1 декабря 2018 г. 19:00
Текст: Глеб Бобров

Юность с "Максимом"

Донбассовец Алексей Воронов, награжденный пятью медалями "За отвагу", отметил свое 95-летие
Восемнадцать ему исполнилось через четыре месяца после начала войны. Но получить лейтенантские "кубики" курсант пулеметно-минометного училища Воронов не успел: началось летнее наступление гитлеровской группировки "Юг", и курсантов бросили на передовую - под Сталинград.
Алексей Николаевич Воронов. Фото: Глеб Бобров
Алексей Николаевич Воронов. Фото: Глеб Бобров

Медаль N1. Мамаев курган

- Меж нами прибавили бывалых солдат, но совсем мало. Пулеметные расчеты в бою учились. Пока один научится - троих убьют, - рассказывает "Родине" Алексей Николаевич.

За оборону высоты "102-ноль", вошедшую в историю как "Мамаев курган", он получил свою первую "За отвагу".

- В тот день мы выбили немца с первой траншеи. Мне прикрывать атаку надо, а позиция не годится - своих могу положить. Вот мы с напарником в немецкий блиндаж и сунулись. Только установили пулемет, как с соседнего блиндажа нас давай поливать. Сразу мне ногу прострелили, но я перевязал ее и опять за пулемет. Удержали мы позицию, а после боя меня в полевой лазарет отвели. И вот приходит мой второй номер и рассказывает: пока я ногу перевязывал, под нарами, прямо подо мною, два немца прятались. Их наши уже потом оттуда за шкирки вытащили!

Почти год восемнадцатилетний пулеметчик провалялся в госпитале. Но впереди была еще долгая война.


Алексей Воронов - на обложке декабрьского номера журнала "Родина"

Медаль N2. Курская дуга

Эту "За отвагу" Алексей получил за срыв отступления моторизированной колонны противника. Тот бой он вспоминает, как чудо - пулемет "Максим" спас ему жизнь.

- Немец отходил колонной - танк, машины, транспортеры. Мы давай поливать их - они и встали. Смотрю, начали бить по нам из миномета. Одна мина летит, ближе - вторая, совсем близко - третья. И слышу - воет четвертая. Я к земле прижался, руки с гашетки убрал под себя. И тут как грохнет! И прямо в пулемет! Мне по голове горячей земелькой секануло и оглушило. Думаю, живой или уже там. Вроде живой. А пулемета нет. Его через меня метров на 20 отшвырнуло, лежит осколками побитый. А меня не зацепило абсолютно. С пулемета замок вытащил, несу командиру показать. А он: "Вы, сержант, заново родились!".

После очередного ранения Воронова перевели из пулеметчика в связисты - таскать тяжеленный "Максим" здоровье уже не позволяло. Освобождал Украину и Молдавию, Румынию и Болгарию, воевал в Венгрии, Югославии, Австрии...


Медаль N3. Днестр

"В бою по уничтожению окруженной группировки противника в районе села Войнеско Молдавской ССР 27 августа 1944 г. тов. Воронов обеспечивал командование батальона радиосвязью с КП полка, идя в передних рядах подразделения под непрерывным огнем противника..."


20 сентября 1944 года. Парад в Белграде. Гвардии ефрейтор Воронов марширует в Историю. / Евгений Халдей

Медаль N4. Белград

"В боях за город Белград с 16-го по 21 октября 1944 года обеспечивал бесперебойную связь командования полка с боевыми подразделениями. Под сильным обстрелом противника вместе со стрелковым отделением первым переправился через мост на левый берег реки Сава и корректировал огонь нашей артиллерии. Вместе с бойцами стрелковых подразделений отбивал контратаки немцев".

Удивительный факт: у героя войны нет ни одной личной фронтовой фотографии. Зато Воронов умудрился попасть в легендарный кадр парада освободителей Белграда.

"Потом мне журналисты говорили, что с этой фотографией я попал в историю - книга такая была многотомная "История Великой Отечественной войны". Когда выбили немца из Белграда, нас сняли с передовой и отправили для участия в параде 20 сентября 1944 года. И вот идем мы строем. Ну и хронику снимают, а как же. И я вижу, что фотограф прямо в центр нашей колонны целит, а ротный меня от объектива закрывает. Тогда я толкнул плечом парня справа и сам влез в кадр - как раз между рукой и погоном нашего ротного!"

20 сентября 1944 года. Парад в Белграде. Гвардии ефрейтор Воронов марширует в Историю. / Евгений Халдей

Медаль N5. Балатон

"Радист роты связи гвардии ефрейтор Воронов награжден медалью "За отвагу" за то, что он в боях по расширению плацдарма на берегу р. Дунай беспрерывно поддерживал связь батальона, находившегося в окружении, с КП полка, уничтожил одного солдата противника и вынес из окружения батальонную рацию".

- Последним городом, который мы взяли с боем, был Вильдон. Уже после боя, утром 9 мая, я увидел Альпы. Мы тогда еще не знали, что война закончилась.


Мог ли думать ветеран, что в его Луганск вернется война...

Послесловие. Война после войны

- О заслугах нашего дедушки мы узнали случайно, - рассказывает племянница нашего героического юбиляра Светлана Ивановна. - Я тогда работала в собесе, пришло время оформлять деду пенсию. Говорю: "Дедушка, у тебя какие награды есть за войну?". Он рассердился: "А тебе-то зачем?!". Но все-таки показал. Тут все и ахнули...

С этого дня началась "ветеранская" жизнь Александра Николаевича. Повышенное внимание его томило. Но зато на одном из торжественных мероприятий ему вручили дорогой подарок: макет пулемета "Максим". Причем модель 1940 года - с широким водоналивным отверстием в кожухе ствола, чтобы можно было охлаждать льдом и снегом. Именно с таким пулеметом Воронов прошел полвойны.

Увы, сегодня за порогом его дома - новая война. За два дня до нашей встречи в соседней Марьевке 120-миллиметровая мина ВСУ убила мать и ее 17-летнюю дочь. Не обошла беда и семью Воронова. С началом войны обострились хронические болезни дочери, операции не помогли. Родные долго ничего не говорили старику, который настойчиво спрашивал: "Как там Ирочка?". Когда уже молчать было нельзя, племянница сказала: "Дедушка прости, но Ирочки больше нет. Мы ее уже похоронили". Алексей Николаевич, помолчав, ответил: "Да я догадался...".

- Ему больно от происходящего на Донбассе, он не хочет говорить на эту тему, - сказала мне племянница. - Когда обстрел близко, дед только опускает голову.