События года
Рубрика: Экономика

24.01.2019 07:18
Текст: Ксения Дубичева (Свердловская область)

Магнитное поле не пахано

Возрождение производства важнейших комплектующих поможет развитию высоких технологий в России
В Свердловской области в радиусе 20 километров сосредоточено большинство российских производств редкоземельных постоянных магнитов (РЗМ). Их продукция, как говорят, необходима приборостроителям больше, чем хлеб. Потенциал для дальнейшего развития этой отрасли есть, но без более активной, чем сегодня, помощи государства дело не сдвинется.
 Фото: Татьяна Андреева/РГ Российские производители высокотехнологичной продукции остро нуждаются в постоянных магнитах. Фото: Татьяна Андреева/РГ
Российские производители высокотехнологичной продукции остро нуждаются в постоянных магнитах. Фото: Татьяна Андреева/РГ

Без РЗМ немыслимы высокие технологии - электронная промышленность, производство источников питания и так далее. "Наша работа - не пирожки печь, главное в ней - самосознание: когда я вижу самолет в небе, то знаю, что в нем капля нашего труда, никакая ракета не полетит без наших магнитов", - поэтично раскрывает значение отрасли инженер одного из свердловских предприятий.

Увы, этот рынок в мировых масштабах монополизирован: Китай обеспечивает 85 процентов мирового производства постоянных магнитов и сто процентов мировой потребности в сырье для них - редкоземельных металлов. Между тем, по прогнозам аналитиков, уже в ближайшее время растущий спрос на энергоэффективную продукцию взвинтит спрос на РЗМ. К примеру, для производства мегаваттного ветрогенератора требуется до 200 килограммов металлов, в первую очередь неодима. Другие динамично развивающиеся области применения постоянных магнитов - транспорт, производство компьютерной техники, а так называемые белые товары - электроэкономные бытовые приборы.

- В России не много серьезных производителей постоянных редкоземельных магнитов, на Урале их два - в Екатеринбурге и Верхней Пышме, - рассказал "РГ" заместитель председателя УрО РАН, директор Института физики металлов Николай Мушников. - В стране еще около двух десятков небольших компаний, которые, хотя и именуют себя производителями, на деле лишь модифицируют и перепродают импортные магниты.

Для екатеринбургской компании четыре года назад инвестор приобрел импортную технологическую линию, объем производства - тонна магнитов в год (капля в море, учитывая потребности приборостроителей России). Пышминское предприятие работает на своем оборудовании, достигнув мощности 7-8 тонн, причем собственные наработки позволяют расширить производство.

Российская промышленность ежегодно ввозит около трех тысяч тонн редкоземельных металлов. 97 процентов этого рынка захватил Китай, получив возможность диктовать цены

- Мы выпускаем продукцию на уровне лучших зарубежных аналогов. Уступаем только по неодимовым магнитам из-за технологического отставания. Знаем, как решить проблему, но на оборудование денег нет, - поделился директор предприятия Владимир Москалев. - Здесь могло бы помочь государство: мы покупаем сырье, несем транспортные расходы да еще платим пошлину за его ввоз.

Напомним, четыре года назад в странах Таможенного союза уже вводили временные нулевые пошлины на импортные редкоземельные металлы. Однако сейчас для стимулирования этой отрасли и разработки российских месторождений предусмотрен другой механизм - ослабление налоговой нагрузки на добычу отечественного сырья. Соответствующий законопроект в декабре внесен правительством в Госдуму, для редких металлов он предусматривает ставку налога на добычу полезных ископаемых не восемь, а 4,8 процента. Предполагается, что закон вступит в силу к 2020-му, и тогда изменения затронут не только производство магнитов. Например, они помогут челябинскому трубопрокатному заводу построить комбинат на базе месторождения в Иркутской области, а также начать разработку в Якутии.

Сейчас российская промышленность ежегодно ввозит около трех тысяч тонн редкоземельных металлов. 97 процентов этого рынка захватил Китай, получив возможность диктовать цены. Когда, к примеру, монополист сократил поставки на мировой рынок, средневзвешенная цена подскочила в пять раз, до 190 долларов за килограмм (через полтора года, после претензий ВТО и невиданной активности по разработке месторождений, во многих странах мира цена упала до 30-40 долларов).

Российские запасы редкоземов, по разным оценкам, составляют от 14 до 30 процентов мировых, причем без учета богатых "металлами будущего" залежей технологических отходов. Сейчас сырье, добытое на единственном действующем российском месторождении в Мурманской области, перерабатывается в Соликамске и практически полностью экспортируется. В Восточной Сибири хватает перспективных разведанных месторождений, но их разработка требует гигантских капиталовложений из-за отсутствия инфраструктуры и климатических условий.

Российская программа возрождения практически полностью исчезнувшей в прошлом веке редкоземельной отрасли пока буксует. Кроме освоения якутских месторождений она включает переработку "бериевского" монацита в Свердловской области. 82 тысячи тонн этого сырья хранятся на складах станции Зюрзя под Красноуфимском, содержание в нем редких металлов - около 48 процентов. Редкие и редкоземельные металлы содержатся, например, и в отходах Богословского алюминиевого завода, с 1943 года в Краснотурьинске скопилось 60 миллионов тонн красного шлама. Технологии комплексной переработки разработаны, однако их внедрение, по экспертным оценкам, требует около десяти миллиардов рублей инвестиций.

Компетентно

Владимир Щелоков, генеральный директор Союза предприятий оборонных отраслей промышленности Свердловской области:

- Потребность в высокоэффективных постоянных магнитах большая. Нам ставят задачу - мы знаем, как ее решить, но магниты слишком дороги. Таможенные преференции - лишь временное решение проблемы. Зависимость от импорта - это не дело, и избавиться от нее можно только с помощью программно-целевого подхода, серьезных инвестиций, которые, хотя и не сразу, дадут серьезный народно-хозяйственный эффект.

Новости проекта