Новости

23.10.2018 22:06
Рубрика: Происшествия
Проект: В регионах

Ружье - после 18 лет

Нужно повысить до 21 года возраст гражданам, которым разрешается приобретать оружие
Текст: Анатолий Кучерена (заслуженный юрист Российской Федерации, адвокат, доктор юридических наук, профессор)
Страшная бойня, устроенная студентом одного из керченских колледжей, еще долгое время будет предметом обсуждения среди специалистов самых различных профилей - криминалистов, психиатров, педагогов и представителей общественности. Не хотелось бы предвосхищать выводы следствия, но многое в этой истории до сих пор остается загадочным.
В этом доме барачного типа в Керчи последние пять лет мать и сын Росляковы снимали квартиру. Фото: Анастасия Жукова/ "Комсомольская правда" В этом доме барачного типа в Керчи последние пять лет мать и сын Росляковы снимали квартиру. Фото: Анастасия Жукова/ "Комсомольская правда"
В этом доме барачного типа в Керчи последние пять лет мать и сын Росляковы снимали квартиру. Фото: Анастасия Жукова/ "Комсомольская правда"

Прежде всего, поражает фантастическая "результативность" керченского стрелка, вооруженного, если верить сообщениям СМИ, только гладкоствольным ружьем и какими-то самодельными бомбами. Страшно даже представить, что бы произошло, если на его месте действовал профессиональный террорист или диверсант. Озадачивает и та легкость, с которой убийца пронес в колледж свой арсенал, так что никто не обратил на это внимания. Наконец, непонятно, как именно действовали те службы, в чьи обязанности входит оперативно пресекать подобные акции.

Естественно, возникает вопрос, каким образом можно предотвратить подобные трагедии в будущем. И здесь мы сталкиваемся с рядом устоявшихся в общественном сознании стереотипов, которые, на мой взгляд, имеют мало общего с реальной действительностью.

Первый - и его яростно отстаивают многочисленные лоббисты оружейных корпораций - заключается в том, что "убивает человек, а не оружие", а потому вводить ограничения на приобретение оружия якобы бесполезно: тот, кому это очень нужно, все равно его достанет. Это чистая софистика: примерно таким же образом можно сказать, что, уходя из дома, не стоит запирать дверь на ключ: все равно тот, кому это очень нужно, сможет ее открыть. На самом деле любые запреты и ограничения предназначены не для того, чтобы полностью исключить те или иные явления, а для того, чтобы их минимизировать.

Я считаю, что целесообразно повысить возраст лиц, которым разрешается приобретать оружие, до 21 года. Многообразный опыт, главным образом американский, показывает, что безумцы, открывающие стрельбу в школах и других общественных местах, как правило, находятся в возрасте 17-20 лет. В частности, Эрику Харрису и Дилану Клиболду, устроившим 20 апреля 1999 года бойню в американской школе "Колумбайн", в результате которой 13 человек были убиты и 23 ранены, было по 18 лет.

21 год - это рубеж, подойдя к которому молодой человек, как правило, успевает "перебеситься", разобраться с собственными комплексами, обрести какие-то ценности и ориентиры в жизни. Не случайно в дореволюционной России именно этот возраст считался наступлением совершеннолетия.

Сейчас, после случившейся трагедии, на общество обрушился целый ряд и других предложений по ужесточению правил приобретения, хранения и ношения оружия. Здесь, однако, очень важно не "перегнуть палку" и не допустить необоснованного привлечения к ответственности добросовестных владельцев оружия. Тем более недопустимо использовать эту трагедию для продвижения каких-то ведомственных интересов.

Известно, что человек, желающий приобрести оружие, должен пройти обследование в психоневрологическом диспансере. Но здесь срабатывает второй стереотип, согласно которому "в чужую голову не залезешь". В результате об этих диспансерах можно сказать словами кота Бегемота из романа М.А. Булгакова "Мастер и Маргарита": "Там кому попало выдают справки". Что не удивительно, поскольку услуга эта платная: чем больше выдано справок, тем лучше для учреждения. В результате все обследование проходит примерно по той же схеме, которую профессор Стравинский предлагал поэту Ивану Бездомному: психиатр спрашивает соискателя оружия, здоров ли он, и, получив утвердительный ответ, выписывает соответствующий документ.

Журналисты одного издания обнаружили психиатра, который в свое время осматривал керченского убийцу: весь процесс общения с ним занял пару минут, после чего специалист пришел к выводу, что перед ним человек, которому обладание оружием не противопоказано. Между тем выявить психическое заболевание - задача чрезвычайно сложная. Истории известно немало примеров, когда лица, страдавшие тяжелейшими душевными расстройствами, долгое время разгуливали на свободе и развивали кипучую деятельность, нанося окружающим неисчислимый вред. Классический пример - охота на ведьм периода позднего Средневековья, развернутая с подачи двух монахов-доминиканцев, одержимых бредовыми видениями сексуального характера. Французская революция также явила миру череду странных безумцев, проливших моря человеческой крови. Можно привести и более близкие к нашим временам примеры.

Дабы не быть голословным, приведу пример из собственной юридической практики. Один из моих доверителей страдал тяжелой формой шизофрении и при этом каким-то образом трудился на ответственной должности в очень серьезном учреждении, до тех пор, пока он не был неожиданно обвинен в тяжком преступлении. Но даже после того, как он предстал перед профессиональными психиатрами, потребовалась масса времени и сил, чтобы понять, что он болен и не отдает себе отчета в своих действиях.

Особенно трудно диагностировать так называемые пограничные состояния, когда пациент, быть может, еще не представляет непосредственной опасности для окружающих, но эта ситуация в любой момент может измениться.

В охотничьем магазине Владислав Росляков показал разрешение и спокойно купил 150 патронов 12-го калибра. Фото: RT

Думаю, не будет ничего страшного, если человека, желающего приобрести оружие, будут подвергать комплексному психиатрическому освидетельствованию с участием нескольких специалистов. Понятно, что это займет определенное время и потребует определенных расходов, но зато вероятность появления оружия в руках безумных стрелков значительно снизится.

Кроме того, в учебных заведениях имеется штатный психолог. Как правило, это люди невысокой квалификации, которые за нищенскую зарплату просто "отбывают номер". Наверное, обществу нужно как-то определиться, нужны ли подобные "штатные единицы" или не нужны, а если нужны, добиться, чтобы от них был какой-то прок.

Ко всему прочему, не нужно быть профессиональным психологом, чтобы догадаться, что у человека, буквального одержимого манией расстрелов в общественных местах (а именно таковым, согласно ряду свидетельств, и был керченский стрелок), в голове что-то неладно. Но никто почему-то этой проблемой не озаботился.

После пары минут общения специалист-психиатр пришел к выводу, что перед ним человек, которому обладание оружием не противопоказано

Третий стереотип заключается в том, что человек якобы обладает "свободой воли" и в своих решениях руководствуется исключительно собственным разумом и некими рациональными мотивами. В действительности же многим людям свойственно копировать те формы поведения, которые общество воспринимает как приемлемые. Российское общество в последние годы находится во взвинченном и предельно агрессивном состоянии. Откройте комментарии на различных интернет-ресурсах, и вы обнаружите такой безудержный поток оскорблений и взаимной ненависти, что вам станет просто страшно. В сознание людей последовательно внедряется мысль, что в отношении "врагов" оправдано любое насилие, вплоть до физического уничтожения. Иные комментаторы доходят до того, что открыто радуются смертям и катастрофам с человеческими жертвами только потому, что из жизни ушли люди, чьи взгляды они не разделяли. А послушать участников многочисленных теледискуссий - и создается полное впечатление, что если бы у них находилось в руках оружие, мы стали бы свидетелем кровавых сцен в духе ковбойских разборок на Диком Западе. В такой атмосфере значительно возрастает вероятность попыток разрешить имеющиеся противоречия и конфликты с помощью насильственных действий.

Опыт революций и гражданских войн показывает, что взаимную ненависть в обществе можно разжечь чрезвычайно быстро, однако последующий путь к гражданскому примирению занимает долгие годы. И если мы не хотим повторения подобных событий, каждый из нас должен не только апеллировать к "городовому" в лице государства, но и посмотреть критическим взглядом, прежде всего, на свои собственные поступки.

Сегодня слова о "любви к ближнему" кажутся безнадежным идеализмом: куда более популярны вопли о "священной ненависти". Но давайте, по крайней мере, постепенно отучаться ненавидеть. В противном случае вероятность неожиданной встречи с персонажем, подобным керченскому стрелку, будет непрерывно возрастать.

Камеры наблюдения в колледже зафиксировали практически весь смертоносный путь хладнокровного убийцы. Фото: Камера видеонаблюдения/ Следственный комитет РФ

Урок после взрыва

Текст: Юлия Суконкина (Керчь)
Спустя неделю после трагедии Керченский политехнический колледж возобновил работу. Утром студенты и их родители пришли на общее собрание. Меры безопасности усилили: в здание запускают только по документам, охрана осматривает каждого после прохода через металлодетектор, территория по-прежнему оцеплена. "Возвращаться к образовательному процессу будут постепенно", - рассказали в пресс-службе министерства образования РК. В первую очередь учащимся расскажут о расписании занятий на ближайшие недели.

Родители нескольких студентов сообщили корреспондентам "РГ" о своем желании перевести детей в другие средние учебные заведения Крыма. В Минобразовании информацию о заявлениях об отчислении пока не подтверждают. Занятия будут проходить в учебных корпусах, не пострадавших от нападения. Само же здание, где произошел взрыв, планируют восстановить за счет средств республиканского бюджета. Сейчас его обследуют сотрудники МЧС . После этого определят степень ущерба и стоимость необходимых работ. Власти Крыма предложили этот корпус колледжа сделать мемориалом. Тем временем во всех учебных заведениях Керчи усилены меры безопасности. У входа дежурят сотрудники Росгвардии. В других крымских школах родителей не пускают на территорию учебных заведений и в сами здания. У ворот детей встречает учитель. Во всех учреждениях проходят родительские собрания с участием психологов, а детям на уроках рассказывают об антитеррористической безопасности.

Керчане создали электронную петицию к главе Крыма Сергею Аксенову с требованием обеспечить все учебные учреждения службой охраны и обеспечить систему видеонаблюдения по наружному периметру. Министр образования, науки и молодежи Республики Крым Наталья Гончарова считает, что вопрос охраны учебных заведений должен решаться на федеральном уровне.

Семьям 20 погибших в трагедии выплачена материальная помощь в сумме один миллион рублей, семьям пострадавших - по 500 тысяч рублей. Следственные действия в Керченском политехническом колледже обещают закончить до конца этой недели. После этого здание начнут восстанавливать строители.

Происшествия Преступления Криминал Филиалы РГ Крым ЮФО Республика Крым Массовое убийство в керченском колледже Прямая речь
Добавьте RG.RU 
в избранные источники