Новости

06.03.2019 19:45
Рубрика: Происшествия

Краснодарский детектив

На Кубани прокуратура обвинила предпринимательницу после того, как сама признала ее невиновность
В Краснодарском краевом суде рассматривается уникальное уголовное дело, прецедентов которому нет в российской судебной практике сразу по двум составляющим. Во-первых, прокуратура признала невиновность подсудимой и в суде заявила о необходимости прекратить преследование женщины. А затем, противореча сама себе, вновь выступила с обвинением против предпринимательницы. Во-вторых, сам суд по одному и тому же делу проводится дважды.

Эта парадоксальная история уже привлекла внимание общественности. В 2013 году успешная краснодарская предпринимательница Октябрина Девлетова, создавшая инновационный для России бизнес по производству оборудования для утилизации биологических отходов, решила прекратить отношения со своим деловым партнером Павлом Лариным и начать работать самостоятельно. Примерно через полгода по трагическому стечению обстоятельств Ларина убивают.

Убийцу быстро нашли, им оказался некто Гаджи Масхудов, который во всем сознался. В правоохранительных органах заказчиком преступления сначала назвали Октябрину Девлетову, но, когда началось расследование, никто не смог доказать причастность Девлетовой к убийству. Предпринимательница сама настояла на проверке ее на детекторе лжи, и полиграф показал, что Октябрина

не заказывала убийство или избиение Павла Ларина, никому не платила за это денег. Октябрина и ее адвокаты неоднократно предоставляли прокуратуре, а позже суду материалы, подтверждающие ее непричастность к преступлению. В конце концов Девлетову выпустили из СИЗО. На суде слово взял прокурор с более чем 35-летним стажем В. Ванюхов. Он выступил с заявлением о снятии всех обвинений с Девлетовой в полном объеме и о прекращении ее дальнейшего уголовного преследования по пункту 7 ст. 246 УПК РФ. Для Октябрины это оказалось поворотным событием - сама прокуратура признала ее невиновность.

- Из этого следует, что обвинение не имеет претензий к подсудимой, - поясняет адвокат Андрей Таран. - И роль суда в данном случае сводится к формальности - вынесению постановления о прекращении уголовного преследования, ничего иного суд вынести не вправе, поскольку такова позиция гособвинения. Очень важно, что это заявление не отозвано, не отменено: оно действует и имеет юридическую силу.

Гособвинение занимает в деле то одну, то другую позицию

После выступления прокурора судья Иван Ковешников удалился, чтобы вынести соответствующее постановление. Однако пауза затянулась на месяцы. А потом участникам процесса внезапно объявили, что Ковешников скоропостижно скончался от онкологического заболевания.

Для рассмотрения дела было назначено новое разбирательство с новым составом суда. Ни один участник процесса не вспомнил, чтобы подобное случалось в российской судебной практике. Но в начале 2017 года суд стартовал второй раз. Пока тянулся процесс, на Кубани поменялся прокурор края, и позиция обвинения в деле Девлетовой тоже стала иной. Ее вновь посчитали заказчицей преступления.

Конечно, только суд должен разобраться в том, кто причастен к убийству Павла Ларина. Но возникают вопросы: почему прокуратура в деле занимает то одну позицию, то другую, хотя новых фактов у суда не появилось? Почему ситуацией не заинтересовалась Генпрокуратура? Наконец, почему прокурор Кубани, который недавно занимал пост в Калмыкии, на личном приеме принимает прибывшую также из Калмыкии жену погибшего Ларина, но отказывается слышать доводы Девлетовой, что нарушает равенство сторон? Ведь главная задача уголовного процесса - установить истину и наказать виновных, а не закрывать глаза на ошибки следствия.

Происшествия Правосудие Суд