10.04.2019 / 22:22
№ 7838

Двадцать лет спустя

Кольцо Bvlgari B.zero1, созданное 20 лет назад как интерпретация архитектуры римского Колизея, поначалу вызвало внутреннее сопротивление публики, привыкшей к традиционным для Bvlgari цветным камням-кабошонам и слегка избыточной роскоши - и было непочтительно прозвано "гайкой".
В юбилейную серию B.zero1 входят кольца на основе изначальной конструкции в пять витков: желтое и белое золото (версия с бриллиантами), а также впервые в коллекции розовое золото.
В юбилейную серию B.zero1 входят кольца на основе изначальной конструкции в пять витков: желтое и белое золото (версия с бриллиантами), а также впервые в коллекции розовое золото.

Сегодня это одно из самых популярных колец марки, отражение современных ювелирных тенденций. Оно существует во множестве вариантов и празднует круглую дату с имперским размахом.

По своим правилам

В 1999 году мастера Bvlgari нарушили правила ювелирного дизайна того времени (впрочем, в истории марки это не впервые). На пороге нового тысячелетия знаменитый римский дом представил кольцо, в котором воплотил геометрию самого известного амфитеатра - римского Колизея. В этом кольце не было драгоценных камней, но была идея, смысл и своя архитектура.

За прошедшие два десятилетия кольцо B.zero1 стало знаковым. Состоялись две блестящие коллаборации - со скульптором Анишем Капуром и архитектором Захой Хадид. Высота спиралей варьировалась, так же как и материалы вставок, среди которых был цветной мрамор или черная и белая керамика. При этом основу спирали всегда составляла золотая лента, а верх и низ завершались плоскими кольцами с логотипом Bvlgari Bvlgari.

К нынешней дате создана юбилейная ограниченная серия на основе оригинальной версии в пять витков, самой смелой и выразительной. Кольца выполнены в желтом и белом золоте, а также впервые в истории коллекции - в розовом. Еще одна блестящая версия из белого золота в пять витков усыпана бриллиантовым паве. Во всех четырех вариантах на внутренней поверхности выгравирована надпись "XX anniversary", обозначая их как коллекционные вещи и смелые аксессуары для женщин с дерзким характером. Эти украшения воплощают ключевую идею B.zero1: "Нарушай правила, рискуй, будь необычным".

Немного предыстории

Известный своими провидческими находками дом Bvlgari, по всей видимости, накануне миллениума решил преобразить свою спираль Tubogas: идея гибкой газовой трубы, способной укладываться по спирали, оказалась когда-то весьма плодотворной для дизайна женских часовых браслетов линии Serpenti. Создав новую, более жесткую и короткую спираль с полой сердцевиной, ювелиры Bvlgari, которых не назовешь иначе как конструкторами, получили в результате кольцо B.zero1. Кстати, если кто не знает, - при сжатии с двух сторон оно так же пружинит и распрямляется обратно, как и спираль Tubogas. О возможности такой игры хорошо известно его обладателям.

Браслеты B.zero1 в новом дизайне удобно носить по нескольку сразу благодаря их облегченной структуре.

CEO Bvlgari Жан-Кристоф Бабен: "В этой конструкции заложена возможность развития"

Можно ли сказать, что сегодня знакомство с Bvlgari начинается с кольца B.zero1, как для путешественника знакомство с Римом начинается с Колизея? Или, как и раньше, ювелирное искусство Bvgari - это прежде всего цветные камни и кабошоны?

Жан-Кристоф Бабен: И B.zero1, и цветные камни, и кабошоны, и змеи Serpenti - любой из этих "признаков" марки Bvlgari прочно связан с историей, культурой или архитектурой Рима. Гладкие кабошоны - такой же сильный код нашей марки, как и B.zero1. Мы не стремились к утонченной ювелирной огранке, как другие ювелирные дома, и в каком-то смысле кабошоны оказались такой же архитектурной деталью нашего стиля, какой позже стало B.zero1.

Мне кажется, на его создание марку вдохновила не только архитектура Колизея, но и своя собственная история - например, спираль Tubogas. Это так?

Жан-Кристоф Бабен: Да, действительно. Tubogas - это была гениальная идея, потому что она придавала браслету подвижность, допускала игру, вариативность. Кольцо B.zero1 - это тоже очень умная, изысканная и вариативная конструкция. Есть вещи, из которых сложно сделать что-то иное. А это кольцо уже существует во множестве вариантов: два вида золота, три вида золота, вставки из цветного мрамора, из керамики, с бриллиантами, вариант Аниша Капура из стали... Это конструкция для креативных людей, она магическая и эволюционная: в ней самой заложена возможность развития.

В какой период из прошедших двадцати лет B.zero1 было наиболее популярно?

Жан-Кристоф Бабен: Поначалу его покупали не очень активно, потому что оно ломало существовавшие тогда правила. Но постепенно те, кого мы сегодня называем лидерами мнений, своим примером убедили публику, что это очень сильная вещь с особенным характером. В ювелирном украшении появились архитектура и дизайн, и можно было говорить об этом, а не только о драгоценных камнях - их здесь просто не было. Потом мы стали предлагать варианты, о которых я уже упомянул, и постепенно кольцо стало иконой ювелирного искусства. За последние четыре-пять лет его продажи выросли вдвое. Это просто гигантский универсум.

За 20 лет в мире было продано более 2 миллионов колец B.zero1

Сколько таких колец продается за год?

Жан-Кристоф Бабен: За 20 лет мы продали их два миллиона - считайте, по 100 000 каждый год! Неплохо, да? Но дело не в том, сколько мы продали, а в том, сколько оно стоит: кольца все-таки разные - одно просто из золота, другое - с бриллиантами, и оно мне нравится больше. Я бы хотел развивать B.zero1 в еще более интересных вариантах. Но я бы не хотел видеть его повсюду. Оно должно оставаться эксклюзивным.

Не обидно ли вам знать, что B.zero1 в шутку называют "гайкой"?

Жан-Кристоф Бабен: Видите, с каждой его стороны дважды выгравировано слово Bvlgari? Так что это Bvlgari. Это кольцо - наш символ, и не столь важно, как его называют. Если оно человеку нравится - значит, нравится его дизайн и запоминается бренд. Возможно, B.zero1 не такое романтичное название, как Diva, другая наша коллекция, но оно умное, современное и даже похоже на научное.

Читайте также