1 февраля 2019 г. 09:36
Текст: Глеб Бобров

500 чеков от десантного батальона

В Луганске издали сборник прозы воинов-афганцев на английском языке
В конце минувшего года в свет вышел литературный альманах "Порванные души" (The Torn Souls) о войне в Афганистане. Впервые - на английском языке.

Все авторы сборника - офицеры и солдаты Ограниченного контингента советских войск в Афганистане, принимавшие участие в боевых действиях. Каждый рассказ - настоящая "окопная проза". Мне посчастливилось стать участником этого проекта - и как снайперу в моем афганском прошлом, и как главе Союза луганских писателей. А главное - как консультанту молодых переводчиков, не знающих сленга далекой войны...

Отрывки из сборника с моими ремарками хочу предложить читателям "Родины".


Рядовой Павел Андреев

(рассказ "Самый легкий день был вчера")

Он подорвался на противопехотной мине под Кандагаром. Несколько клинических смертей, потеря обеих ног, многолетняя одиссея по госпиталям и больницам, полтора десятка операций... Сегодня это успешный военный писатель, преуспевающий менеджер, любитель пеших туристических маршрутов и баскетбольных баталий...

"Белые стены, белые простыни. Покой и тишина. Об этом он мечтал все время службы. Сейчас это воспринималось совсем иначе. Рядом сидел комбат. Пришедший с ним замполит роты принес новую парадку, тельник, берет, знаки, два ЭрДэ, набитые кандагарскими гранатами, инжиром, яблоками, лимонадом "Си-Си".

"Вот здесь в пакете 500 чеков. Это тебе от батальона, на первое время", - комбат положил на подушку простой солдатский конверт.

"Чем будешь заниматься на дембеле, сынок?" - спросил комбат.

Стараясь выглядеть бодрым, он ничего другого не придумал, как ответить: "Буду табуретки делать и на базаре продавать".

Жгучая боль в ногах импульсом ударила по контуженной голове - комбат резким движением поднял его за простыню, обернутую вокруг обрезанного тела: "Узнаю, сержант, что ты чмонеешь на гражданке как хлястик, - лично приеду и урэкаю тебя, понял? Запомни, сынок, самый легкий день был вчера! Война для тебя только начинается..."

Перевод этого фрагмента с "русского на русский" занял у меня около двух с половиной страниц. Дело даже не в "парадке" (парадной форме), "ЭрДэ" (рюкзак десантника) или "чеках" с лимонадом "Си-Си". Переводчикам было непонятно решительно все - от помощи замполита до угроз комбата. Как впихнуть бездну смыслов в традиционные лексические конструкции, донести до англоязычного читателя - ведь в сборнике 11 таких авторов и около 40 рассказов...


Гвардии сержант 56-й отдельной десантно-штурмовой бригады Артем Шейнин

(рассказ "Гришин")

Сегодня он известный российский телеведущий. Но мало кто знает, что Артем -десантник из легендарной 56 одшб, гвардии сержант ВДВ. Уже в разгар своей блестящей телевизионной карьеры, в 2011 году, он инкогнито едет в Афган и вместе с бандой самых настоящих "духов" поднимается зимой на трехкилометровый перевал Сата Кандав в провинции Пактия. Для чего? Чтобы развернуть там знамя своей десантно-штурмовой бригады.

"В наступившей резко тишине еще более отчетливо и нестерпимо звучит, бьется в холодном воздухе этот крик, визг, вой. Не знаю, как назвать это, но звук нечеловеческий. Никогда ни до, ни после не слышал я такого. Я встаю, инстинктивно разворачиваюсь на этот крик и вижу, что на земле лежит какое-то землисто-серое существо. Фокусируюсь еще немного - вот обрубок ноги и кровавые ошметки выше того места, где должно быть колено. На все это уходят секунды. За эти секунды к лежащему уже подбегают Плотников с кем-то еще, а я понимаю, что лежащий на земле это Гена Гришин".

Первичный перевод сборника на английский сделали 21 преподаватель и свыше 50 студентов Горловского института иностранных языков под руководством ректора, доктора филологических наук, профессора Светланы Кочетовой. А шлифовала тексты уроженка Донбасса Ирина Василенко. В советскую бытность она защитила кандидатскую по филологии, а потом четверть века преподавала в университете штата Виктория (Мельбурн). Профессор философии, Ирина неимоверно далека от афганских реалий тридцатилетней давности. Но еще более далеки от них англоязычные читатели. Ирина понимала это лучше, чем кто-либо. И не задумываясь взялась помогать землякам-донбассовцам.


Военный разведчик Александр Карцев

(рассказ "Великий французский писатель")

Ныне Саша - известный московский фотохудожник. А Ирина Василенко призналась, что каждый раз плакала, открывая его рассказ, в котором нет ни одного выстрела или взрыва. Помню, как мы с ней уперлись, переводя слово "цинкач". Проблема в том, что английский эвфемизм "full metal jacket" (железный ящик") несет слишком много смыслов, а в этом сборнике нам нужен был единственный...

"Папку убили душманы. Так сказал военный, что привез большой железный ящик, в котором, по его словам, лежал папка. Поверить в это было трудно. Но когда мамка заплакала так, как не плакала никогда раньше, навзрыд, он поверил. Поверил в то, что случилось что-то очень плохое. Но через несколько дней папка все равно приедет домой. Скажет, что доктора все напутали. А на самом деле он - живой.

Через три дня дяденьки на кладбище закопали в землю железный ящик. Все вокруг были в черном и плакали. Мамка тоже была в черном. И лицо у нее было черным. Но она не плакала. Хотя все ее об этом просили. А папка больше не приезжал...

В тот день Сережка решил, что убьет всех душманов. Но потом подумал, что душманы тоже могут быть чьими-то папками. Он не хотел, чтобы мальчишки в какой-то далекой стране оставались без отцов. Без папки - плохо. Подумал и решил: когда вырастет, никого убивать не будет".