Новости

20.01.2019 20:01
Рубрика: В мире

Путь, оправдавший себя

Китай отмечает 40-летие политики реформ и открытости
Китай, да и, пожалуй, весь мир празднуют 40-летие политики реформ и открытости, старт которой фактически дал Третий пленум Центрального комитета Коммунистической партии Китая одиннадцатого созыва в декабре 1978 года.

Эта политика за короткий временной промежуток превратила некогда сотрясаемую кризисами и экспериментами страну в одного из глобальных лидеров. Именно тогда инициатор политики реформ и открытости Дэн Сяопин получил мандат доверия от товарищей по партии на реализацию, как тогда казалось многим, слишком рискованной и неоднозначной инициативы.

Одним из важных элементов политики реформ и открытости Дэн Сяопина стало создание особых экономических зон, прежде всего на юге Китая, где он граничит с Гонконгом и Макао. "При этом руководить одной из таких южных провинций, Гуандун, он отправил одного из своих соратников Си Чжунсюня - отца нынешнего лидера Китая Си Цзиньпина, - отмечает профессор Юрий Тавровский. - Вместе с отцом будущий лидер Китая мог увидеть не только все накопившиеся социально-экономические проблемы, но и потенциальные возможности региона, открытого к притоку инвестиций от богатых этнических китайцев, проживающих в Гонконге, Макао и других регионах "южных морей".

Однако для этого нужна была либерализация экономики провинции Гуандун. Соответствующие предложения, подготовленные Си Чжунсюнем и поддержанные Дэн Сяопином, ЦК КПК и Госсовет КНР одобрили в 1979 году и дали "зеленый свет" созданию первых двух особых экономических зон на границе с Гонконгом и Макао - в Шэньчжэне и Чжухае. Власти особых экономических зон получили свободу действий в управлении территорией, а в самих зонах были установлены низкие ставки подоходного налога, упрощены правила создания смешанных предприятий с участием иностранного капитала, выдачи виз, обмена валюты. Все это быстро превратило их в "оазисы" свободной экономики. Так начиналось "шэньчжэньское чудо", ставшее позднее и чудом "китайским".

Путь реформ и открытости оказался непростым и потребовал от его инициатора проводить корректировки выбранной политики, что порой требовало решительных действий.

Вклад Китая в мировой экономический рост превышает 30 процентов

"Политика Дэн Сяопина поставила страну на восходящую траекторию, она удачно вписалась в мировую экономику 80-90-х годов XX века", - полагает Юрий Тавровский. Этому во многом способствовало и вступление Китая в 2001 году во Всемирную торговую организацию в качестве "развивающейся страны", что дало КНР пятнадцатилетний льготный переходный период, эффективно использованный для наращивания экспортных возможностей экономики и увеличения темпов роста ВВП. В 2001 году объем внешней торговли Китая составлял 200 миллиардов долларов, а к 2016 году увеличился до 4 триллионов долларов. "Можно с уверенностью сказать, что 17 лет членства в ВТО - один из самых главных периодов для КНР, характеризующийся высочайшими темпами развития и торговли, - подчеркивает посол КНР в России Ли Хуэй. - На протяжении этих лет Китай делился и продолжает делиться своими достижениями с миром. По итогам 2017 года на долю частных предприятий и корпораций с иностранным капиталом пришлось 83,7 процента от общего объема экспорта и импорта страны против 57,5 процента в 2001 году. Китай открыл миру собственный рынок и снял целый ряд действовавших ограничений. В 2010 году по объемам прямых иностранных инвестиций сфера услуг впервые опередила обрабатывающую промышленность, а в 2017 году на нее уже пришлось 73 процента прямых иностранных инвестиций".

"Мирное возвышение Китая", провозглашенное Дэн Сяопином, и практические меры, предпринятые в экономической сфере, помогли Китаю избежать негативных последствий мирового экономического кризиса 2008 года. Финансовые резервы страны были использованы для активного развития городской, промышленной и транспортной инфраструктуры. Китай построил современную сеть железных и автомобильных дорог, обновил производственные фонды промышленных предприятий. Экономика страны наглядно продемонстрировала миру свою способность противостоять возникающим глобальным вызовам, что вызвало на Западе не только серьезную озабоченность, но и даже опасения от чрезмерного усиления Поднебесной.

Избрание Си Цзиньпина генеральным секретарем на XVIII съезде Компартии Китая, по оценкам многих экспертов, означало, что руководство страны осознает необходимость новых решительных социально-экономических перемен. Необходимо было устранить перекосы в экономической политике, решить обостряющиеся экологические проблемы, искоренить коррупцию. Задача, которую новый генсек поставил перед партией и обществом, по своим масштабам вполне отвечала духу "архитектора китайских реформ" Дэн Сяопина.

"Китайская мечта о великом возрождении китайской нации" - так сформулировал Си Цзиньпин свое видение стратегической цели страны. Были обозначены и главные опорные точки. Столетний юбилей Компартии Китая в 2021 году страна должна отметить достижением общества среднего достатка "сяокан". А к столетию Китайской Народной Республики в 2049 году Китай должен превратиться в "богатое и могучее, демократическое и цивилизованное, гармоничное и современное социалистическое государство".

В 2018 году Китай установил нулевую пошлину на 97 процентов товаров из 36 наименее развитых стран

В последние несколько лет Китай приблизился к тому, чтобы "китайская мечта" стала реальностью. Это и среднегодовой рост ВВП на уровне 7,2 процента, и низкая инфляция (2 процента), и невысокий уровень безработицы (5 процентов). Ежегодный рост доходов на душу населения в стране составляет 7,4 процента, более чем вполовину сократилось число живущих за чертой бедности. Си Цзиньпин показал себя достойным продолжателем идей Дэн Сяопина по превращению Китая в могучее государство, поэтому был переизбран генеральным секретарем на XIX съезде Компартии. В ее обновленном уставе "китайская мечта" понимается как "новая эпоха социализма с китайской спецификой".

Китай в роли глобального лидера середины XXI века не устраивает Запад, где ставят под сомнение основополагающие принципы развития страны, ее ценности и интересы. Выступая 4 октября в Гудзоновском институте, вице-президент США Майк Пенс изложил основы нового американского подхода к Китаю. В своем выступлении он дал понять, что в администрации Дональда Трампа доминирует взгляд на Китай как на главного геополитического противника, чья цель - смещение США с позиций мирового лидера во всех областях, включая инновационные и ключевые технологии в области вооружений будущего с неизбежным ослаблением международно-экономических позиций Вашингтона. Поэтому проводимая Китаем политика подпадает под классификацию включенного в декабре 2017 года в Стратегию национальной безопасности США понятия "экономическая агрессия".

По годовым объемам прямых инвестиций за границу Китай занял 3 место в 2017 году

Но еще в июле 2018 года США развязали торговую войну: Вашингтон ввел пошлину в 25 процентов на импорт 818 наименований продукции из Китая общим объемом поставок в 34 миллиарда долларов в год. Китай в качестве контрмеры в тот же день ввел пошлину в 25 процентов на импорт равнозначного объема американских товаров. В сентябре вступили в силу новые пошлины США, а затем и Китая, Дональд Трамп пригрозил ввести пошлины еще на 250 миллиардов долларов китайского импорта в год.

Впервые с 1998 года саммит лидеров АТЭС, который прошел 17-18 ноября в столице Папуа - Новой Гвинеи - Порт-Морсби, завершился без принятия совместной декларации. Американскую делегацию на нем возглавлял вице-президент Майкл Пенс, которого считают сейчас политическим куратором разворота американской политики в отношении Китая. Ее новая цель - максимально нивелировать темпы развития китайской экономики в целом и научно-технологического инновационного обновления в частности.

Как это все отразится на реализации "китайской мечты о великом возрождении китайской нации", сформулированной Си Цзиньпином, покажет время. Жизнь со своей стороны уже доказала, что экономика и общество Китая за 40 лет политики реформ и открытости научились противостоять внешним вызовам. Возможно, вместе с Россией, также попавшей под каток западных санкций, сделать это будет легче. "Российский рынок сбыта может заменить Китаю те потери, которые возникают из-за торговой войны с США, - считает бизнес-омбудсмен, председатель Российско-Китайского комитета мира, дружбы и развития Борис Титов. - Часть товаров, которая предназначалась для рынка США, может прийти к нам, и это хорошо для России. В свою очередь, это будет замещать импорт из Европы. Россия же может поставлять в Китай больше сельхозпродукции, но для этого необходимо снять определенные торговые барьеры".

В конце ноября, выступая на инвестиционном форуме "Россия зовет!", президент РФ Владимир Путин подчеркнул, что торговая война между США и Китаем создает новые возможности для российской экономики. Он отметил, что усилившаяся в последнее время в мире тенденция на введение торгово-экономических ограничений, в том числе санкций и таможенных мер, уже привели к снижению мировой торговли на 500 миллиардов долларов (по оценкам ВТО). Такая ситуация никому не выгодна, "но для нас это создает только определенные окна возможности", - заключил российский лидер.

В мире Восточная Азия Китай Экономика Макроэкономика
Добавьте RG.RU 
в избранные источники