20idei_media20
    Рубрика:
    14.11.2018 18:05

    "Догмэн": безысходность по-итальянски

    "Догмэн": безысходность по-итальянски
    Марчелло - плюгавенький мужичонка, влачащий свое невзрачное существование где-то в неблагополучной итальянской провинции. У него есть крохотное частное предприятие по уходу за собачками и дочурка, которую он периодически возит понырять с аквалангами.

    Район, где проживает и трудится Марчелло, терроризирует мелкий бандюк Симоне, детина с пудовыми кулаками, тупой и свирепый. Все представители малого бизнеса в округе от непредсказуемых проделок Симоне воют, клянут его за глаза, а сделать ничего не могут - кишка тонка. Но Марчелло из них самый бесхребетный, поэтому больше всех и страдает.

    Отношения Марчелло и Симоне подобны отношениям забитого отличника-заучки и школьного задиры. Это же сейчас одна из самых трендовых тем вообще - буллинг. Или травля, если по-нашему. Ну и вот. Тот его, значит, заставляет делать всякие дела нехорошие, а если не соглашается - подзатыльник. Но до рукоприкладства не доходит почти - Марчелло уже явно опытом научен и лишь вяло обозначает сопротивление: да ладно, ну чего ты, ну не надо. И сам, главное, в рот ему заглядывает в ожидании минутной благосклонности и какой-нибудь подачки. Что иногда все же действительно случается.

    "Догмэн" Маттео Гарроне, сюжет которого на этих отношениях и их развитии построен - вроде бы даже реальная история в основу положена, тоже кое-чему подобен. Италия Гарроне - не та Италия, какую мы привыкли видеть с экранов. Основное действие - за исключением солнечных коротких отпусков главного героя с его чадом на море - сосредоточено в неприветливых серых кварталах, населенных маргинальными элементами. Как в прославившей его "Гоморре" - идейное продолжение в каком-то смысле.

    Атмосфера бесконечной безысходности, беспросветной безнадеги, безбрежной безблагодатности, безрадостной бесперспективности и всего прочего негативного с приставкой "без" (или "бес"), которой пронизано как изображаемое пространство, так и его обитатели, роднит "Догмэна" с фильмами одного там режиссера, любящего изображать все то же самое. Только в полотнах этого другого режиссера - не Италия, а Россия. Где есть водка.

    У бедного Марчелло, к сожалению, водки нет. Жестокая итальянская действительность оставляет его со злом, сконцентрированном в отдельно взятом гопнике, один на один, без поддержки. Гопник Симоне, однако, не только и не столько зло олицетворяет, сколько, похоже, испытания, насылаемые на Марчелло свыше, точно на Иова в соответствующей библейской книге. Что опять же заставляет провести параллель с одним там фильмом.

    Тем не менее безропотность Марчелло имеет предел. В конце концов череда мучений настолько его изматывает, что он решается сбросить оковы и отомстить мучителю. Но к чему это приводит? Да ни к чему хорошему. То ли оттого, что нести свой крест, раз взялся, надобно до конца - первый вариант морали, - то ли оттого, что грех - он и в уголовном кодексе грех. Так или иначе, освобождение настоящей свободы не дарует. Зато одно ясно точно: собачки зачастую умнее и добрее многих людей. Но это мы и так знали - благодаря Уэсу Андерсону, в частности.

    3.5