Новости

31.01.2019 18:20
Рубрика: Общество

Гормоны бунтуют

Академик Марина Шестакова: Диабетики могут жить долго и рожать здоровых детей
Наверное, только в эндокринологии дают награды больным долгожителям. Фото: istock/moussa81 Наверное, только в эндокринологии дают награды больным долгожителям. Фото: istock/moussa81
Наверное, только в эндокринологии дают награды больным долгожителям. Фото: istock/moussa81

Количество болезней не знает счета. Они разные. И наносят разный ущерб нашему здоровью. Но бесспорно одно - в лидерах по количеству и по вредности - сердечно-сосудистые недуги, онкологические заболевания и сахарный диабет. Так, диабет каждый год уносит почти пять миллионов жизней во всем мире. На долю России приходится 100-120 тысяч. Но если по сердечно-сосудистым и онкологическим заболеваниям успешно развиваются и действуют федеральные программы, то, к сожалению, по сахарному диабету таковой сейчас нет. Хотя буквально в преддверии Нового года произошло очень важное событие. Правительство России приняло постановление о расширении перечня медицинских изделий, включающего инсулиновые помпы и расходные материалы к ним, позволяющего обеспечивать ими больных на бесплатной основе. Как это скажется на состоянии медицинской помощи "сладким людям"? Об этом обозреватель "РГ" беседует с ведущим специалистом в этой области академиком РАН Мариной Шестаковой.

Марина Владимировна! Возраст диабета самый преклонный. Однако во всем мире нет средства избавления от него. Так будет всегда? Или есть надежда, что современные технологии, современный уровень науки помогут нам избавиться от "сладких страдальцев"?

Марина Шестакова: Диабет разный. Есть диабет, который поражает совсем юных и молодых. Это диабет первого типа. Раньше он назывался инсулинозависимым. Сразу скажу, что прогноз у этих пациентов при своевременном и правильном назначении вполне оптимистичный. "Сладкие люди" второго типа - это люди пожилого и преклонного возраста, они вначале обходятся без инсулина, но иногда, со временем, инсулинотерапия им назначается.

Прививки снижают риск развития диабета первого типа. Не уклоняйтесь от прививок! А чтобы избежать диабета второго типа, требуется вести здоровый образ жизни

Вы спросили о прогнозе. Я оптимист, к тому же , поверьте, в курсе тех новаций, которые происходят в нашей области. А потому надеюсь, и не только я, что со временем сахарный диабет утратит свое могущество. Уйдет ли он совсем? Не уверена. Потому что такой гормон, как инсулин, совершенно уникален, ни на какой другой не похож и заменить его нечем. Пересадка органов, в частности, поджелудочной железы или островков, производящих инсулин, способны изменить ситуацию. Но риск проведения подобной операции, даже с учетом всех современных достижений, все же выше, чем само заболевание. Ведь любая пересадка органов обязательно предполагает пожизненное принятие определенных препаратов, которые не безразличны для организма, в том числе и для иммунной системы.

У современного пациента есть возможность выбора лечения? Или выбор все-таки предлагает только врач?

Марина Шестакова: Желание пациента мы, конечно, очень ценим, мы его учитываем, мы с пациентом просто обязаны быть партнерами. Но выбор тактики лечения только за лечащим врачом. Тем более, когда речь идет об эндокринных нарушениях. Дело в том - так уж сложилось не только в нашей стране, - что вокруг гормональных заболеваний масса всяческих советчиков. Немало случаев, когда люди, ведущие практически нормальную жизнь на инсулиновой терапии, поддавшись подобным советам, отказываются от нее и погибают. И потому я хочу, чтобы меня услышали. Не надо бояться, тем более отказываться от гормональной терапии.

Через два года будет необычный юбилей - сто лет как Фредерик Бантинг и Чарльз Бест впервые выделили из поджелудочной железы собаки гормон инсулин...

Марина Шестакова: Если позволите, чуть подробнее расскажу об этом необычном открытии, которое, в конце концов, было удостоено Нобелевской премии, благодаря которому миллионы "сладких людей" во всем мире могут жить полноценной жизнью. В науке порой важен случай. Вот и в данной ситуации он был. Близкий друг Бантинга умер от диабета, которым страдал с детства. И у Бантинга появилась идея-фикс - спасти человечество от диабета. Он не был эндокринологом, он был общим хирургом.

Трудно сказать, как пришла к нему идея во что бы то ни стало получить инсулин. После успешных экспериментов над собакой Бантинг стал получать инсулин из поджелудочных желез новорожденных телят. Именно такой инсулин был впервые введен человеку - мальчику Леонарду Томсону, погибавшему от диабетической комы. Мальчик был спасен.

А теперь лучший инсулин - человеческий или..?

Марина Шестакова: За столетие инсулин прошел сложный путь. Лишь однажды его получили из поджелудочной железы собаки. Потом его поставщиком стал крупный рогатый скот, потом - свиной инсулин и, наконец, человеческий. А вот теперь и человеческий не считается панацеей. Теперь в фаворе аналоги человеческого инсулина, которые синтезируют генно-инженерным путем. Но и это не конец пути. Все идет к тому, что будут другие инсулины, но вряд ли когда-нибудь можно будет от них отказаться. Хотя есть надежда, что стволовые клетки, пересадка этих клеток, в том числе и собственных клеток человека, прошедших специальную трансформацию, окажутся более эффективными.

Ваш прогноз для "сладких людей"?

Марина Шестакова: Наверное, только в эндокринологии дают награды больным долгожителям. Если "сладкий пациент" прожил 50 лет, он получает медаль Джослина. Еще совсем недавно 50-летний страдалец сахарным диабетом считался рекордсменом. Теперь это явление обычное. И медаль присуждают за 75 и даже за 80 лет жизни с диабетом. В нашей стране таких уже десятки.

Их станет больше после последнего постановления правительства о расширении списка бесплатных препаратов?

Марина Шестакова: Конечно. Ведь дело в том, что та же помпа избавляет пациента от необходимости иногда несколько раз в день вводить себе инсулин. То есть это кардинально меняет качество жизни. Человек не привязан к шприцу, он спокойно может путешествовать, работать. Я уже не говорю о том, что "сладкие люди" становятся родителями здоровых детей.

Значит, диабет все-таки не наследственное заболевание? Это какая-то поломка гена?

Марина Шестакова: Наследственную предрасположенность отрицать ни в коем случае нельзя. Но эта предрасположенность возникает при определенных обстоятельствах. Имею в виду и образ жизни человека. А главное, встреча с неким вирусом. Каким? Их несколько. И не о них речь. А о том, что надо всем своим поведением, питанием, физическими нагрузками стараться избегать встречи с вирусами. Хотя такое вряд ли возможно в практической жизни.

Марина Владимировна! Но все-таки хотя бы несколько советов, как не дать развиться наследственной предрасположенности.

Марина Шестакова: Прежде всего хочу сказать о прививках против различных вирусных инфекций. Несмотря на все убедительные факты мировой и медицинской практики, существует миф о том, что любые прививки могут провоцировать развитие того или иного заболевания. И это заболевание, в свою очередь, может приводить к появлению диабета. Опасное заблуждение! Прививки формируют иммунитет против той или иной инфекции, а значит, и снижают риск развития диабета первого типа. Потому мой первый совет - ни в коем случае не уклоняйтесь от прививок. А чтобы избежать диабета второго типа, естественно, требуется вести здоровый образ жизни: правильное питание, разумные физические нагрузки, так называемое закаливание организма.

Если честно, я не люблю словосочетание "здоровый образ жизни". Тем более что он обрастает бесконечными мифами, всяческими рекомендациями, от которых голова кругом. Вот, например, сегодня публикуется сообщение самых продвинутых научных центров о том, что кофе наносит вред. А через какое-то время - других, не менее продвинутых научных центров, о том, что кофе надо пить. А вы как считаете?

Марина Шестакова: Все очень индивидуально. Есть люди, которым кофе категорически противопоказан, но есть и убедительные данные практики: 3-4 чашечки кофе в день могут быть профилактикой и диабета второго типа, и онкологических заболеваний, и даже сердечно-сосудистых.

Ключевой вопрос

Наши гормоны абсолютно зависимы от окружающей среды. Они редко бывают спокойны. Происходит тот или иной стресс - и бушуют гормоны. А мы их боимся. И когда врач нам назначает гормоны, мы не спешим в аптеку, чтобы их приобрести и тем более применять. И дело не только в диабете. Трудно найти человека, щитовидная железа которого была в полном порядке. Что делать? Нельзя жить в обществе и быть свободным от него.

Шестакова: Щитовидная железа очень уязвимый орган и очень влиятельный. У одних щитовидная железа может быть увеличена, у других в ней возникают узелки, у третьих она, наоборот, уменьшена, недоразвита. Без гормонотерапии здесь, скорее всего, не обойтись. А наши страхи по поводу гормональной терапии не обоснованы. Смею утверждать, что гормоны из числа самых необходимых препаратов.

Вы говорите, что люди боятся гормонов. Подчеркиваю, их страх не обоснован. А вот беспорядочный, по собственному усмотрению или по рекомендации интернета интенсивный прием гормональных препаратов чрезвычайно опасен. В наш центр постоянно приходят люди, которые в погоне за уходящей молодостью, в поисках омоложения, красоты начинают использовать гормональные препараты и очень удивляются, когда им становится, например, трудно дышать, или начинают выпадать волосы, ломаться ногти… Тот же гормон роста. Он очень популярен у людей преклонного возраста и почему-то считается не только безвредным, но и полезным. Да, это так, но при одном непременном условии: если он действительно показан и нужен. А вот если не показан и не нужен… Не стану здесь говорить о последствиях, но хочу предостеречь: будьте осторожны.

В нашей беседе мы упомянули возможность редактирования генома. Что, можно будет избежать болезни, в том числе эндокринной системы?

Шестакова: Многие такие хвори происходят из-за мутации в одном гене. И тут можно поправить ситуацию, используя современные возможности редактирования генома.

Министр здравоохранения Нижегородской области Антон Шаклунов говорит: если достижения это совершенно справедливо. Чтобы они были доступны не узкому кругу, чрезвычайно важно, скажем, упомянутое постановление о расширении списка препаратов и изделий для лечения эндокринных заболеваний. Однако кто это все назначит, кто это пропишет? У вас головной Национальный центр эндокринологии. А во всех ли поликлиниках есть эндокринологи, есть специалисты? Которые могут грамотно, своевременно выявить заболевание, назначить терапию и отслеживать лечение конкретного пациента?

Шестакова: Увы, таких специалистов пока не хватает. И уровень тех, кто работает, не всегда на должной высоте. Это наша, нашего центра постоянная боль. Наверное, все-таки нужна федеральная программа по нашей специальности. Наш центр предложил подобную программу, которая поможет создать региональные эндокринологические центры по стране, сделать помощь тем, кто страдает от бунта гормонов, доступной и высококвалифицированной.

Визитная карточка
Фото: Александр Корольков

Марина Владимировна Шестакова родилась в Москве в семье потомственных медиков. С отличием окончила Первый Московский медицинский институт им. И.М. Сеченова. Основное направление работы - диабетология. Ведущий специалист в области лечения сахарного диабета.

Кандидатская и докторская диссертации посвящены самым острым проблемам хронических осложнений диабета. Автор более 500 работ на эту тему. Академик РАН, и.о. директора Национального медицинского исследовательского центра эндокринологии Минздрава России.

Мама двоих детей. Старшая дочь Екатерина, врач-эндокринолог. Сын Владимир, студент экономического факультета МГИМО.

Общество Здоровье Диабет: профилактика и диета
Добавьте RG.RU 
в избранные источники