Новости

10.12.2018 20:43
Рубрика: Культура

В минуту жизни трудную...

Петр Мамонов показал программу "Как я читал святого Исаака Сирина"
Вера Петра Мамонова до поры до времени была будто обособлена от его творчества - и хоронилась за пределами публичных выступлений и интервью. В его последних спектаклях-концертах речь шла о Незнайке, описывались приключения деда Петра в современном городе, но не было ни слова о Боге и церкви.

И вот эти слова появились - после того, как "дед Петр" прочел "Слова подвижнические", духовного писателя VII века Исаака Сирина о вере и смирении. Произведение, заново переведенное митрополитом Иларионом (Алфеевым), поразило рок-музыканта "шквалом любви и нежности к человеку". В последние годы читающий, как он сам говорит, "только Евангелие и редко Ветхий Завет", Петр Николаевич, войдя в материал, попробовал начитывать Исаака Сирина в домашней студии - и, как человек, до крайности требовательный к себе, остался недоволен. Соединить творческое и духовное оставалось только одним способом: сделать спектакль, который Мамонов назвал "действием-молитвой".

...Сцена в зале ЦДХ маленькая, но Петру Николаевичу и не нужно много места и много реквизита. Мешок на спине в первой картине "действия-молитвы" не мешал ему ковылять, согнувшись в три погибели под музыку из-за дощатой ширмочки к зрителю. Из мешка вытряхнуты оранжевые полотнища, прикреплены к ширме, за ними - зеленые... Следующий выход - в красной хламиде, в руках - не то лук, не то инструмент с одной струной-веревкой, за которую артист дергает - продолжая начитывать поучения отца Исаака переполненному залу.

"Святые отцы под фри-джаз?" - прикидывает зритель. Неожиданно, но слушается - и даже притаптывается в ритм

Поучения - ясные и прозрачные, фразы стройные, без умильности, вполне современные: "умирись сам с собою, и умирятся с тобою небо и земля", "прикрой падающего, если нет тебе от сего вреда: и ему придашь благодушия, и тебя поддержит милость Владыки твоего". Мамонов их кричит, своим хриплым голосом с натугой выпевает, проборматывает. Вот он прямо на сцене распиливает досочки и сколачивает себе скамеечку, как пустынник перед утлой лесной хибаркой, взбирается на черный табурет помолиться; вышагивает по сцене на маленьких ходулях. И рядом со всем этим - пританцовывающий под ритм, заданный его же пальцами, долговязый басист, барабанщик, - внешне расслабленный, но в нужные моменты загорающийся; негромкий тромбон и дающий главную краску всей этой абстрактной, безмелодийной музыкальной картине синтезатор (музыкально оформляла спектакль группа "Совершенно новые Звуки Му"). Нот в песнях Мамонова, начиная с хита 80-х "Муха - источник заразы", всегда было немного - но для его собственных текстов их всегда хватало. Хватило и сейчас для молитв.

Неподготовленному зрителю понять смыслы микросценок было нелегко, в некоторых угадывались эпизоды житий святых, борющихся с бесами, плывущих по житейскому морю (актер двигался тут на табурете по полу, отталкиваясь длинным посохом). Кое-где вспоминались эпизоды фильма "Остров". В мамоновской творческой лаборатории каждая пробирка всегда стоит на только ему самому удобном и понятном месте. Петр Николаевич всегда ставит только ему понятные и необходимые творческие эксперименты, его никогда и ничто не тянет назад. То, что он делает, не поддается привычной логике. И здесь могло показаться, что артист перед нами устроил балаган, театр на площади; попытался сделать зримым заведомо невидимое.

Мамоновский зритель идет на его представления, как на концерты, продолжая относиться к Петру, прежде всего, как к музыканту, сочинителю, от которого привычно ждать неожиданностей, и уже потом как к философу, а тем более как к проповеднику. В этот раз на фирменную музыку легли поучения одного из учителей Церкви. "Святые отцы под фри-джаз?" - прикидывает зритель. Почему бы и нет? Неожиданно, но слушается - и даже притаптывается в ритм.

Культура Музыка Культура Театр Персона: Петр Мамонов РГ-Фото
Добавьте RG.RU 
в избранные источники