Новости

26.04.2019 10:20
Рубрика: Культура

С дистанции времени

Иван И. Твердовский готовится к фильму о трагедии на Дубровке
Режиссер Иван И. Твердовский, триумфатор фестиваля в Карловых Варах и двойной лауреат онлайн-фестиваля "Российской газеты" ("Класс коррекции", "Подбросы") готовится к работе над фильмом "Конференция", в основе которого - трагедия жертв теракта на Дубровке. Впервые он сообщил об этом в телепрограмме канала ОТР, посвященной фестивалю "Дубль дв@". Я не мог не воспользоваться возможностью расспросить молодого мастера о его проекте.
 Фото: Сергей Куксин/ РГ  Фото: Сергей Куксин/ РГ
Фото: Сергей Куксин/ РГ

Мне кажется, идея снять фильм о величайшей трагедии, пережитой Россией в новом веке, не просто созрела, но и перезрела: там столько потрясающих свидетельств человеческой стойкости и поразительных судеб, что непонятно, почему никто из кинематографистов не заинтересовался темой. У нее может быть множество ракурсов - какой выбрали вы?

Иван Твердовский: Прошло уже 17 лет - серьезная дистанция времени. И давно пришла пора эту трагедию осмыслить в чисто человеческом плане. Когда это случилось, я был школьником, но среди моих товарищей был погибший в теракте, он учился в параллельном классе, и мы все были этим сильно прибиты. А потом у меня появилось довольно много знакомых, с этой трагедией так или иначе связанных. Думая о фильме, я искал некую оптику, которая позволила бы увидеть случившееся с позиций сегодняшнего дня. Нужна была конкретная, очень личная история, которая развивается на фоне трагедии. Мы нашли такую историю реальной женщины, и я написал сценарий.

Как я понял, вас больше интересуют последствия теракта, чем он сам?

Иван Твердовский: Я вообще не беру политический аспект случившегося, мотивы террористов или то, как действовал спецназ. Две молодых женщины сумели спастись, выпрыгнув из окна туалета, -  это был чисто инстинктивный поступок. И наша героиня с ужасом поняла, что назад пути уже нет, а там, в зале, осталась ее семья: муж, сын и дочь. Сын погибает, семья рушится. Потрясенная потерей, она ушла в монахини, но однажды, по благословению настоятеля, вернулась в Москву, чтобы провести вечер памяти жертв теракта: она осознает это как свою христианскую миссию. И весь фильм построен, как рассказы тех, кто выжил, поэтапно восстанавливая ход этих жутких событий: что они чувствовали, чего боялись, как с этим справились…

А нужно об этом напоминать? Разве у страны не болит эта рана до сих пор?

Иван Твердовский: Нужно: для сегодняшних школьников Дубровка - что-то из древней истории. А как это было - они уже не знают: им никто не рассказывает.

Эти рассказы в фильме будут претворяться в серию флэшбеков?

Иван Твердовский: Не совсем флэшбеки. Мне важно найти очень правильный подход, чтобы рассказать о случившемся через личные истории. Использовать документальные воспоминания, которых много, и они потрясают. Сделать фильм на границе между документальным и художественным. И все это будет объединено историей главной героини и ее разорванной семьи. Попыткой найти оправдание себе, отмолить свой поступок и заслужить прощение близких.

При таком подходе вам понадобится и реальное место действия - будете снимать в Театре на Дубровке?

Иван Твердовский: Недавно я туда зашел посмотреть, что там происходит сегодня. А там работает Цирк танцующих фонтанов, родители приводят детей, и уже ничто не напоминает о трагедии. Есть мемориальная табличка, есть храм, а в самом здании ничего не изменилось - сделан только косметический ремонт. Но зрители (я их расспрашивал) уже почти ничего не знают о теракте - что-то такое слышали про какие-то давние события, не более. А приезжие и вовсе не знают, что это за место. Хотя это самая страшная трагедия в Москве за всю ее новейшую историю.

В этой истории есть важный для кино трагический контрапункт: жизнеутверждающий, радостный мюзикл - и террор, насилие, гибель людей.

Иван Твердовский: В любой из историй, о которых я говорил, сконцентрировалось огромное количество событий, о каждой можно снимать отдельный фильм. Это место собрало какой-то неимоверный объем горя, и мы должны об этом помнить и сегодня, и всегда. Это горе объединяет всех нас, даже самых равнодушных. Если мы будем пытаться забыть, не замечать, отгораживаться от своей истории, не будет у нас будущего. Это как в семье, как в любых человеческих взаимоотношениях, горе объединяет. И пора, наконец, об этой конкретной истории начать говорить.

Кто входит в вашу команду?

Иван Твердовский: Со мной в команде работают молодые продюсеры Катерина Михайлова и Константин Фам. Они верят в проект, живут им вместе со мной. Мы понимаем, что взялись за очень трудный материал.

Уже есть наметки, кто будет играть героиню?

Иван Твердовский: Я послал сценарий Анне Михалковой и очень жду теперь ответа. Она прекрасная актриса, и мне кажется, это ее роль. В картине много персонажей, и это первый случай в моей практике, когда роли героев второго плана не менее важны, чем у главной героини. Некоторых из прототипов уже нет в живых, но мне важно вернуть к жизни их истории. И этот зал в фильме должен вместить и наших актеров, и людей, которые там реально были в те дни. Поэтому актерам нельзя будет ни в чем сфальшивить: само присутствие реальных людей этого им не позволит.

Когда все это произошло, вы были школьником. Вам удалось посмотреть "Норд-Ост" хотя бы в записи?

Иван Твердовский: Да, конечно. Это первый серьезный, масштабный проект этого жанра в России. Спектакль, который мог определить пути развития мюзикла в нашей стране. И мы до сих пор не осознали масштаб этой потери для российского театра.

Вы собираетесь использовать какие-то его фрагменты, их реставрировать? Хотя бы для антитезы дальнейшему кошмару.

Иван Твердовский: Мюзикл, конечно, будет одним из участников фильма, но основное действие - эти три дня трагедии и ее последствия.

Никакое кино не ставит целью просто напугать людей напоминанием о пережитом кошмаре. О чем будет ваш фильм?

Иван Твердовский: О том, что человек всегда остается человеком - в любых, самых страшных жизненных обстоятельствах. Ведь сейчас такие времена, что подобная трагедия в любой момент может повториться где угодно: повестка мирового терроризма никуда не исчезла, и мы ни от чего не застрахованы. И понять психологию заложников, что ими руководило тогда, чем жила в те дни их душа, мне кажется, очень важно. Не только для памяти о них, но и как урок на будущее.

На каком этапе фильм?

Иван Твердовский: Идет предподготовительный период, и мы в поисках поддержки: фильм будет сложный даже с чисто постановочной точки зрения, его бюджет не может быть маленьким. Надеемся на поддержку Министерства культуры. Его повестка в отечественном кино во многом перекликается с нашим фильмом: борьба с международным терроризмом, новейшая история страны, авторский взгляд. Это психологическая драма, которая должна не разъединять людей, а их объединять - общим горем, общими проблемами, общей энергией сопротивления обстоятельствам. Ее нужно снять ради памяти о людях, которых больше нет, и есть риск, что их окончательно забудут.

Почему фильм называется "Конференция"?

Иван Твердовский: Это и есть тот вечер памяти, что организует героиня. Некий сбор людей, которых объединила одна трагедия. Но это должна быть современная история - для нас и о нас, которые живут здесь и сейчас: это мы, сегодняшние, вспоминаем события семнадцатилетней давности. Важно передать ту фактуру и ту атмосферу, но перенести эти ощущения на экраны наших дней. Это не фильм-реконструкция. Он не о террористах и не о том, как шло освобождение заложников. Он о матери, которая бросила свою семью в страшный момент: ей удалось спастись, повинуясь инстинкту самосохранения, но воспоминания об оставленном на гибель сыне, чувство вины - будут мучить ее всю жизнь. И замолить такой грех невозможно.

Культура Кино и ТВ Наше кино Кино и театр с Валерием Кичиным