1 ноября 2018 г. 17:38

Пролузганная Россия

На фронтах плевались кровью, в тылу - шелухой от семечек
С Россией кончено...На последях
Её мы прогалдели, проболтали,
Пролузгали, пропили, проплевали,
Замызгали на грязных площадях.

Максимилиан Волошин 23 ноября 1917 Коктебель

На фронтах плевались кровью, в тылу - шелухой от семечек Фото: pixabay.com
На фронтах плевались кровью, в тылу - шелухой от семечек Фото: pixabay.com

Период семеедства

Грызут семечки!

Этой тупой и опасной болезнью охвачена вся Россия.

Семечки грызут бабы, дети, парни и солдаты, солдаты, солдаты...

Беспристрастные, как их принято называть, историки назовут впоследствии этот период русской революции периодом семеедства.

Россия заплевана подсолнечной шелухой. Улицы, переулки, вокзалы, сады, трамваи. На каждом углу, у каждых ворот, под каждым фонарем стоит русский свободный гражданин и лузгает семечки.

_Надежда Тэффи, писательница

Ковры на тротуарах

Читатель, помнящий семнадцатый год, наверное, не забыл серого, шуршащего под ногами ковра из шелухи, которой были покрыты мостовые и тротуары едва ли не всех городов бывшей империи. Почувствовавший себя свободным, солдат считал своим законным правом, как и все граждане, лузгать семечки: их тогда много привозили с юга. Семечками занимались в те дни не только на митингах, но и при выполнении любых обязанностей: в строю, на заседании Совета и комитетов, стоя в карауле и даже на первых после революции парадах.

_М. Д. Бонч-Бруевич, геодезист, военный теоретик

Завоеватель шатается

Весь огромный город не живет, сидит по домам, выходит на улицу мало. Город чувствует себя завоеванным, и завоеванным как будто каким-то особым народом, который кажется гораздо более страшным, чем, я думаю, казались нашим предкам печенеги. А завоеватель шатается, торгует с лотков, плюет семечками, "кроет матом".

_И. А. Бунин, писатель

Присутствие лузги

Если ранее гражданина поражало огромное количество солдат, обучающихся на улицах строю, то теперь эта серая масса праздно шаталась по всем площадям. Куда ни пойдешь - всюду солдаты со своими семечками. Присутствие лузги от подсолнухов неразрывно связано с представлением о революции.

_В. П. Аничков, директор-распорядитель Алапаевского горного округа

Смерчи из шелухи

Москва превратилась в буйное военное становище. Солдаты плотно оседали вокруг вокзалов. Привокзальные площади курились дымом, как развалины завоеванных городов. Но это был не пороховой дым, а дым махорки. Ветер вертел серые смерчи из подсолнечной шелухи.

_К. Г. Паустовский, писатель

Неметеный город

Я шел по городу, не метенному дворниками, засыпанному по щиколотку всевозможными бумажками, листовками разных партий и, главное, подсолнечной, пружинящей под ногами шелухой, вылущенными семечками.

_Л. В. Успенский, писатель

Непременное занятие

Щелканье семечек в эти дни стало почему-то непременным занятием "революционного народа", а так как со времени "свобод" улицы почти не убирались, то тротуары и мостовые были сплошь покрыты шелухой.

_Барон П. Н. Врангель, главнокомандующий Русской армией

Гомерическое щелканье

Очевидно, народ, революционный пролетариат, видел в щелканье семечек работу, занятие и труд и потому имел такую же спокойную совесть, какую имеет всякий трудящийся с пользой человек. Все это, конечно, шутка. Но вместе с тем гомерическое щелканье подсолнухов в первые месяцы после государственного переворота 1917 года... представляется явлением весьма характерным и показательным.

_Князь В. А. Друцкой-Соколинский, минский губернатор

Страшные переулки

Пошла... обедать на Фурштатскую, запуталась в казарменных переулках; они страшны даже: грязь, мусор, разваленные кучи "гарнизона", толстомордые солдаты на панели и подоконниках, семечки, гогот и гармоника.

_З. Н. Гиппиус, поэтесса

Счет на сотни тысяч пудов

Тогда по всей колоссальной России, во всех станциях и вагонах почему-то щелкали подсолнечные семечки. Тут была какая-то особая психология момента, это никак не случайно. Но я не мог все же понять ее. Хотелось ли народу этим развлечь и отвлечь себя от разных дум? Или он хотел показать теперь свою вольность, что он везде хозяин и на все ему наплевать?! Или нужно было занять себя во время долгих, иногда по дням, ожиданий поездов. Но только действительно заплевали уж станции до невероятной степени! И уж убирать было бесполезно. И откуда брались эти семечки?! Право, съедены были сотни тысяч пудов! Вся Русь "щелкала" тогда.

_Митрополит Вениамин (Федченков), экзарх Московской Патриархии в Америке, архиепископ Алеутский и Северо-Американский

Цитаты подобрала Ольга Чагадаева, кандидат исторических наук

И. Владимиров. Красная гвардия.1918 год.