09.05.2019 09:00
    Рубрика:

    Дети и внуки маршалов Победы поделились с "РГ" их охотничьими байками

    Охота и рыбная ловля были любимым времяпровождением советских полководцев до, во время и после войны. Своими историями об этом в канун Дня Победы с "РГ" поделились дочери маршалов Советского Союза И.С. Конева и Р.Я. Малиновского и внук маршала К.К. Рокоссовского.
    Автором снимков К.К. Рокоссовского на охоте был его друг генерал К.Ф. Телегин, увлекавшийся фотографированием.
    Автором снимков К.К. Рокоссовского на охоте был его друг генерал К.Ф. Телегин, увлекавшийся фотографированием.

    Приз Коневу за меткость

    Наталия Конева: Отец родился на севере России, где умение охотиться - важнейший навык. Это увлечение сохранилось на всю жизнь.

    Помню, уже в 60-е годы, когда отец командовал группой советских войск в Германии, министр национальной обороны ГДР Хайнц Гофман пригласил отца на охоту с участием представителей разных стран Варшавского блока. Для начала гостям предложили посоревноваться в меткости - пострелять по летящим тарелочкам.

    Я ужасно волновалась, ведь он был пожилым человеком, и я не представляла, как он сможет состязаться. Однако отец получил приз за меткость, так что мои переживания были напрасными.

    Чаще всего наши военачальники охотились на уток, и каждый раз, когда открывался охотничий сезон, мы с мамой были в ужасе. Мы знали, что чем удачнее будет охота, тем больше птиц нам придется ощипывать. А ведь для этого нужно было завязать косынкой волосы, закрыть нос, чтобы не попадал пух. Я хорошо помню, как мы с мамой усаживались на табуретках возле огромных тазов и ощипывали уток.

    Еще одно детское воспоминание: как-то раз отец отправился на охоту на диких коз и нас прихватил с собой. Это было в Карпатах, и он рассудил, что мы сможем полюбоваться на великолепную природу горной местности. И вот, когда мы ждали отца на месте, которое было предварительно оговорено, мимо нас промчалась основательно пораненная коза. Это было в конце охоты, и все остальные ее участники уже раскладывали в машины свои трофеи. А отец, которому было уже за шестьдесят, вдруг припустил за этой козой. Он стремительно помчался с ружьем в гору, крикнув нам: "Подранок, он все равно погибнет". Мы уговаривали его вернуться, но он был неумолим: ему не хотелось, чтобы животное мучилось.

    Дневник рыболова Малиновского

    Наталья Малиновская: Папа не охотился. Мы и его близкие друзья знали почему. Не боясь показаться сентиментальным, он рассказал как-то, что, убив на первой охоте лань или козочку, подошел и увидел ее глаза. Больше никогда не стрелял. Но на охоту папа тем не менее иногда ездил, уважая право собаки на любимую работу. Сам он отдыхал и наслаждался природой, пока другие охотились.

    Первому на моей памяти дратхаару Милорду не было равных в охотничьем деле. Всякую утку он приносил папе, выслушивал одобрение: "Молодец, Милорд!" и повеление: "А теперь отнеси тому, кто убил". Пес нехотя, но безошибочно относил.

    Следующим нашим питомцем был черно-белый шелковый сеттер-лаверак Фидель. Когда ему исполнилось пять лет, на политическом горизонте объявился его тезка - кубинский команданте Фидель Кастро, и при появлении малознакомых людей, вопрошающих, как зовут собачку, мы во избежание кривотолков отвечали: "Верный", что означает Fidel в переводе с испанского.

    Отец бывал, если приезжали Кастро или, скажем, лидер ПНР Владислав Гомулка, в Завидове, где не столько охотились, сколько решали дела. Туда приходилось ездить по долгу службы. Но и там он не изменял своему обыкновению - не стрелял, сколько бы над ним ни подшучивали.

    А настоящим увлечением родителей была рыбалка. Сколько часов, даже дней я просидела на берегах самых разных рек и озер в поле зрения родителей, и в холод, и в дождь с упоением кидающих удочку! Слава богу, что меня не брали на подледную рыбалку в мороз, для этого у них была специальная одежда, дальневосточные унты. Папа вел "Дневник рыболова" - подробные, по дням, отчеты о том, что, когда, при какой погоде и ветре было выловлено в такой-то уссурийской протоке, или в румынской горной речке, или еще где-то, на что лучше ловится таймень или сом. А сколько удилищ и удочек, крючков и грузил, спиннингов и каких-то экзотических наживок - искусных имитаций мушек и стрекоз - и всякой другой рыбацкой снасти на все случаи лова на всех широтах хранила нижняя полка шкафа! Вообще безразличный к вещам папа во всяком месте земного шара, куда попадал, покупал рыболовную снасть, и надо было видеть, с каким знанием дела!

    Патроны Рокоссовский делал сам

    Константин Рокоссовский: Охота была главным хобби моего деда. Он выписывал журнал "Охота и охотничье хозяйство" и прочитывал его от первой до последней страницы. Мне посчастливилось не раз участвовать в подготовке к началу охотничьего сезона.

    Это был целый ритуал. Патроны для охоты дед всегда делал сам, говорил, что так поступали все старые охотники. Для этого он покупал гильзы, капсули, порох, дробь. У деда был целый набор специальных устройств, чтобы отвешивать порох, вставлять капсуль, зажимать гильзу, и он иногда разрешал мне сделать патрон. Ошибиться было нельзя: всыпешь две порции пороха - ружье разорвет.

    В последние годы он в основном охотился на уток, а в юности - и на волков, лосей, кабанов.

    Однажды, когда он ходил на кабана, с ним произошла забавная история. Была охота загоном: стрелки стояли в засаде, а егеря гнали зверя. И вдруг прямо перед дедом выскочил огромный кабан. Тот не растерялся и в ту же секунду выстрелил в зверя почти в упор, но никакой реакции не последовало. Времени на перезарядку у деда не было - зверь бросился на него. Но он быстро сориентировался и в мгновение ока влез на дерево. Кабан подскочил к дереву, остановился, замер на несколько минут, а потом рухнул замертво. Выяснилось, что дед в него все-таки попал, но смерть от ранения у зверя наступила не сразу.