1 марта 2019 г. 17:12
Текст: Евгений Ловчев (заслуженный мастер спорта СССР)

"С киевлянами мы всегда говорили на одном языке..."

Знаменитый спартаковец о легендарном киевском "Динамо" и сборной СССР времен Валерия Лобановского
На матчах киевлян против "Спартака" всегда была проблема лишнего билетика. На фото динамовец Федор Медвидь (слева) и спартаковец Евгений Ловчев. Фото: Александр Макаров / РИА Новости
На матчах киевлян против "Спартака" всегда была проблема лишнего билетика. На фото динамовец Федор Медвидь (слева) и спартаковец Евгений Ловчев. Фото: Александр Макаров / РИА Новости

Мой главный матч

Удивительная штука - футбольная биография. За плечами двадцать сезонов, почти 300 матчей в чемпионате страны и более полусотни за сборную, а самый памятный и, возможно, самый главный я сыграл на первом же году своей карьеры. В Киеве.

Мне 20 лет, только-только принят в "Спартак". Счастье как-то сразу улыбнулось и мне, и команде, идем с киевлянами ноздря в ноздрю (а они-то три последних года - чемпионы!). И вот 30 октября 1969 года. Матч за "золото". На трибунах в Киеве - 100 тысяч, на поле - слякоть, снег, ветер. И рослые динамовцы, как монстры, нависли над нашими воротами. Все кипело в нашей штрафной (удары, подачи, прострелы...), казалось, мы приговорены. Но шли минуты, мы терпели, и вдруг Коля Осянин убегает куда-то вдаль, на "протыке" обыгрывает пятерых и...

Помню фото, снятое из-за чужих ворот: мяч в сетке, вратаря не видно, зато защитники кто лежит, кто обреченно стоит, а руки опущены.

Кстати, чемпионами мы могли и не стать, если бы не... торты под названием "Киевский". Я тогда совсем зеленый был, но и то знал, что без такого торта в Москву возвращаться стыдно. Вот мне три штуки и заказали. Утром на установке перед игрой наш тренер Никита Павлович Симонян говорит: "Ребята, расслабьтесь, вы и так уже все сделали для истории, навязав Киеву борьбу за чемпионство..." Мы и расслабились, в день игры пошли по магазинам.


Дружу с Мунтяном

В тот год я единственный раз стал чемпионом СССР. С тех пор мне очень нравится Киев, а с местными футболистами сложились добрые отношения. Больше других я дружил (надеюсь, и дружу!) с Володей Мунтяном. Нас с ним частенько путали, мы одного роста и, говорят, немного похожи.

Был в моей футбольной карьере уникальный случай. 12 октября 1975 года я играл за сборную против Швейцарии отборочный матч чемпионата Европы. На поле в стартовом составе вышел я и 10 украинцев! В конце игры мне удались проход по краю и точная передача на Мунтяна, который забил победный гол. Но почему-то долгое время журналисты этот гол приписывали мне. Может, потому, что Володя после матча в интервью Николаю Озерову все лавры за гол на меня перекинул!

А нам с Володей делить нечего. Ездил я к нему в гости лет семь назад, сидим в ресторане, обсуждаем-вспоминаем, вдруг подходят игроки сборной Украины и присоединяются к нам. Чувствовалось - уважают. И какая разница, русский ты или украинец...

12 октября 1975 года. Перед матчем Швейцария - СССР. Евгений Ловчев (четвертый слева) и 10 украинцев. / Петер Робинсон


Киев звал меня

Часто спрашивают: мол, как я чувствовал себя в сборной, которую тренировал киевлянин Валерий Лобановский и где верховодили его динамовцы? Плохо чувствовал! От нагрузок однажды потерял сознание на тренировке. У киевлян же все по науке: обвешают тело датчиками и тщательно изучают организм под нагрузкой, причем в рваном темпе. Вот я и отключился. Откачивали на свежем воздухе, на снегу.

Еще однажды задали вопрос: хотел бы я играть в киевском "Динамо"? Меня ведь в 1974-м Олег Базилевич и вправду туда сватал. Я ответил: "А кто бы не хотел в такой сильной команде! Но я игрок "Спартака", и этим все сказано". Вторую часть ответа некоторые предпочли не заметить, начали обвинять меня в предательстве...

А атмосфера в сборной того времени была на загляденье. Массовиком-затейником выступал Виталий Хмельницкий. Я думаю, нынешнему Дзюбе далеко до него. Жаль, что недавно Виталия не стало. Да и все киевляне были с юмором... Все говорили на одном языке. Во всех смыслах. И вот еще что поражало: на тренировках между ними порой чуть не до драки доходило, даже не здоровались, но стоит начаться игре - все! Друг за друга - стеной, могли натурально загрызть соперника, если он нашего обижал.

Кто самый великий из украинских футболистов? Олег Блохин. Еще Володя Мунтян и Володя Веремеев - вот у них не только киевская мощь была, но и техника спартаковская. И не могу не назвать Анатолия Бышовца. Сам Высоцкий пел про него: "Ведь недаром клуб "Фиорентина" предлагал мильон за Бышовца!" Если бы не травмы - очень далеко бы пошел.


И Федя с нами

Когда Союз развалился, украинцы очень ревностно отнеслись к тому, что Илья Цымбаларь, Виктор Онопко и Юра Никифоров уехали в Москву. Но холодка между нами не было и тогда. Команда ветеранов "Спартака" ездила в Киев и собирала там стадион-стотысячник. А когда умер наш Федя Черенков, мне киевляне телефон оборвали с соболезнованиями. Рассказывали, как Федя лекарства для них из-за границы привозил...

Недавно на юбилеях друзей-футболистов Хорена Оганесяна и Христо Стоичкова я сидел за одним столом с киевлянами Белановым, Михайличенко, Бибой - никаких проблем в общении. Будешь честным - будут тебя уважать. Но лишний раз на Украину уже не звоню - не хочется ребят подставлять, ведь политики могут любому жизнь испортить. Вот это-то и обидно!

Записал Сергей Емельянов