Новости

13.04.2019 14:56
Рубрика: Власть

Федор Лукьянов: Уже непонятно, куда движется мир

В Москве проходит ежегодная, уже 27-я по счету, ассамблея Совета по внешней и оборонной политике (СВОП), старейшего и самого авторитетного российского аналитического центра по вопросам внешней политики, работу которого высоко ценит руководство страны.
 Фото: Кирилл Каллиников/РИА Новости  Фото: Кирилл Каллиников/РИА Новости
Фото: Кирилл Каллиников/РИА Новости

Дискуссионный форум, который проходит под слоганом "Мировая революция или война. Чего ждать?", собрал более 200 ведущих российских экспертов в области внешней политики. По мнению многих участников дискуссии, наиболее острой для обсуждения на ассамблее стала тема кризиса дипломатии в современных условиях. "РГ" попросила ответить на вопросы председателя СВОП Федора Лукьянова, предложившего данную тему для обсуждения на форуме.

Федор Александрович, вопрос, предложенный для обсуждения вами, крайне неожиданный и весьма острый. Означает ли данная тема призыв к пересмотру роли российской внешней политики? Выходит, что мир меняется, а подход дипломатии к ключевым проблемам остается тот же?

Федор Лукьянов: Дело не в том, что подход дипломатии остается, как вы говорите, тем же. Это даже вопрос не дипломатии как таковой в узком понимании этого слова. Это вопрос нашей внешнеполитической, международной полемики, как и официальной, так и во многом неофициальной, которая невероятно зациклена на двух вещах.

Во-первых, на событиях тридцатилетней давности, конце холодной войны, распаде Советского Союза и советского блока, которые постоянно переживаются заново и заново. А за этим следует желание каким-то образом доказать случайность этих событий. Доказать, что мы в этом не виноваты. Это, конечно же, объяснимо. Тот шок, который испытали страна и наш народ, на мой взгляд, был недооценен. Но, все-таки, как отправная точка для внешнеполитической дискуссии, сейчас этот вопрос потерял смысл, потому что мир с тех пор изменился до неузнаваемости. И сейчас, грубо говоря, это никому не интересно, кроме нас.

Более того, это уже похоже на какое-то самокопание и даже некоторое расчесывание язв. С этим, на мой взгляд, надо прекращать, потому что это не имеет должного международного эффекта. Упреки к западным партнерам, имеющие цель доказать, как они были не правы и как неправильно себя вели, уже не работают.

И вторая вытекающая из данного вопроса проблема - это зацикленность на западном направлении внешней политики. Западоцентризм остается главным приоритетом российской внешней политики уже даже не десятилетий, а столетий. Скорее, речь идет даже не о внешней политике. Это уже мировоззренческий вопрос. И можно найти много объяснений тому, почему это происходит. Самое главное - мир изменился до такой степени, что избыточный западоцентризм просто не соответствует международному ландшафту. Запад перестал быть той, без сомнения, определяющей частью мира, как это было лет пятнадцать назад. И в этих условиях, на мой взгляд, нам необходимо прекратить обращать столь серьезное внимание на это направление.

Вы говорите о США и Европе?

Федор Лукьянов: У нас избыточная фиксация на США. На все, что там происходит, мы немедленно откликаемся, пытаемся на что-то повлиять. Или взять Европу, которая сейчас пребывает в тяжелейшем внутреннем состоянии. Им сейчас не до чего. Им главное с собой разобраться, а мы продолжаем как-то к ним апеллировать.

Нужно сместить акценты на Восток?

Федор Лукьянов: Конечно, азиатская часть политики как-то у нас сейчас подправилась, но остается недогруженной что-ли. Нравится это кому-то или нет, но на следующие десятилетия Азия будет главной частью мира.

На нынешней ассамблее СВОП уже позиционировано большое количество острых вопросов и приведены крайне любопытные факты. Я, например, из одного выступления впервые узнал, что хакеры, и это не фантазии из продвинутых боевиков, уже реально могут тормозить на ходу напичканные электроникой автомобили. Ассамблея уже получилась крайне насыщенной, по содержанию, раз, и по остроте дискуссий, два. На вашей памяти это самая интересная ассамблея?

Федор Лукьянов: Как говорится, какое время, такие и собрания. Мир изменился и столкнулся с таким количеством угроз и вызовов, которые трудно было представить еще некоторое время назад.

Впрочем, мы уже давно живем в эпоху потрясений. Но сейчас, как многим кажется, количество таких потрясений перешло в качество. Последние 30 лет стали периодом постоянных турбуленций. Но все-таки было какое-то направление развития, которое считалось предопределенным и предсказуемым. А сейчас количественные изменения (этих потрясений) перешли в качество. Уже непонятно чего ждать и какие будут дальнейшие конфигурации. И куда этот мир сейчас движется. С этим, кстати, связан первый вопрос, который мы обсуждали с вами. О том, почему нам не нужно оглядываться назад. Потому что уже не важно, что было тогда. Правы мы были или не правы. Нужно двигаться вперед и вести отсчет от другой отправной точки. Не случайно, что в такие исторические моменты количество конфликтов, опасностей и неопределенностей кратно возрастает. А что касается насыщенного характера ассамблеи.

Несколько лет назад некоторые наши коллеги (на очередной ассамблее СВОП-Ред.) обменивались мнениями, что же нас ждет. Иногда очень жестко и остро, вступая в полемику и не сомневаясь в правоте своих убеждений. Сейчас, однако, очень многие из них, сохраняя свои базовые взгляды, начинают понимать, что эти взгляды не охватывают всей сложности современных вызовов. И поэтому дискуссия, возможно, становится не такой полемически яркой, как была, но действительно более насыщенной. Сейчас даже люди в политической элите с четкими и догматическими взглядами начинают задумываться, а что вообще происходит в мире. Это касается не только России. Это касается всего мира. До недавнего времени большая часть мировой элиты вообще предпочитала не думать. Полагая, что все идет своим чередом. Что все нормально. Точнее, что все для нее понятно. А сейчас понятно, что все непонятно.

Нуждается ли СВОП в притоке новой крови?

Федор Лукьянов: СВОП - старейшая неправительственная организация в современной России. Ей уже 27 лет. Она очень своеобразная. Здесь представлены эксперты различных политических взглядов и позиций. И они до сих пор стараются как-то уживаться друг с другом. Хотя известно, что сейчас одной из главных мировых проблем является поляризация мнений, неспособность представителей политической элиты различных взглядов общаться друг с другом. СВОП удается сохранять единство, хотя это крайне нелегко. Второе. За те годы, почти 30 лет, что существует наша организация, выросло совершенно новое поколение людей, которые формируют взгляды на внешнюю политику и атмосферу дискуссий в целом. За ними идет уже следующее поколение.

Мы видим очень большое различие между ними. Те, кто помоложе, совсем по-другому видят, как все работает в мире. На мой взгляд, задача СВОП интегрировать эти различные взгляды и пытаться сделать так, чтобы молодое поколение подпитывалось опытом предыдущего поколения. А более взрослые понимали, что за ними идут люди, в понимании которых мир выглядит иначе. Их уже не изменишь и это надо принимать во внимание.

Изменятся ли цели и задачи СВОП в связи с новыми вызовами и угрозами?

Федор Лукьянов: СВОП не только дискуссионная площадка. Естественно, мы производим интеллектуальный продукт. Что-то для органов власти, что-то для публичного пользования. Мир становится все более открытым, когда-то закрытые аналитические записки иногда имеют меньшее воздействие, чем те продукты, которые есть в открытом доступе. К тому же те, кто принимают решения, оказываются во все большей зависимости от настроений людей, общественного мнения. Это можно называть демократизацией или медиатизацией политики, но это еще один факт современных реалий. С этим теперь сталкивается весь мир. Посмотрите на соседнюю Украину. Посмотрите на Францию и США. И Россия в этом плане не исключение.

Я, как руководитель СВОП, считаю очень важной именно публичную сторону, потому что она, как выясняется, может иметь очень существенное воздействие и на профессиональную закрытую политику.

Власть Работа власти Внешняя политика
Добавьте RG.RU 
в избранные источники