1 декабря 2018 г. 15:16
Текст: Юлия Кудрина (кандидат исторических наук)

Крушение царского поезда: разгильдяйство или теракт?

130 лет назад обер-прокурору А.Ф. Кони поручили расследовать обстоятельства железнодорожной катастрофы, в которой пострадал Александр III и его окружение
И. Репин. Портрет А.Ф. Кони. 1898 г.
И. Репин. Портрет А.Ф. Кони. 1898 г.

"Мы вдруг почувствовали рядом с собой дыхание смерти"

130 лет тому назад 17 октября 1888 г. в 43 верстах от Харькова между станциями Тарановка и Борки на Курско-Азовской железной дороге произошло крушение императорского поезда. Два паровоза и 15 пассажирских вагонов (вес которых составлял более 800 тонн) шли со скоростью 60 верст в час (вместо допустимых 40) при недействующих автоматических тормозах. Задние вагоны с огромной силой ударили о передние. Удар был такой силы, что царский поезд в одно мгновение превратился в груды обломков. Погибли 23 человека, тяжело ранены 35. Вагон-столовая, в котором в момент крушения за завтраком находилась семья императора Александра III, был совершенно разрушен. Лакей, подававший императору кофе, упал замертво. Любимая собака, белая лайка Камчатка, находившаяся рядом, погибла (подробнее о собаке этом читайте в декабрьском номере журнала "Родина").

Император Александр III.

Описывая тот день 17 октября 1888 г., императрица Мария Федоровна в письме своему брату, греческому королю Георгу I, от 6 ноября 1888 г. сообщала:

"В тот самый момент, когда мы завтракали, нас было 20 человек, мы почувствовали сильный толчок и сразу за ним второй, после которого все мы оказались на полу, и все вокруг нас зашаталось и стало падать и рушиться. Все падало и трещало как в Судный день... Невозможно представить, что это был за ужасающий момент, когда мы вдруг почувствовали рядом с собой дыхание смерти, но и в тот же момент ощутили величие и силу Господа, когда Он простер над нами Свою благодатную руку..."1

Столь драматическое событие могло стать серьезным ударом для Российского государства. В памяти еще была жива картина 1 марта 1881 г., когда в результате террористического акта был убит отец Александра III - император Александр II.

Был ли инцидент в Борках терактом, покушением на жизнь императора и членов его семьи или разгильдяйством тех лиц и структур власти, которые должны были обеспечивать безопасность императорской семьи во время поездки, - на этот счет до сих пор нет единой точки зрения.


В. Поляков. Гравюра по эскизу очевидца крушения.

Комиссия Кони

Расследование причин крушения императорского поезда было поручено председателю Петербургского окружного суда обер-прокурору Сената Анатолию Федоровичу Кони. К тому времени он был уже широко известен, его имя связано с самым громким политическим процессом 1870х гг. - делом В.И. Засулич, тяжело ранившей петербургского градоначальника Ф.Ф. Трепова2. Несмотря на давление министра юстиции К.И. Палена, требовавшего от председателя суда вынесения обвинительного приговора, Засулич была оправдана3.

Князь В.П. Мещерский, главный редактор газеты "Гражданин", внук историка Н.М. Карамзина, называл А.Ф. Кони "жрецом нигилистической демократии", а влиятельный консервативный журналист М.Н. Катков, издатель "Русского Вестника", - просто "красным Кони"4. Во время встречи с Александром III 13 февраля 1885 г., которая состоялась по случаю назначения Кони обер-прокурором уголовно-кассационного департамента, император, согласно воспоминаниям, сказал: "Я вас назначил на столь важный и ответственный пост вследствие удостоверения министра юстиции о ваших выдающихся способностях для его занятия и надеюсь, что ваша дальнейшая служба будет успешна и заставит меня позабыть неприятное воспоминание, вызванное во мне тягостным впечатлением от ваших действий по известному вам делу"5. Имелось в виду дело Засулич.

Расследование дела о крушении комиссией во главе с Кони заняло изрядное количество времени6. Император периодически вызывал Кони для доклада. Во время одной из встреч Кони сказал: "Считаю необходимым изложить данные, которые убедили меня и командированных со мною вместе представителей государственной полиции и жандармского корпуса в полном отсутствии каких-либо следов государственного преступления в обстоятельствах крушения поезда". "Не беспокойтесь это делать, - сказал в ответ Александр III. - Я знал, что таких следов нет и быть не может. Я твердо убежден, что тут нет ничего политического, я увидел это тотчас же на месте. Это только министр путей сообщения Посьет старался меня тогда в этом уверить, настаивая, что это, конечно, покушение на мою жизнь..."7

По мнению историка М.А. фон Таубе, столь категорическое заявление Александра III, содержавшее отрицание факта террористического акта, объяснялось тем, что когда император вышел из вагона-ресторана на железнодорожный путь, он натолкнулся на кусок прогнившей шпалы, которую он тут же передал министру путей сообщения К.Н. Посьету, сказав при этом, что такие "гнилые шпалы" не могут выдержать тяжести движения двух паровозов императорского поезда, чем, вероятно, и объясняется "происшедшее крушение поезда"8.

Во время доклада Кони подробно остановился на описании всех обстоятельств преступной небрежности лиц, на которых лежала прямая обязанность по обеспечению безопасности императорского поезда, тем более что, по его словам, "обязанности почти всех виновных в ней были точно определены". "Неправильное составление поезда, неправильность постройки, слабость полотна и опьянение усердия, которые сыграли роковую роль в самой катастрофе"9.

Картина, нарисованная Кони, свидетельствовала о хищнических действиях правления железной дороги, стремлении к наживе, с одной стороны, и попустительстве Министерства путей сообщения - с другой10.

План места крушения императорского поезда.


Ответственность министров

На вопрос императора, следует ли отправить под суд всех лиц, на которых лежала ответственность за безопасность движения железнодорожных поездов, Кони ответил, что "ответственность министров и высших должностных лиц вообще слабо определена законом и необходимо было бы дать этому вопросу "большую определенность". Император согласился и дал указание министру юстиции подготовить проект соответствующего закона11.

В конце января 1889 г. в Государственном Совете прошло представление министра юстиции об ответственности министров, утвержденное императором 15 февраля 1889 г. По новому закону Департамент духовных и гражданских дел Государственного Совета должен был выносить постановление предать суду или прекратить дело, или наложить взыскание без суда.

К следствию были привлечены с отстранением от должностей: министр путей сообщения адмирал К.Н. Посьет, главный инженер железных дорог барон К.Г. Шернаваль, инспектор императорских поездов барон А.Ф. фон Таубе, управляющий Курско-Харьковско-Азовской железной дорогой инспектор В.А. Кованько и другие лица. Император был склонен предать суду министра путей сообщения и руководителей акционерного общества. Однако после рассмотрения дела в Государственном Совете никакого обвинения против привлеченных к следствию министров не последовало.

Все ограничилось рескриптом председателю Комитета министров от 13 мая 1889 г. о том, что монаршье милосердие мотивировано "Божьей милостью, в которой усматривалось грозное внушение свыше, каждому из поставленных на дело начальств верно соблюдать долг своего звания"12.

"Если бы дело получило полную огласку, - пишет в своих воспоминаниях А.Ф. Кони, - то с этим можно было бы еще помириться. Но благодаря фиктивности самодержавия в стране, которая, по словам Николая I, "управляется столоначальниками", и произошло нечто иное и "псари" решили иначе, чем обещал и находил необходимым "царь"13.

На месте крушения.


Высочайшее повеление

Через полгода после крушения было опубликовано Высочайшее повеление о прекращении судебного следствия. Все лица, пережившие эту катастрофу, были собраны в Гатчинском дворце на благодарственный молебен и на панихиду по убиенным и скончавшимся после. Как писал в своих воспоминаниях историк М.А. фон Таубе, сын барона А.Ф. фон Таубе, император в разговоре с адмиралом К.Н. Посьетом и М.А. фон Таубе сказал, что он теперь знает об их невиновности14.

Однако ожидаемого этими лицами восстановления в должностях не последовало. "Обещание, данное государем адмиралу Посьету, - писал М.А. фон Таубе, - дабы снять с инженерного ведомства огульные против него обвинения, исполнено Александром III не было"15. Изменил ли Александр III свое мнение о причинах крушения поезда 17 октября 1888 г. после расследования, остается неясным.

На месте крушения.


Все-таки теракт?

Параллельно с официальным расследованием велось и неофициальное. По указанию начальника полиции генерал-адъютанта П.А. Черевина16 к проведению расследования были привлечены органы русской тайной полиции за границей.

Негласное расследование пришло к прямо противоположным официальному выводам. Согласно расследованию Черевина, крушение поезда было вызвано взрывом бомбы, которая была заложена помощником повара поезда, связанного с революционерами "Земли и Воли". Бомба с часовым механизмом, заложенная в вагоне-ресторане, должна была взорваться и взорвалась во время завтрака императорской семьи. Исполнитель террористического акта - "поваренок", подложив к вагону столовой "адскую машину", сошел с поезда на станции перед взрывом. Он бежал в Румынию, а далее нашел пристанище сначала в Швейцарии, а затем во Франции17.

Генерал Н.Д. Селиверстов.

Эти факты были установлены по найденным бумагам убитого в Париже генерала Н.Д. Селиверстова18, который заведовал Политическим отделением Министерства внутренних дел. Селиверстов, выйдя в отставку, жил в Париже19. Как пишет в своих воспоминаниях генерал В.А. Сухомлинов, "уже из любви к искусству" он занимался наблюдением за русскими эмигрантами-революционерами. В один из дней полиция нашла его мертвым в его квартире за письменным столом. Убийцами считали тех революционеров-эмигрантов, за которыми генерал "вел наблюдение". Обвинение пало на некоего Подлевского. В опечатанном и отправленном полицейскими в Петербург после убийства генерала имуществе при разборе переписки и документов были найдены фотографии с пометками на оборотной стороне. Это были сведения, которые покойный генерал собирал об интересующих его лицах. Среди фотографий нашли фото "поваренка", поступившего незадолго до теракта на придворную кухню и исчезнувшего из поезда после теракта. Несколько лет спустя этот "поваренок" объявился в Париже, и, согласно его заявлению, готов был рассказать "все тайны железнодорожной катастрофы". Когда же в гостиницу явились французские журналисты, оказалось, что человек, пригласивший их для дачи показаний, мертв.

Царскую столовую выбросило с колес и развернуло.

Версии о катастрофе как о террористическом акте придерживались многие представители общественности. Среди них были прокурор Санкт-Петербургской судебной палаты, впоследствии министр юстиции Н.В. Муравьев20, военный министр В.А. Сухомлинов21, барон А.Ф. фон Таубе и его сын историк М.А. фон Таубе22, мемуарист барон Н.В. Дризен23, другие лица, а также некоторые члены царской семьи, в том числе зять императора Александра III - великий князь Александр Михайлович24.

О крушении поезда как о результате террористического акта писали многие газеты в России и за рубежом. В 1890 г. (два года спустя после трагедии в Борках) в Германии в немецкой газете Berliner Tageblatt ("Берлинская ежедневная газета") была опубликована статья, перепечатанная из французской газеты Le Temps ("Время"), в которой сообщалось, что французская полиция нашла в бумагах французских анархистов, осуществивших неудачную попытку взрыва динамитной бомбы в Бельвилле, план крушения императорского поезда в Борках25.

По справкам, наведенным российским Департаментом полиции у французских властей, оказалось, что следователь, найдя у обвиняемых при обыске вырезки из "Нового времени" с изображением плана пути и расположения вагонов потерпевшего крушение поезда, на вопрос, что это такое, получил ответ: "Это план крушения в Борках". Так и было занесено в протокол26.

Какую версию как главную принял император после двух расследований, остается загадкой и по сей день. Однако, как писал в своих воспоминаниях А.Ф. Кони, "московская интеллигенция была убеждена, что новое назначение меня, вводившее меня в бесцветные ряды коллегии и лишившие меня выдающегося и влиятельного положения обер-прокурора, было карою за великодушное будто бы устранение мною из дела о крушении несомненных признаков политического преступления"27.

Медаль в память спасения царской семьи. 1888 г.

В память о чудесном спасении царской семьи в течение 1889-1890 гг. в России было сооружено 126 храмов, 32 придела, 320 часовен и 17 колоколен. На месте крушения императорского поезда был основан Спасо-Святогорский монастырь с храмом Христа Спасителя Преславного Преображения (архитектор Р.Р. Марфельдт), а позже воздвигнут памятник императору Александру III работы Н.Г. Шлейфера. В годы советской власти храм был разрушен, а памятник уничтожен. В октябре 2013 г. у станции Борки установлен бюст императору Александру III.


1. ГА РФ. Ф. 642. Оп. 1. Д. 710. Л. 50.
2. Кони А.Ф. Воспоминания о деле Веры Засулич. Л., 1933.
3. Кони А.Ф. Собр. соч. Т. 1. С. 25.
4. Там же.
5. Там же. С. 423.
6. ГА РФ. Ф. 677. Оп. 1. Д. 592. Л. 210-221.
7. Кони А.Ф. Собр. соч. Т. 1. С. 451.
8. Таубе М.А. "Зарницы". М., 2007. С. 26.
9. Кони А.Ф. Собр. соч. Т. 1. С. 452.
10. Там же.
11. Там же.
12. Там же. С. 460.
13. Там же.
14. Таубе М.А. "Зарницы". С. 28.
15. Там же.
16. В 1881-1883 гг. П.А. Черевин (1837-1896) занимал пост товарища министра внутренних дел.
17. Таубе М.А. "Зарницы". С. 28.
18. Н.Д. Селиверстов - генерал-лейтенант, товарищ шефа жандармов (1878), убит в ноябре 1890 г. в Париже эмигрантом Подлевским.
19. Сухомлинов В.А. Воспоминания. Берлин, 1924. С. 78.
20. Муравьев Н.В. Русско-немецкий сборник "Последний самодержец". Берлин, 1908.
21. Сухомлинов В.А. Воспоминания. С. 78.
22. Таубе М.А. "Зарницы". С. 29.
23. Возрождение. 1925. 29.10; 30.10; 1935. 25.03.
24. Великий князь Александр Михайлович. Книга воспоминаний. Париж, 1933. Т. 2. С. 170.
25. Кони А.Ф. Собр. соч. Т. 1. С. 492.
26. Там же.
27. Там же. С. 493.


"Мы должны помнить историю..."

Отец Леонид - настоятель храма на месте крушения императорского поезда - рассказал, как живется на Украине его приходу.

Отец Леонид.

- 30 октября у вас была служба. Этот день по-прежнему особенный для Спасова Скита?

- На месте, где произошла авария, лежит надгробная плита с того времени. На ней высечены слова, что на сем месте погребены тела погибших при крушении императорского поезда 17 октября 1888 года. Это был старый стиль. К старому стилю прибавляем 13 дней. Получается 30е. Как был этот день для нашего прихода важным, так и остается. Тем более для нашего селения. До крушения ведь здесь не было ничего - просто поле. А потом в знак благодарности Александр III построил здесь храм, затем был основан монашеский скит. Возле скитов, монастырей, как правило, основывались селения. Вот на этом месте теперь наше село.

Храм в селе Борки, заложенный в 1888 году императором Александром III. Не сохранился.

- Першотравневое, по-русски - Первомайское.

- Да. Но оно изначально называлось Спасiвске. От "Спасiв Скит". В советское время скит разрушили, на фундаментах монастыря основали совхоз.

- В 2013-м возле храма открыли бюст Александра III. Он на месте?

- Как вам сказать... Мы его закрыли. Вообще, конечно, печально. Те, кто так ревностно хотел его поставить, теперь даже не приезжают. Приехать бы подкрасить, помочь, траву покосить. Нет, никого...

- То есть вы прикрыли памятник, чтобы он никого не смущал?

- Ну да.

- Часовню, которая поставлена возле насыпи, восстановили в 2003-м после многих лет забвения. Она-то в порядке?

- Восстановлением занималась железная дорога, она и сейчас помогает. Охраны, правда, с 2014 года нет. Учитывая положение, обстановку, все равно люди стараются помочь, изыскать возможности. Ведь история остается историей. Мы просто должны ее помнить. Духовные связи и духовные нити порвать невозможно.

- Несмотря на то что и в них вмешивается политика.

- В Священном Писании сказано, что созданное человеком - недолговечно. А созданное Богом - вечно.

- Сейчас о строительстве большого Храма Христа Спасителя взамен разрушенного говорить уже нет смысла?

- Это очень дорого. Такой храм, какой был построен, никогда не воссоздать. Еще в 2012 году мы заложили фундамент и хотели по благословению владыки построить деревянный храм. Ведь через год после крушения был возведен именно деревянный храм. Затем вокруг него основали и скит. С трапезным храмом, архимандритскими покоями, гостиницей, монашескими кельями. Сейчас ничего этого нет.

- Фундамент цел?

- Да. Мы бы поставили и сруб, но наступил 2014-й год, и все приостановилось...

Подготовил Артем Локалов