1 января 2019 г. 16:05
Текст: Андрей Ганин (доктор исторических наук)

"20 русских стрелков... пошли в штыки на сотенные массы врага..."

В России издана первая Книга Памяти офицеров, погибших на Русско-японской войне
115 лет назад началась Русско-японская война 1904-1905 гг. Война, оставшаяся в тени последующих переломных в истории России событий, - нескольких революций, Первой мировой войны и войны Гражданской. Катаклизмы ХХ столетия привели к тому, что память об участниках войны на Дальнем Востоке стала активно восстанавливаться только в наши дни.
Офицеры 58-го пехотного Прагского полка. Пятеро из них погибли под Мукденом в 1905 г.
Офицеры 58-го пехотного Прагского полка. Пятеро из них погибли под Мукденом в 1905 г.

1126 павших

Всего тогда погибли и умерли 52,5 тысячи русских солдат и офицеров. Среди них более тысячи ста офицеров армии и Отдельного корпуса пограничной стражи. На протяжении целого столетия имена многих из них оставались забытыми. И только в 2018 году, наконец, удалось увековечить память практически всех офицеров, павших на Русско-японской войне в биографическом справочнике, а, по сути, в полноценной Книге Памяти1. Историки, краеведы, генеалоги, потомки участников тех событий получили уникальное справочное издание, меняющее представления о событиях того конфликта.

Произошло это благодаря кропотливой работе специалистов Российского государственного военно-исторического архива (РГВИА) - главного хранилища документов по истории Русской императорской армии. Ведущая роль в проекте принадлежит исследователю истории Русско-японской войны и героической обороны Порт-Артура, автору "Родины" Дмитрию Николаеву. Работа потребовала больших усилий и растянулась на несколько лет, причем в подготовке книги приняли участие даже потомки офицеров.

Это не просто новое, общественно значимое справочное издание. Это настоящая книга судеб целого поколения носивших погоны образованных людей начала прошлого столетия. Всего в справочнике приведены биографии 1126 офицеров.

Обложка Книги Памяти.


Архивные поиски

Идентификация офицеров напоминала детективное расследование. После войны в 1907-1909 гг. на страницах журнала "Военный сборник" публиковались списки погибших, но они содержали множество неточностей, вплоть до того, что некоторые из упомянутых оказались живы, а у других были искажены имена. Еще одну сложность представляло установление личных данных некоторых офицеров. Как правило, в документах того времени указывались лишь чин офицера и фамилия, что при наличии однофамильцев вело к ошибкам. Составители справочника сумели исправить неточности, подготовили полные биографические справки на каждого, а, кроме того, обнаружили 47 ранее неизвестных офицеров. Немаловажно и то, что более пятисот биографий павших офицеров снабжены портретами, что позволяет представить образы погибших участников войны. Часть портретов ранее не была известна даже специалистам, эти изображения удалось обнаружить в фондах РГВИА и в семейных архивах потомков. К сожалению, в справочник не вошли сведения об офицерах флота (таковых в Русско-японскую войну погибло и умерло 284 человека2).

Показателем востребованности книги стало то, что после ее выхода составители начали получать отклики потомков и различные дополнения, в том числе более трех десятков новых портретов. Сбор и систематизация сведений продолжаются.


Похороны поручика А.В. Коржинского, смертельно раненого при обороне Порт-Артура.

Смерть выбирала молодых

Офицеры на той неудачной для нас войне проявили настоящую жертвенность. После выхода справочника появились точные цифры, ярче всего свидетельствующие об этом. Всего в войне приняли участие не более 10 000 офицеров, следовательно, погибли 11,2% из них. Общие же потери сухопутных сил составили 5,9% от участвовавших в боевых действиях3.

Тщательный анализ, который провели авторы справочника, позволил составить коллективный портрет погибших офицеров. В значительной степени это были люди дворянского происхождения или дети обер-офицеров, не имевших прав потомственного дворянства. Около половины были холостяками. Подавляющее большинство служило в пехоте (85,8%), меньшая часть погибших - артиллеристы и представители казачьих и иррегулярных частей.

Появилась возможность оценить, как же распределялись потери. Погибли в боях 725 офицеров, умерли от ран 286, пропали без вести 115. Чаще всего смерть находила самых молодых - обер-офицеров. Именно они обычно оказывались на передовой. Средний возраст погибших 33,4 года. Самым молодым - 19, самым пожилым - 57-58 лет. В списках погибших есть и семь генералов, но только шесть из них погибли от рук японцев. Одного из генералов, инспектора госпиталей 3й Маньчжурской армии В.М. Тимофеева, жестоко убили собственные солдаты (ранен двумя пулями и штыком), когда при отступлении от Мукдена он пытался остановить разграбление армейских складов4. Самым кровопролитным сражением войны стало Мукденское, которое унесло жизни практически трети офицеров. Почти столько же погибло в боях на реке Шахэ.

Тела русских солдат, погибших под Мукденом. 1905 г.

Медаль в память Русско-японской войны.


"Моя рука нанесла ему смертельный удар..."

За каждой цифрой - человеческая судьба, принятое или непринятое решение, а нередко - подвиг, самопожертвование.

Сотник 2го Читинского полка Забайкальского казачьего войска Александр Александрович Зиновьев, 24 года, сын петербургского губернатора, выпускник Пажеского корпуса, офицер гвардейской кавалерии, добровольцем пошел на войну в обычный казачий полк. Убит 10 мая 1904 г. в стычке с японцами. Как вспоминал очевидец, "сотник Зиновьев задался целью во что бы то ни стало разведать главные силы японцев под Фынхуанченом, и есть два его донесения, показывающие, что, действительно, ему удалось заглянуть дальше сторожевого охранения. Разъезд был дважды обстрелян; тогда офицер пошел пешком с двумя казаками, приказав остальным рассеяться и собраться вне сферы [огня] противника; сам он все-таки прорвался через линию охранения, но затем был окружен со всех сторон... японцы устроили на него облаву... Зиновьев был обнаружен, отстреливался из револьвера и был убит... разъезд уцелел благодаря заботливости его начальника; рискуя собой, он не хотел напрасно терять меньшую братию... Слава и вечная память настоящему герою! Как сейчас вижу перед собой его благородное лицо... Для этого человека не было компромиссов; начальство приказало разведать, и он мог только или исполнить, или погибнуть"5.

Пулеметчики отряда генерала П.И. Мищенко. Штабс-капитан В.В. Степанов из этого отряда стал первым офицером, погибшим на суше в ту войну.

О Зиновьеве вспоминал и его однокашник Б.А. Энгельгардт: "Молодой конногвардеец с серьезным бледным лицом. Он тоже отправится на войну в Маньчжурию добровольцем и наденет забайкальский чекмень6.

Пойдет в разведку и... не вернется.

Это была своеобразная и трогательная история.

Казаки, бывшие с ним, рассказывали, что сотник поднялся один на сопку, там раздались выстрелы, они не знают, что с ним случилось...

Его родители всеми силами старались собрать сведения о его судьбе, обращались в различные посольства, к православному духовенству в Японии, в Международный Красный Крест...

Неожиданно пришла посылка: ящичек из черного дерева японской работы, а в нем свиток-письмо от японского солдата Миномидани Сатаро: "Ваш сын умер смертью героя - нас было много, он был один и не захотел сдаваться.

Моя рука нанесла ему смертельный удар, но я имел честь быть раненным рукой героя..."

Одновременно пришло письмо от родителей Сатаро. Они тоже писали о доблестной смерти русского воина, выражая уверенность, что его душа, душа героя, обрела на небе заслуженный покой и счастье. Они прислали роскошный, шитый золотом покров, который японцы по обычаю кладут на алтарь, молясь за души убитых на войне.

Наконец, через некоторое время пришла фотография могилы, обнесенной оградой, в горах Маньчжурии и сообщение, что могила находится под покровительством императора и осквернение ее карается смертной казнью"7. Тело героя было перевезено в Россию и похоронено в имении в селе Копорье Санкт-Петербургской губернии.

А.А. Зиновьев.

Российский излом начала прошлого века не пощадил эту семью. Младший брат героя, Георгий, погиб в бою под Каушеном в самом начале Первой мировой. Отец и четверо других братьев эмигрировали из России после Гражданской войны. Еще один из братьев покончил с собой.

Герой обороны Порт-Артура генерал Р.И. Кондратенко осматривает позиции. Погиб 2 декабря 1904 г.


С револьвером в одной руке и с камнем - в другой

Поразительны обстоятельства гибели штабс-капитана 34го Восточно-Сибирского стрелкового полка Александра Алексеевича Самойлова, отца двоих детей, убитого 18 августа 1904 г. под Ляояном. Рота Самойлова не получила приказ об отступлении, батальон же, в который она входила, отошел. Стрелки оказались в окружении. Самойлов "будучи уже с утра ранен в ногу и в челюсть, не покинул своего поста, не покинул своей роты, остатки которой, в числе 20 человек, оставались в своих окопах, не зная, что окружены неприятелем. Увидя себя отрезанным, шт[абс]-кап[итан] Самойлов приказал своим стрелкам идти за ним - ударить на неприятеля в штыки, и 20 русских стрелков, имея впереди себя дважды раненного офицера, пошли в штыки на сотенные массы врага. Шт[абс]-кап[итан] Самойлов первым выскочил из окопа и бросился вперед с револьвером в одной руке и [с] камнем - в другой, стрелки кинулись за ним, тотчас шт[абс]-кап[итан] Самойлов упал, потом схватился, поднялся, выхватил шашку и опять упал и мертвым покатился в окоп. Японцы, не ожидавшие присутствия в окопах наших стрелков, лежали за бруствером окопа 12-й роты и стреляли по отходившим за гребень остаткам 3-го батальона 34-го В[осточно]-С[ибирского] стр[елкового] полка, поэтому, когда против них вышла горсть наших солдат, сначала крайние попятились, но волна подошедшей пехоты поглотила кучку наших храбрецов"8.

А.А. Самойлов.

Герои забытой войны, благодаря этой удивительной и очень нужной книге, обретают свое место в нашей памяти.

1. Офицеры русской армии, погибшие в войне с Японией 1904-1905 гг. Биографический справочник. Сост. Д.К. Николаев, О.В. Чистяков, М.В. Абашина, Н.Г. Захарова, С.А. Харитонов. М.: Старая Басманная, 2018. 772 с.: табл., ил.
2. Назаренко К.Б. Закат царского флота. Морские офицеры Первой мировой войны. М., 2018. С. 266.
3. Офицеры русской армии. С. 17.
4. Там же. С. 21.
5. Там же. С. 231.
6. Чекмень - мундир казачьего офицера.
7. Энгельгардт Б.А. Воспоминания камер-пажа / публ. В.А. Авдеева // Военно-исторический журнал. 1993. N 12. С. 57.
8. Офицеры русской армии. С. 554.

Порт-Артурский крест.