Новости

28.10.2018 19:30
Рубрика: Культура

Последняя роль

29 октября в "Ленкоме" прощаются с Николаем Караченцовым
Робин-гудовский нрав. Бешеный актерский темперамент. Неподражаемой хрипоты голос. Эмоциональная крайность и реактивность поведения, патологическая справедливость, невероятное профессиональное бесстрашие, - каскадеры сетовали, что Николай Караченцов всегда отнимал у них работу, предпочитая все трюки в кино выполнять сам, без дублеров. Иногда ценою сломанной руки и ноги…

Любимые джинсы и куртка - его стойкий "звездный имидж". Актерский образ - супермен и одновременно парень из нашего города, человек абсолютно от мира сего. Который если пил, то пил только водку, когда еще курил - дымил "Примой" без фильтра, а приличные сигареты держал дома для гостей... Характер явного лидера, человека, вокруг кого всегда и везде соберется восторженная толпа, в нем парадоксальным образом сочетался с относительной нелюдимостью - модных светских раутов он избегал, всегда предпочитая сам выбирать себе компанию…

В прежней, позапрошлой жизни - нечеловеческая выносливость. Каждодневная зарядка, спорт, тренажеры, теннис, футбол. Сон максимум по четыре-пять часов в сутки, и - забыть о полноценном отпуске на много лет, - это были "гонки" действительно на длинные дистанции… Лобовая прямота ответов в интервью: "Каждый раз мордой об стол - вот что такое для меня любой выход к зрителю… Согласен, надо уметь делать на сцене все, но я никогда этому не научусь... Единственным инструментом артиста является он сам - его нервная система, его тело, его голос, лицо, его психические и физические данные. Владеть этим инструментом, изо дня в день совершенствовать его, все время меняясь, подстраиваясь - к возрасту, который не стоит на месте, к новым ролям, к новым требованиям времени - это и есть, на мой взгляд, путь к умению "делать все". Или, говоря иначе, единственный путь и единственная возможность, став артистом, остаться им".

Более ста первоплановых и эпизодических образов в кино. И, конечно, особая, центральная роль в истории Ленкома, переоценить значение которой трудно. С "Тиля" здесь начиналась настоящая слава Николая Караченцова. На его заряде неистребимой энергетики по сей день держится легенда спектакля "Юнона и Авось"; к тому же, в свое время, именно Караченцов переубедил Марка Захарова не ставить "Слово о полку Игореве", а взять историю путешествия в 1806 году в Америку российского дворянина с дипломатической миссией, обернувшейся в исторической памяти легендой о любви. И еще малоизвестный факт: именно Николаю Караченцову принадлежит "авторство" современного названия театра после громоздкого "имени Ленинского комсомола". "Однажды, на худсовете, прозвучало несвоевременное предложение Николая Караченцова, который смотрел вглубь и вдаль, - вспоминал Марк Захаров. - Он сказал: давайте назовем этот театр "Ленкомом". На него зашикали, и шикали до тех пор, пока не началась перестройка, и тогда театр воспользовался городским фольклором и предложением Николая Петровича и стал Московским государственным театром Ленком".

…Тиль и Резанов. Балагур и бунтарь из фламандского средневекового фольклора в шутовском колпаке и - действительный камергер Двора его Императорского величества, руководитель первой русской экспедиции, холеный дипломат, несгибаемый русский путешественник… В кино - одинаковая уверенность перевоплощений в бандитов и мошенников, полицейских и следователей приключенческих и комедийных лент. Ему интересны были роли взаимоисключающих амплуа. Сравните: Бусыгин в фильме "Старший сын", ведущий камерные вампиловские диалоги, во многом строящиеся на подтексте, и - яркая, легкая, комическая роль маркиза Риккардо в телевизионной "Собаке на сене" по Лопе де Вега. Дворянин Ковров в многосерийных "Петербургских тайнах", снятых по бестселлеру XIX века и - нетипичный сыщик, разоблачитель криминальных тайн 90-х в телевизионном "Деле детектива Дубровского"…

Популярность лучших ролей Николая Караченцова не ослабевала с годами и не растворялась во времени. Его Тиль Уленшпигель просуществовал на сцене более 15 лет

Ему везло на партнеров по сцене. В "Школе для эмигрантов" Дмитрия Липскерова он играл с Олегом Янковским. В "Сорри" Александра Галина вступал в поединок с Инной Чуриковой. В "Чешском фото" - одной из последних его театральных ленкомовских ролей - вел актерскую дуэль с Александром Калягиным, примерив совершенно необычный для себя образ давно нетрезвого человека, опустившегося, покалеченного жизнью и привыкшего больше говорить с самим собой, нежели чем общаться с окружающими…

Популярность лучших ролей Николая Караченцова не ослабевала с годами и не растворялась во времени. Его Тиль Уленшпигель просуществовал на сцене более пятнадцати лет. Николай Резанов - больше двадцати, до тех пор, пока ночная автокатастрофа 28 февраля 2005 года не разделила всю жизнь на "до" и "после". И так случилось в его судьбе, что тексты новых ролей в одночасье сменились бесконечной латынью рецептов, а километровые расписания съемочных дней, репетиций и спектаклей - перечнем обязательных визитов к врачам. Так же, как и раньше его взлеты, годы славы, признания, безграничной любви и бесконечной уверенности, что продолжаться это все будет вечно, его трагедия и горе его семьи стали публичными.

К таким издержкам актерской профессии не все общество оказалось готовым. Жестоко выяснилось, что смаковать подробности течения болезни, и не только в желтой прессе, ставить диагнозы и делать прогнозы раньше консилиумов и специалистов - это у нас обывательски любят. А вот признать право на спасительную в таких медицинских случаях надежду - хотя бы надежду - на дальнейшую творческую и просто полноценную жизнь и адаптацию человека - могут только с большим трудом и оговорками.

Весть о том, что Николай Караченцов будет участвовать в спектакле в его честь, раздалась как гром среди ясного неба. По задумке, от которой впоследствии вынуждены были отказаться, он должен был бы сидеть на сцене и играть этот свой спектакль после трагедии одними глазами. На крупных планах. Какие бы это были крупные планы!.. Видели бы вы его слезы, когда однажды публично, при нем благодарили его жену - Людмилу Поргину, отметив ее христианские заслуги орденом Великой княгини Евдокии Московской - светской наградой со статусом знака Патриархии. Глаза гениального актера и его фантастическая восстановившаяся мимика могли бы тронуть сердце, потрясти душу и рассказать людям гораздо больше, чем многие заполонившие Москву оглушительные и "масштабнобюджетные" шоу, о которых забываешь в ту же минуту, в которую они заканчиваются...

Неправильно утверждать, что он был нашим героем в прошедшем времени. Он им и останется. И не только в кино и на сцене, а в самой что ни на есть реальной жизни. Не только потому, что столько для нас всех сыграл. Потому что для своих родных однажды выжил и смог снова научиться ходить, писать, говорить. Давайте и мы договоримся и станем думать, что он не ушел от нас, а вслед за Николаем Петровичем Резановым, его тезкой по имени-отчеству, движимый навязчивой идеей открытия своей Америки, просто собрался в дальний путь. Чтобы снова преодолеть огромные пространства, и на обратном пути - авось? - не погибнуть.

Послесловие

Прощание с Николаем Караченцовым состоится 29 октября в театре "Ленком" с 10 до 13 часов. Гражданская панихида с 12 до 13 часов. Вечером 29 октября спектакль "Юнона и Авось" будет сыгран в память о Николае Петровиче Караченцове.

Культура Театр Умер Николай Караченцов
Добавьте RG.RU 
в избранные источники