Новости

30.05.2019 06:17
Рубрика: Экономика

Второй Транссиб

Текст: Руслан Гринберг (член-корреспондент РАН, научный руководитель Института экономики РАН )
Я скептически отношусь к вошедшему в моду термину "новая индустриальная революция". Конечно, технологические изменения ускорились, но эволюционные моменты все равно преобладают над революционными. Мы скорее имеем дело с неким бумерангом глобализации.

Сейчас один из главных бенифициаров глобализации - Китай. Оказалось, что китайцы могут делать все, но гораздо дешевле, чем на Западе. Западный мир встал перед выбором: понижать собственные жизненные стандарты, что невозможно, либо приступать к протекционизму, что тоже против их принципов. Я думаю, разговоры о перемещении производства назад в США и в другие развитые страны - преувеличение, краткосрочный тренд. Если что-то и происходит, то оно связано с мощной роботизацией, внедрением в производство искусственного интеллекта.

А что происходит в России? Главная проблема в том, что частный сектор не производит наукоемкую продукцию и вообще не хочет ею заниматься. Мы все стали жертвами док- трины естественных конкурентных преимуществ конца 60-х - начала 80-х годов прошлого века. Вместо того чтобы провести инвентаризацию предприятий и закрыть бесперспективные, а перспективные довести до уровня мировых стандартов, приняли решение: чем быстрее мы забудем все советское, тем лучше. И поезд ушел уже по многим позициям. По производству инвестиционных товаров (машин, оборудования) нам не догнать развитые страны ЕС. А по потребительским товарам мы не можем конкурировать с КНР. Что делать?

Я вижу одну альтернативу. У России три потенциала. Первый - природный, добыча топлива и сырья. Он используется на все сто. Второй - интеллектуальный. Два десятка вузов по-прежнему выпускают хорошо подготовленных, любознательных юношей и девушек, которые, к сожалению, попадают в парадоксальную ситуацию: чем лучше они учатся, тем больше шансов, что покинут Россию. Третий потенциал - пространственный, его мы практически не используем. Речь идет о транспортно-логичестической системе.

Бердяев однажды сказал: "Россия - страна, ушибленная пространством". Когда продавцы находятся далеко от покупателей, а потребители - от производителей, рыночную экономику строить очень сложно. Советское централизованное планирование хоть и привело к краху всей системы, но все-таки отвечало как раз такому пространству. Это очень грустное противоречие. И разрешить его можно лишь государственными инвестициями в мегапроекты.

Китайский проект "Один пояс - один путь" - большая ловушка для нашей страны, которая участвует в нем в качестве младшего партнера. Но Россия не хочет и не должна им быть. Наш институт выступает за собственный "шелковый путь" - условно говоря, за Транссиб-2, более северный в сравнении с китайским. Он даст немало мультипликативных эффектов, с задачей преодоления фрагментации рынка труда, связывания территорий, развития промышленности вдоль этих транспортно-логистических коридоров. Проект, конечно, рискованный, но Россия соскучилась по амбициозным задачам. В конце концов, первый Транссиб спас страну от фашизма, с его помощью жизненно важное производство было переведено в Сибирь.

В регионах Экономика Макроэкономика Филиалы РГ Сибирь СФО Алтайский край