешнюю политику правительства США и деятельность основных правительственных учреждений. Можно с уверенностью сказать, что ГРУ удалось создать организацию, дающую материалы большой государственной важности. Эта организация систематически работает в течение последних двух лет...

Наши источники могут выполнять крупные правительственные задания по освещению важнейших военных и военно-политических проблем...".

Немецкая шифровальная машина "Энигма".


Сюжет из "Семнадцати мгновений весны"

Сергееву стало заблаговременно известно о планировании переговоров высокопоставленного американского разведчика Аллена Даллеса с опергруппенфюрером Карлом Вольфом - высшим руководителем СС и полиции в немецкой южно-европейской группе армий. На них должен был обсуждаться вопрос о сдаче в плен американцам немецкой группировки. Морис немедленно проинформировал об этом Москву, после чего последовал дипломатический демарш советской стороны. Сепаратные контакты американских разведчиков с представителями СС были прекращены.

Этот сюжет стал одним из ключевых в фильме "Семнадцать мгновений весны".

Факт биографии полковника Сергеева достался штандартенфюреру Штирлицу из фильма "17 мгновений весны".

Но в отличие от Штирлица, специальная командировка майора Сергеева завершилась в январе 1945 г. Он провел в США около пяти лет. Результаты работы неординарного разведчика отражены в подготовленном в ГРУ заключении:

"Созданная Морисом группа агентов была признана Центром весьма ценной. Одновременно с увеличением агентурной сети Морис добился активизации ее работы. Преодолевая трудности в руководстве агентурной сетью, Морис умело руководил своими агентами, которые ежегодно передавали ему около 20 тысяч листов секретных и совершенно секретных документов. Материалы агентов резидентуры Мориса отражали важные вопросы и в своем большинстве использовались для докладов советскому правительству...

Два ордена Ленина, два ордена Красного Знамени, два ордена Красной Звезды, медаль "За победу над Германией"... А еще оценка работы резидентуры Сергеева в том, что ни один из его агентов-источников не вызвал подозрений у американской контрразведки.

После войны полковник Лев Александрович Сергеев трудился в центральном аппарате ГРУ. Скончался 4 декабря 1994 г.

Глаза и уши 2-го Белорусского

Текст: Семен Экштут (доктор философских наук)
Поразительный альбом "Результаты деятельности разведывательных органов 2-го Белорусского фронта (май 1944 г. - май 1945 г.)" хранится в фондах Центрального музея Вооруженных Сил. Наш обозреватель вгляделся в безымянные лица на фотографиях. И сам сын фронтовика, не мог не начать трудоемкий поиск... Сегодня мы возвращаем Родине имена ее защитников.

"Изучать противника, улучшать разведку - глаза и уши армии, помнить, что без этого нельзя бить врага наверняка".

Маршал Советского Союза И.В. Сталин.
Приказ Верховного Главнокомандующего
1 мая 1943 года N 195.

 

Альбом генерала Виноградова

20 августа 1945 г. в Северной группе войск по приказу Главкома Маршала Советского Союза Константина Константиновича Рокоссовского начала работать научная конференция по обобщению боевого опыта 2-го Белорусского фронта в годы Великой Отечественной войны1. Конференция продолжалась четыре дня. В ее работе приняли участие 333 боевых офицера, включая 68 генералов2.

22 августа с докладом выступил начальник Разведывательного управления штаба СГВ генерал-майор Илья Васильевич Виноградов3. Генерал подготовился основательно: главные тезисы выступления были подкреплены демонстрацией фотографий, графиков и схем из альбома. Но, прежде чем раскрыть альбом, давайте всмотримся в лицо докладчика...

Генерал-майор Илья Васильевич Виноградов начальник разведотдела штаба 2-го Белорусского фронта.

Жизнь и судьба генерала Виноградова (1906-1978) были неразрывно связаны с военной разведкой. Еще в 1917 г., в возрасте всего-навсего 11 лет, он добровольно записался в Красную гвардию. В Красной армии служил с момента ее создания, воевал на фронтах Гражданской войны, где был трижды ранен, и в июне 1925 г. стал начальником команды полковых разведчиков. В 1936 г., после окончания академии им. М.В. Фрунзе, возглавил разведку кавалерийской дивизии. В 1938м - разведотдел (РО) штаба Белорусского военного округа. Еще в предвоенный период он окончил две военные академии - им. М.В. Фрунзе и Генерального штаба. В августе 1940 г. 34-летнего полковника Виноградова назначили начальником отдела приграничной разведки Разведывательного управления Генерального штаба. Фактически в его подчинении оказалась вся войсковая разведка Красной армии.

В годы Великой Отечественной войны полковник, а с 1942 г. - генерал-майор Виноградов был начальником РО штаба шести фронтов: Юго-Западного, Сталинградского, Донского (Центрального), Воронежского, 2-го Белорусского4. Это абсолютный рекорд! А в начале января 1943 г. самый молодой генерал среди начальников разведки фронтов прочно вписал свое имя в историю Сталинградской битвы. Стремясь избежать кровопролития, командование Красной армии попыталось через парламентеров вручить немецким войскам окруженной армии Паулюса ультиматум о капитуляции. Вспоминает маршал Рокоссовский:

"Поскольку Ставка определила нам срок вручения ультиматума противнику за два дня до начала наступления, мы решили это сделать утром 8 января. Провести ответственную процедуру было поручено разведуправлению фронта, которое возглавлял хороший работник и замечательный товарищ - генерал И.В. Виноградов. К участию в ней рекомендовалось привлечь добровольцев. ...Сопровождать наших посланцев, находясь на удалении и не обнаруживая себя противнику, взялся сам Виноградов.

...С вражеской стороны никто не вышел навстречу нашим парламентерам. Более того, по ним был открыт огонь, сначала одиночный ружейный, а затем пулеметный и даже минометный.

Парламентеры вынуждены были вернуться. Бедному Виноградову пришлось проползти некоторое расстояние по-пластунски: почему-то по нему огонь велся особенно усердно.

Наша попытка проявить гуманность к попавшему в критическое положение противнику не увенчалась успехом. Грубо нарушая международные правила, гитлеровцы открыли огонь по парламентерам. Нам оставалось сейчас одно - применить силу"5.

Боевой путь разведорганов из альбома генерала И.В. Виноградова.

18 февраля 1945 г. маршал Рокоссовский коричневым карандашом из набора "Тактика" размашисто подписал представление генерал-майора Виноградова к полководческому ордену Богдана Хмельницкого I степени. Лишь три генерала из 43 руководителей разведки фронтов были отмечены полководческими орденами первой степени. Одним из них стал Виноградов, сумевший сколотить очень мощную команду фронтовых разведчиков - начиная со своих заместителей и заканчивая рядовыми пешей разведки.

Разведчики форсируют кубанские плавни. / РИА Новости

Убедимся в этом, листая страницы альбома. Перед нами "вся королевская рать" разведчиков 2-го Белорусского фронта - глаза и уши маршала Рокоссовского. Этот альбом в августе 1945 г. с интересом листали все участники конференции - начиная с четырех генерал-полковников и заканчивая восемью капитанами. Тогда они, конечно, не обратили внимания на многочисленные помарки и неточности - начиная с неправильных инициалов и заканчивая перепутанными фотографиями. И, разумеется, там не было почти никаких подробностей о боевом пути разведчиков.

Через 73 года "Родина" устранила эту несправедливость.

ФОТО 1

Начальник РО штаба 2-го Белорусского фронта с заместителями по войсковой и агентурной разведке.

Полковник Борис Кирикович Ермашкевич (1907-1982), заместитель начальника РО фронта по войсковой разведке и информации, начал войну старшим лейтенантом, а закончил полковником. 18 февраля 1945 г. генерал Виноградов представил своего зама к награде, а уже 20 февраля маршал Рокоссовский подписал приказ о награждении полковника Ермашкевича орденом Отечественной войны I степени. "Войсковая разведка захватом пленных и документов правильно определила истинный передний край обороны противника, боевые порядки, систему и тактические резервы противника, что подтверждено боевыми действиями и трофейными документами".

Вписал свое имя и в историю русской охоты, был председателем Центрального совета Военно-охотничьего общества Министерства обороны. Генерал-лейтенант (1966).

Подполковник Георгий Андреевич Рычков (1909-1977), заместитель начальника РО фронта по агентурной разведке. Владел японским, английским, монгольским языками. В предвоенный период находился в длительной служебной командировке. Из наградного листа: "Много сделал для повышения квалификации оперативных работников, постоянно совершенствовал методы агентурной разведки. Наиболее квалифицированных специалистов готовил лично сам.... К началу наступления войск фронта в тылу противника действовали 24 резидентуры с развернутой сетью осведомителей. Районы южной части Восточной Пруссии и занятые противником районы Польши систематически и всесторонне освещались. Данные об оборонительных рубежах, коммуникациях, передвижениях войск противника в результате хорошо поставленной радиосвязи своевременно поступали командованию".

20 февраля 1945 г. приказом маршала Рокоссовского награжден орденом Красного Знамени. Отличился при проведении Восточно-Прусской стратегической наступательной операции, "лично участвовал в переброске разведгрупп через линию фронта на самолете". 5 июня за новые боевые заслуги приказом маршала Рокоссовского удостоен ордена Богдана Хмельницкого III степени. Следовательно, снимок сделан не ранее начала июня 1945-го. Генерал-майор (1962).

ФОТО 2

Результаты войсковой разведки 2-го Белорусского фронта в ходе подготовки и проведения Белорусской СНО "Багратион" (23 июня - 29 августа 1944 г.).

Подполковник Владимир Иосифович Богуславский (1915-?), начальник 1-го отделения РО штаба фронта (войсковая разведка). Участник Финской войны. На фронте с декабря 1941 г. В октябре 1942-го награжден медалью "За отвагу". При налете вражеской авиации на штаб армии "несмотря на обстрел самолетов противника спас все имущество и документы отдела из горящего дома. ...Во всей своей боевой работе тов. Богуславский никогда не считается с трудностями и опасностями для жизни".

20 февраля 1945 г. приказом маршала Рокоссовского награжден орденом Красного Знамени. "Во время наступления... большую часть времени находился в войсках на направлении главного удара, помогал организовывать разведку, сбор и обработку данных о противнике, проверяя выполнение приказаний по разведке". 5 июня за новые боевые отличия приказом маршала Рокоссовского удостоен ордена Кутузова III степени, которого нет на фото в альбоме. "С развитием наступления в Западной Померании войсковая разведка вскрыла все перегруппировки противника и установила слабые места в системе его обороны, чем обеспечила успешное наступление наших войск".

Старший сержант Иван Захарович Задорожный (1925-после 1985), командир взвода пешей разведки 194-го стрелкового Ташкентского Краснознаменного полка 162-й стрелковой Средне-Азиатской Новгород-Северской Краснознаменной дивизии. Человек неиссякаемой отваги, завидного мужества и поразительной предприимчивости. 28 февраля 1945 г. рядовой Задорожный, ранее награжденный орденом Славы III степени и медалью "За отвагу" был представлен к присвоению звания Героя Советского Союза. "...За время наступления на протяжении 300 км взял в плен 20 "языков". Как только утихал бой, шел смело в ночные поиски, неоднократно пробирался в тылы врага, где дерзкими налетами сеял панику и смятение среди гитлеровцев. Имея всегда точные сведения о противнике, он указывал цели самоходным пушкам, артиллеристам, минометчикам, стрелкам и пулеметчикам. Своими умелыми действиями заслужил высокой похвалы и каждый боец, и офицер знали, что там, где побывал разведчик Задорожный, враг будет разгромлен и одержана победа".

Представление не было поддержано командармом, который своей властью наградил рядового разведчика орденом Красного Знамени. Вместо звания Героя красноармейцу Задорожному присвоили звание старшего сержанта и назначили командиром взвода пешей разведки. "При форсировании реки Одер 17 апреля 1945 г. под огнем противника умело организовал разведку и стремительным броском с группой разведчиков переправился на западный берег реки Ост Одер, где разведал огневые точки противника... Огневые точки были подавлены и наши подразделения успешно форсировали реку". 12 мая за этот и другие подвиги был награжден орденом Отечественной войны II степени. Орден хорошо различим на фото.

Храбрый разведчик ни разу не был ранен или контужен.

Старший сержант Николай Геннадиевич Лебедев (1919-?), помкомвзвода 81 отдельной разведроты 325 стрелковой Двинской дивизии. Воевал с 22 июня 1941 г.. Пять раз ранен. Захватил 16 языков и уничтожил 32 (по другим данным - 39) немецких солдата. Награжден орденами Красного Знамени, Отечественной войны I степени (дважды), Славы III степени, медалями "За отвагу" и "За боевые заслуги".

Старшина Николай Николаевич Жарков (1921-?), помкомвзвода 77 отдельной разведроты 15 Сивашско-Штеттинской ордена Ленина дважды Краснознаменной ордена Суворова II степени дивизии. Воевал с сентября 1942 г. Был дважды ранен. Многократно руководил группами по захвату пленных, "неоднократно проявляя образцы умелого ведения разведки и личной храбрости и настойчивости". Награжден орденами Отечественной войны I и II степени, Красной Звезды (дважды), Славы III степени, медалью "За отвагу".

ФОТО 3

Результаты воздушной разведки 2-го Белорусского фронта в ходе подготовки и проведения операции "Багратион" (1944 г.).

Полковник Василий Федорович Воронов (1905-1963), начальник РО штаба 4 воздушной армии. Воевал с 22.06.1941. Кавалер девяти орденов, в том числе Кутузова II степени и Суворова III степени. Генерал-майор авиации (1953).

Гвардии майор Семен Ильич Харламов (1921-1990). Совершил 419 боевых вылетов с целью разведки войск, боевой техники и оборонительных сооружений противника. Герой Советского Союза. Кавалер 12 орденов, в том числе ордена Александра Невского. Генерал-полковник авиации (1975). Главный консультант культового кинофильма "В бой идут одни "старики".

Гвардии капитан Андрей Михайлович Кулагин (1921-1980). Совершил 256 боевых вылетов на разведку войск противника. Лично сбил 32 самолета врага и 7 - в составе группы. Герой Советского Союза. Кавалер восьми орденов, в том числе ордена Александра Невского. Полковник.

Гвардии подполковник Александр Петрович Бардеев (1910-1988), командир 164-го отдельного гвардейского разведывательного авиационного Керченского Краснознаменного полка. Герой Советского Союза. Кавалер девяти орденов, в том числе ордена Александра Невского. Полковник.

ФОТО 4

Результаты радиоразведки 2-го Белорусского фронта в ходе подготовки и проведения операции "Багратион" (1944 г.).

Подполковник Иван Федорович Белоусов (1905-?), начальник 6-го отделения РО штаба фронта (радио- и радиотехническая разведка и агентурная радиосвязь). Кавалер четырех орденов, в том числе ордена Кутузова III степени.

ФОТО 5

Результаты войсковой разведки 2-го Белорусского фронта в ходе подготовки и проведения Восточно-Прусской СНО (13 января - 25 апреля 1945 г.).

Полковник Дмитрий Дмитриевич Прокофьев (1905-?), начальник РО штаба 70-й армии. Кавалер семи орденов, в том числе ордена Кутузова II степени.

Старший сержант Раинжан Кочкарев (1917-?), командир отделения 74-й отдельной разведроты 71-й стрелковой Торуньской Краснознаменной дивизии. Награжден орденами Красной Звезды, Славы II и III степени, медалью "За отвагу".

Сержант Сергей Павлович Клочков (1923-?), командир отделения 74-й отдельной разведроты 71-й стрелковой Торуньской Краснознаменной дивизии. Награжден орденами Красной Звезды, Славы II и III степени, медалью "За отвагу"6.

Старшина Иван Иосифович Кошкарев (1918-?), помкомвзвода 74-й отдельной разведроты 71-й стрелковой Торуньской Краснознаменной дивизии. Награжден орденами Красного Знамени, Красной Звезды, Славы III степени.

ФОТО 6

Результаты артиллерийской разведки 2-го Белорусского фронта в ходе подготовки и проведения Восточно-Прусской СНО (1945 г.).

Подполковник Михаил Алексеевич Михайловский (1912-1945), начальник РО штаба 121-го стрелкового корпуса. Воевал с 22.06.1941. Четыре раза ранен (дважды - тяжело), два раза контужен. Награжден орденами Красного Знамени, Красной Звезды.

Гвардии рядовой Немдов (? -?). Награжден орденами Отечественной войны II степени, Красной Звезды и четырьмя медалями "За отвагу". Информация не рассекречена. Место службы и послевоенная биография неизвестны.

Гвардии рядовой Тарамов (? -?). Награжден орденами Славы II и III степени, медалью "За отвагу". Информация не рассекречена. Место службы и послевоенная биография неизвестны.

Старший сержант Александр Никифорович Аксенов (1913-?), помкомвзвода пешей разведки 329-го стрелкового полка, 70-й стрелковой дивизии 43-й армии7. Награжден четырьмя орденами: Красного Знамени, Богдана Хмельницкого III степени, Отечественной войны I степени, Красной Звезды.

ФОТО 7

Результаты воздушной разведки 2-го Белорусского фронта в ходе подготовки и проведения Восточно-Прусской СНО (1945 г.).

Майор Николай Иванович Яминский (1910-?), заместитель начальника РО штаба 4-й воздушной армии. Кавалер пяти орденов: Красного Знамени (дважды), Кутузова III степени, Отечественной войны I степени, Красной Звезды.

Гвардии старший лейтенант Владимир Александрович Михайлов (1920-1946), командир звена 163-го гвардейского истребительного авиационного Феодосийского Краснознаменного ордена Суворова III степени полка. Произвел 690 боевых вылетов, из них 610 - на ближнюю разведку. Провел 113 воздушных боев, лично сбил 8 самолетов противника. Герой Советского Союза (1946, посмертно). Кавалер семи орденов. Трагически погиб от удара электротоком.

Гвардии капитан Сергей Иванович Никитин (1918-после 1985), штурман эскадрильи 164-го отдельного гвардейского разведывательного авиационного Керченского Краснознаменного полка. Совершил 215 боевых вылетов на разведку. Кавалер шести орденов.

Гвардии майор Николай Иванович Застоин (1915-?), командир эскадрильи 164-го отдельного гвардейского разведывательного авиационного Керченского Краснознаменного полка. Воевал с 22.06.1941. Совершил 386 боевых вылетов на разведку, а все летчики его эскадрильи - 2 450 вылетов. Кавалер шести орденов, в том числе ордена Александра Невского8.

Гвардии старший лейтенант Фарваз Вазиевич Хусаинов (1919-после 1985), летчик-наблюдатель старший 164-го отдельного гвардейского разведывательного авиационного Керченского Краснознаменного полка. Воевал с 22.06.1941. Совершил 205 боевых вылетов на разведку с налетом 326 часов. Кавалер шести орденов.

ФОТО 8

Результаты инженерной разведки 2-го Белорусского фронта в ходе подготовки и проведения Восточно-Прусской СНО (1945 г.).

Полковник Михаил Данилович Максимцов (1909-1994), заместитель начальника инженерных войск, начальник штаба инженерных войск фронта. Кавалер восьми орденов, в том числе ордена Богдана Хмельницкого I степени (29.05.1945), и медали "За отвагу" (1942). Генерал-майор инженерных войск (1953).

Старший сержант Алексей Максимович Мамонтов (1921-?), помкомвзвода пешей разведки 415-го стрелкового Краснознаменного полка 1-й стрелковой Брестской Краснознаменной дивизии 70-й армии. Награжден четырьмя орденами: Красного Знамени, Богдана Хмельницкого III степени (05.06.1945), Красной Звезды, Славы III степени, двумя медалями "За отвагу".

Старший сержант Николай Семенович Семенов (1905-?), командир отделения 77-й отдельной разведроты 15-й стрелковой Сивашской ордена Ленина дважды Краснознаменной дивизии 65-й армии. Награжден четырьмя орденами: Красной Звезды (дважды), Славы II и III степени, двумя медалями "За отвагу".

Сержант Андрей Яковлевич Вдовин (1919-после 1985), стрелок взвода разведки 286-го стрелкового полка 90-й стрелковой Ропшинской Краснознаменной дивизии 2 ударной армии. Стал одним из 204 рядовых Красной армии, награжденных орденом Богдана Хмельницкого III степени (31.05.1944). Так же награжден орденами Отечественной войны II степени (1985), Славы III степени и медалью "За отвагу".

Лыжники-автоматчики выдвигаются на огневую позицию. / РИА Новости

ФОТО 9

Результаты войсковой разведки 2-го Белорусского фронта в ходе подготовки и проведения Восточно-Прусской СНО (10 февраля - 4 апреля 1945 г.).

Полковник Павел Миронович Синеокий (1901-1977), начальник РО штаба 2-й ударной армии. Кавалер восьми орденов, в том числе ордена Кутузова II степени. Генерал-майор (1958).

Ефрейтор Константин Васильевич Титкин (1927-?), разведчик разведроты 47 механизированной Духовщинской Краснознаменной бригады. Награжден тремя орденами: Красной Звезды (дважды), Славы III степени, медалью "За отвагу".

Старшина Петр Михайлович Звягинцев (1922-1998), разведчик взвода пешей разведки 1344-го стрелкового полка 319-й стрелковой Двинской дивизии 43-й армии. В годы войны был восемь раз награжден - орденами Отечественной войны II степени, Красной Звезды (дважды), Славы II и III степени, тремя медалями: "За отвагу" (дважды) и "За боевые заслуги". Чтобы оценить всю грандиозность этой цифры, следует знать, что генерал Виноградов, один из трех самых награждаемых начальников РО фронта, получил в годы войны пять боевых орденов. После войны отмечен орденами Отечественной войны II степени (1985), Красной Звезды. Подполковник.

ФОТО 10

Результаты инженерной разведки 2-го Белорусского фронта в ходе подготовки и проведения Восточно-Прусской СНО (1945 г.).

Гвардии подполковник Владимир Васильевич Волков (1903-?), начальник РО штаба 3 гвардейского кавалерийского Гродненского ордена Ленина Краснознаменного корпуса. Воевал с 22.06.1941. Награжден четырьмя орденами: Красного Знамени, Александра Невского, Отечественной войны I и II степени.

Ефрейтор Василий Михайлович Колесников (1919 - после 1985), сапер-разведчик отдельной мотоинженерной разведроты 236-го инженерно-саперного батальона 48-й инженерно-саперной Брестской бригады 70-й армии. Награжден четырьмя орденами: Отечественной войны II степени (1985), Красной Звезды, Славы II и III степени, медалью "За отвагу".

Гвардии старший лейтенант Сафар Тамашевич Кубанов (1922-1994), командир взвода отдельного разведывательного эскадрона, затем - помощник начальника разведки 5-й гвардейской кавалерийской Бессарабско-Танненбергской ордена Ленина Краснознаменной ордена Суворова III степени дивизии имени Г.И. Котовского. Карачаевец. Начальник штаба дивизии сказал ему: "Тебя должны были снять с фронта как представителя репрессированного народа, и мы еле отстояли". По этой причине не был представлен к званию Героя.

Три раза ранен и один раз тяжело контужен. Участник двух парадов на Красной площади - 7 ноября 1941 г. и Парада Победы в 1945 г. (нес Знамя дивизии). Награжден орденами Красного Знамени (дважды), Отечественной войны I (дважды - в 1943 и 1985) и II степени (02.06.1945), Красной Звезды. После окончания войны демобилизовался из армии и отправился на поиск родных. Лишь в 1946 г., приехав в совхоз "Пахта-Арал" Казахской ССР, узнал о совершившейся трагедии: в ссылке умерли его отец, мать, и все девять братьев и сестер.

ФОТО 11

Результаты войсковой разведки 2-го Белорусского фронта в ходе подготовки и проведения Одерской операции (1945 г.).

Полковник Иван Кузьмич Никитин (1911-1950), начальник РО штаба 65-й армии. "Проявил самоотверженность, полное знание своего дела и инициативу, стремление к полному сбору точных данных группировки, действий и сил противника". Награжден семью орденами, в том числе орденом Кутузова II степени.

Сержант Михаил Кириллович Литовка (1920-?), разведчик 67-й отдельной разведроты 26-й стрелковой Сталинской дважды Краснознаменной ордена Суворова II степени дивизии. Награжден тремя орденами: Красной Звезды, Славы II и III степени.

Старшина Петр Капитонович Радикальцев (1912-1977), помкомвзвода пешей разведки 312-го стрелкового полка 26-й стрелковой Сталинской дважды Краснознаменной ордена Суворова II степени дивизии. Четыре раза ранен. "Показал себя мужественным, решительным и находчивым младшим командиром-разведчиком. Он всегда первым идет в разведку и смело ведет за собой остальных разведчиков". Полный кавалер ордена Славы9. Награжден медалями "За отвагу" и "За боевые заслуги".

В 1945 г. демобилизован. Вернулся на стеклозавод в городе Улан-Удэ, с которого уходил на фронт в августе 1942-го. Проработал на заводе более 20 лет, сначала загрузчиком топлива в механическом цехе, а затем газогенераторщиком.

Мы дошли до Германии! Разведчики 2-го Белорусского фронта на берегу Балтийского моря. 1945 г. / ТАСС


1. Северная группа войск (СГВ) - оперативно-стратегическое военно-территориальное формирование Вооруженных Сил, находившееся в Польше (включая земли Силезии и Померании, передаваемые от Германии в состав Польши). СГВ создана на базе 2-го Белорусского фронта директивой Ставки Верховного Главнокомандования N 269 от 29 мая 1945 года, а уже 19 июня Главком СГВ маршал Рокоссовский приказал провести научную конференцию.
2. Именной список участников научной конференции по обобщению боевого опыта войск 2 Белорусского фронта // Центральный архив Министерства обороны (ЦАМО). Ф. 46. Оп. 2394. Д. 1547. Л. 432. В работе конференции в качестве представителя Генерального штаба приняли участие генерал-лейтенант Евгений Александрович Шиловский (прототип Вадима Рощина в романе Алексея Толстого "Хождение по мукам" мужа Маргариты в романе Михаила Булгакова "Мастер и Маргарита") и ответственный редактор журнала "Военная мысль" генерал-майор Николай Александрович Таленский.
3. Тезисы генерала-майора Виноградова для выступления на научной конференции по обобщению боевого опыта 2 Белорусского фронта // ЦАМО. Ф. 46. Оп. 2394. Д. 1547. Л. 374-383.
4. Ярухин Ю.М. Великая Отечественная. Начальники разведки фронтов, армий, флотов, флотилий. Киев: Военная разведка, 2013. С. 51, 52, 99-108.
5. Рокоссовский К.К. Солдатский долг. 5-е изд. М.: Воениздат, 1988. с. 172-174 (Военные мемуары).
6. 28 мая 1945 года, уже после оформления альбома, Кочкарев и Клочков были награждены орденом Славы II степени, и этих наград еще нет на их групповом снимке.
7. 43-я армия была передана в состав 2-го Белорусского фронта 1 мая 1945 года, следовательно, работа над альбомом началась позднее этой даты. По этой же причине на фото Аксенова нет ордена Богдана Хмельницкого III степени, которым он был награжден 30.04.1945.
8. Звание майора присвоено 14 мая. Приказ о награждении орденом Александра Невского подписан 31.05.1945, уже после оформления альбома.
9. Орденом Славы I степени награжден 29.06.1945, после окончания работы над оформлением альбома.

День Ангелова

Военный перевод преподавался в Московском Государственном институте иностранных языков имени Мориса Тереза весьма серьезно. На последних курсах два дня занятий из шести отдавались на переводческом факультете этому непростому предмету. Учили нас офицеры с богатой военной практикой. В конце 1960-х - начале 1970-х годов были среди них и участники Великой Отечественной войны, увешанные орденами.

Настоящий полковник

У этих преподавателей было не сачкануть да и попытаться разжалобить наших полковников было глупо. Может, потому и военный перевод все студенты-переводчики осваивали твердо. Во мне до сих пор сидят все непростые английские и американские военные термины. Разбуди и сейчас посреди ночи, допрошу на английском взятого в плен или сумею перевести характеристики чужого оружия тех времен. Пусть этого в жизни ни разу и не потребовалось, но потерянным временем занятия военным переводом не считаю.

Тем более что преподаватель был у нас отличный - полковник Павел Никитич Ангелов. Китель - в орденских планках. Подтянутый, всегда выбритый, на инязовских вечерах иногда появлялся в штатском и отличался от своих коллег по военной кафедре непривычной для тех лет элегантностью.

Каждая встреча с ним - событие. День Ангелова.


Допросы "по уставу"

Учебные группы были небольшие - человек по семь-восемь. Мы приветствовали полковника, он аккуратно вешал китель, переворачивал стул, усаживаясь к нам лицом. И шла работа, бывало, часов по шесть в день. Язык он знал прекрасно. Мы участвовали с ним, как бы сказали сейчас, в ролевых играх. Особенно нравилось допрашивать Ангелова, выступавшего англоязычным офицером. Он хитрил, сбивал нас с толку. Хотя сам же и учил нас, что по "их" уставу ради спасения жизни плененный американец имеет право ответить на некоторые вопросы.

Но переводчики - особые люди, убежденные, что их профессия самая лучшая. Даже молодые пытались разобраться в нюансах языка. И, не сговариваясь между собой, мы решили, что английский у нашего полковника какой-то не такой. Акцент необычный, даже не американский, чем-то отличающийся от привычного.

В нашем институте задавать лишние вопросы было не принято. Проявишь чрезмерное любопытство и окажешься, как говорили только в инязе, а не в Англии, "unabroadable" - то есть не имеющим права выезда за границу. Но мой друг - однокашник К., еще в студенческие времена награжденный боевой медалью за удачные переводы на высотах израильско-египетской границы, узнал тайну произношения полковника.

Московский государственный педагогический институт иностранных языков имени Мориса Тореза. Урок синхронного перевода. 1974 г. / Р.Озерский / РИА Новости


Побег в тапочках

Наш милейший преподаватель в конце войны служил в военной разведке. И якобы его, нелегала, внедрили в Канаду под видом болгарина. Ведь и фамилия Ангелов - скорее болгарская. Работа по атомной проблематике шла успешно. На связи молодого офицера-нелегала было несколько серьезных источников, и один - очень важный. Этот североамериканский ученый, возможно, и передал Ангелову некие секреты, связанные с ураном.

И все бы хорошо, но предатель из посольства попросил убежища у американцев. Над многими нашими агентами - верными друзьями сгустились тучи. Вот и ученого, который помогал Ангелову, арестовали.

А советский нелегал Ангелов сбежал. Добрался до морского порта как был, в домашних тапочках. Нашел корабль под серпастым флагом, поднялся на борт, и судно тотчас отчалило.

Конечно, после нескольких лет работы в Канаде у полковника остался неслыханный нами (откуда же в те годы?) канадский акцент.

С годами удалось выяснить: есть в этой инязовской легенде и доля правды. Офицер Ангелов работал в военном атташате при посольстве СССР в Канаде примерно с 1943 года. В 1945-м ему удалось возобновить прерванную было связь с действительно важнейшим источником - английским ученым-атомщиком, Аланом Нанном Мэем. Тот вступил в компартию Англии в 19 лет и, обратите внимание, в 1933 году закончил в Кембридже тот же Тринити Колледж, что и члены "Кембриджской пятерки" во главе со знаменитым разведчиком Филби.

Случайность?


Английский ученый-атомщик Алан Нанн Мэй.

Выбор Мэя

В конце войны агент уже не горел желанием сотрудничать с Советами. И Ангелов рискнул: он пришел к Алану прямо домой. Прием совершенно для военной, да и любой другой разведки, берегущей своих источников, нехарактерный. Но решалась судьба создания советской атомной бомбы, порой шли напролом. Мэй упирался, говорил, что и так много сделал, а сейчас чувствует, что попал под колпак контрразведки. Но Ангелов, действуя исключительно решительно и пренебрегая дипломатией, его "уговорил".

Физик передал своему куратору образцы урана-233 и урана-235, а также доклад о ядерных исследованиях.

Теперь как-то забыто, что ученые из нетронутой войной Канады принимали активное участие в Манхэттенском проекте. А у Мэя, трудившегося в Монреальской исследовательской лаборатории, к тому же были прекрасные рабочие отношения не только с английскими, но и с американскими учеными. Он не раз приглашался в засекреченные места, где в США создавали атомную бомбу - от Чикаго до маленьких городишек. И вскоре Алан передал Павлу ценнейшие сведения: общие данные по Манхэттенскому проекту, фамилии ученых и, к тому же, точные адреса атомных заводов и лабораторий.

Но, может быть, наиболее востребованными стали образцы урана-233 и 235, которые от Мэя попали сначала к Ангелову, а вскоре и в Москву. Не знаю, правда или нет, тут снова попахивает легендой, но один из атомных разведчиков свидетельствовал: это он, а не Ангелов доставил их спецрейсом в Москву. Прямо на летном поле осторожно вручил ампулы, которые прятал в поясе, руководителю военной разведки. Тут и подъехала черная машина со шторками. Из окна появилась протянутая рука, взяла ампулы, и машина исчезла. Так образцы попали к куратору советского атомного проекта Лаврентию Берии.

А Мэй не зря волновался. Шифровальщик посольства СССР в Оттаве Гузенко выдал многих - и советских разведчиков, и их агентов. Весной 1946 года Мэя арестовали и дали десять лет тюрьмы, которые он отсиживал уже в Англии. В 1953 году за примерное поведение был выпущен на свободу. Никогда не раскаивался в содеянном и мирно скончался в возрасте 91 года в Кембридже.

Здесь мы встретились с Павлом Никитовичем...

P.S.

Павел Ангелов вынужден был срочно покинуть Канаду. Работал в ГРУ, потом преподавал у нас в инязе.

Прошло уже 49 лет, но я и сейчас помню, как мы приветствовали полковника Ангелова им же в нас и вколоченным:

- Dress right dress. Ready Front! Eyes left! Comrade colonel..

"Сатурн" был виден всем

1

"ПОДВИГ РАЗВЕДЧИКА"

Год выхода на экраны: 1947.

Прототип: Николай Иванович Кузнецов. Герой Советского Союза, лично ликвидировавший 11 генералов и высокопоставленных чиновников Третьего рейха.

Сюжет: Советский разведчик, находящийся в тылу врага под именем Генриха Эккерта, должен добыть секретную переписку генерала фон Кюна с немецким командованием.

(За первые 10 дней фильм посмотрели свыше 1 млн зрителей.)

2

"ВДАЛИ ОТ РОДИНЫ"

Год выхода на экраны: 1960.

Прототипы: Петр Иванович Прядко. До войны работал начальником склада ГСМ, на той же должности продолжил работу после выполнения задания в тылу врага.

Александр Иванович Козлов. Его семья находилась в заложниках у немцев, что вынудило его стать агентом абвера (орган военной разведки Третьего рейха), закончил разведшколу "Сатурн".

Сюжет: Лейтенант Гончаренко в немецком тылу пытается найти подземный оружейный завод.

(42 млн зрителей, лидер проката 1960 года.)

3

ТРИЛОГИЯ "ПУТЬ В "САТУРН", "КОНЕЦ "САТУРНА", "БОЙ ПОСЛЕ ПОБЕДЫ"

Годы выхода на экраны: 1967, 1968, 1972.

Прототипы: Петр Иванович Прядко и Александр Иванович Козлов.

Сюжет: Трилогия повествует о работе советских разведчиков в немецком центре шпионажа "Сатурн". Автор сценария писатель Василий Ардаматский побывал на приеме у начальника ГРУ генерала Ивашутина и получил разрешение на работу с закрытыми архивными материалами, что предопределило феноменальный успех и романа "Сатурн почти не виден", и снятой по его мотивам кинотрилогии.

(48,2 + 42.7 + 35,4 млн зрителей соответственно.)

4

"ЭТО БЫЛО В РАЗВЕДКЕ"

Год выхода на экраны: 1968.

Прототип: Александр Александрович Колесников. В 12 лет стал сыном 50-го полка 11-го танкового корпуса, был награжден орденом Славы III степени, орденом Отечественной войны I степени, медалями "За отвагу" - дважды. Военные воспоминания Александра Колесникова легли в основу очерка "Сан Саныч" Сергея Смирнова.

Сюжет: 12-летний Вася Колосов, сбежав на фронт, обнаруживает в лесу немецкого парашютиста.

(24,2 млн зрителей.)

5

"СИЛЬНЫЕ ДУХОМ"

Год выхода на экраны: 1967.

Прототип: Николай Иванович Кузнецов.

Сюжет: Подлинная история о легендарном советском разведчике и партизане Николае Кузнецове, прибывшем в Ровно под именем обер-лейтенанта Пауля Вильгельма Зиберта.

(55,2 млн зрителей.)

6

"ЩИТ И МЕЧ"

Год выхода на экраны: 1968.

Прототипы: Александр Пантелеймонович Святогоров. Занимался разработкой агентурной сети на оккупированных территориях. Руководил операцией по ликвидации Степана Бандеры.

Рудольф Иванович Абель. После ареста в США был обменян на сбитого над СССР пилота американского разведывательного самолета Ф. Г. Пауэрса и американского студента-экономиста Фредерика Прайора.

Сюжет: 4-серийный фильм, повествующий о пяти годах жизни русского разведчика Александра Белова в Германии.

(68,3 млн зрителей.)

7

"МАЙОР "ВИХРЬ"

Год выхода на экраны: 1967.

Прототипы: Евгений Степанович Березняк. Сыграл большую роль в сохранении Кракова от разрушения германскими войсками.

Алексей Николаевич Ботян. Живет в Москве, 10 февраля 2018 года ему исполнился 101 год.

Овидий Александрович Горчаков. Советский разведчик, писатель и сценарист. В 1972 году под псевдонимом Гривадий Горпожакс (совместно с Василием Аксёновым и Григорием Поженяном) написал шпионский роман "Джин Грин - неприкасаемый".

Сюжет: В оккупированный Краков прибывает разведгруппа в составе "Вихря", "Коли" и "Ани". Их задача - предотвратить уничтожение города фашистами.

8

"ВАРИАНТ "ОМЕГА"

Год выхода на экраны: 1975.

Прототип: Анатолий Маркович Гуревич. Капитан ГРУ, один из лидеров группы разведывательных сетей, действовавших в Европе во время Второй мировой войны.

Сюжет: Пятисерийный сериал о противостоянии советского разведчика Сергея Скорина и немецкого контрразведчика Георга фон Шлоссера.

9

"МЕРТВЫЙ СЕЗОН"

Год выхода на экраны: 1968.

Прототип: Конон Трофимович Молодый. Проживал в Великобритании под именем Гордона Лонсдейла. Благодаря своему таланту стал успешным предпринимателем-миллионером. Королева Великобритании пожаловала Лонсдейлу грамоту "за большие успехи в развитии предпринимательской деятельности на благо Соединенного Королевства".

Сюжет: Один из первых советских фильмов о работе разведчиков во времена "холодной войны". Разведчик Ладейников пытается найти проводившего в концлагерях эксперименты над людьми военного преступника, которого никто не знает в лицо.

10

ТРИЛОГИЯ "ФРОНТ БЕЗ ФЛАНГОВ"

"ФРОНТ ЗА ЛИНИЕЙ ФРОНТА" "ФРОНТ В ТЫЛУ ВРАГА"

Год выхода на экраны: 1975, 1977, 1981.

Прототип: Генерал армии Семен Кузьмич Цвигун. Работал с Л.И. Брежневым в Молдавской ССР, этим фактом многие объясняют его назначение на высокий пост в руководстве КГБ СССР.

Сюжет: Отряд Ивана Млынского получает задание захватить полигон, где немцы испытывают новое оружие.

Пожалуй, самым известным советским фильмом о разведчиках можно назвать сериал "17 мгновений весны", вышедший на экраны в 1973 году. По данным Гостелерадио, премьеру фильма посмотрели более 200 миллионов зрителей.

Прототипом главного героя, полковника Исаева, был гестаповец Вильгельм Леман.

Сериал стал настолько популярным, что его показ повторили спустя всего три месяца после премьеры.