Новости

06.02.2019 18:17
Рубрика: Культура

Судьба самурая

В Государственном Кремлевском дворце показали российско-японский спектакль
В Государственном Кремлевском дворце показали балет, за четыре года объездивший Японию и теперь совершивший турне по России. В его создании и исполнении объединились творческие силы Японии и России.
Решив воплотить на сцене один из значимых моментов японской истории, танцовщик и хореограф Ранко Фудзима взял в союзники Фаруха Рузиматова, который остается идолом японской публики. Фото: Фото предоставлено пресс-службой организатора Решив воплотить на сцене один из значимых моментов японской истории, танцовщик и хореограф Ранко Фудзима взял в союзники Фаруха Рузиматова, который остается идолом японской публики. Фото: Фото предоставлено пресс-службой организатора
Решив воплотить на сцене один из значимых моментов японской истории, танцовщик и хореограф Ранко Фудзима взял в союзники Фаруха Рузиматова, который остается идолом японской публики. Фото: Фото предоставлено пресс-службой организатора

Представить московскую премьеру "Самурая Нобунаги" пришел Чрезвычайный и Полномочный Посол Японии в России Тоехиса Кодзуки. Несмотря на то что спектакль показывали не на основной, а на Малой сцене Кремлевского дворца, здесь господин Кодзуки мог чувствовать себя триумфатором - он объявил: несмотря на то что Год Японии в России только добрался до середины, он уже насчитывает более пятисот событий.

Это сообщение встретили одобрительными аплодисментами.

Японский балет до сих пор гордится тем, что первым импульсом к его развитию стали приезды в страну русских артистов, первыми учителями - воспитанники русского императорского балета, а создателями ведущей труппы и ее школы - педагоги советского Большого театра.

Поэтому даже сейчас, когда японский балет испытывает в не меньшей мере влияние европейской хореографии, мало что может сравниться с почтением к России.

Решив воплотить на сцене один из значимых моментов японской истории, танцовщик и хореограф Ранко Фудзима взял в союзники Фаруха Рузиматова, который остается идолом японской публики, способным собирать тысячные залы.

Сам Фудзима - это знаковая фигура в современном японском искусстве. Он - продолжатель многовековой династии исполнителей традиционного танца нихон-буе.

И спектакль он решил выстроить на контрасте собственного старинного искусства и современного классического балета. В помощники Фудзима позвал Морихиро Ивату - еще одну японскую легенду, первого иностранного солиста Большого театра.

Имя самурая Нобунаги известно каждому японцу. Годы его жизни и деятельности почти полностью совпадают со временем, когда Русью правил царь Иван Грозный.

В историю Нобунага вошел такой же неоднозначной личностью - объединителем раздробленной Японии, добившимся результата огнем и мечом. Его деяния в балете воплощены в пяти картинах, от мирного сватовства до ритуального харакири после того, как его предал лучший друг и военачальник части его войск.

Оформление спектакля, соединяющее приемы традиционного японского театра и современные технологии, отдает предпочтение видеопроекциям и мастерски выстроенной световой партитуре (видеорежиссер - Хаято Татэиси, художник по свету - Хисаси Адати, сценограф - Рэнта Коти).

Атмосферу создает музыка Томоэ Умэя и Тосию Накагавы, выдержанная в традициях хогаку. Ранко Фудзима, исполняющий роли свекра Досана и коварного друга Мицухиды, продемонстрировал, как близок и далек от отечественного восприятия японский традиционный танец - основанный на скользящем движении ног, внезапно роднящем его с нашей "Березкой" и отдающем всю выразительность верху танцовщика - постановке головы, рук, корпуса, виртуозной игре с веером.

Приемы классического балета, использованные Морихиро Иватой, с одной стороны, оказались более эффектными - когда танцует сам 48-летний Ивата, находящийся в прекрасной форме и эффектно демонстрирующий пируэты и большие прыжки в партии слуги Хидэеси, с другой, балет не позволяет даже выдающимся артистам задержаться на сцене.

Весь спектакль 55-летний Рузиматов заставлял напрягать память и сердце, чтобы почувствовать тот огонь, ликующую свободу и феерию пиротехники, мастером которых он был. Но это удалось лишь на мгновение - в финальной точке, когда он, в белоснежном костюме, с обнаженным торсом, наконец застыл в центре сцены.

Культура Театр Танец Год театра Отношения России и Японии
Добавьте RG.RU 
в избранные источники