1 июня 2019 г. 16:55
Текст: Андрей Ганин (доктор исторических наук)

"Быть коммунистом с 1919 года - это слишком поздно"

Четыре мифа о первом большевистском начдиве Михаиле Свечникове
Среди старших офицеров, первыми поддержавших большевиков, обращает на себя внимание фигура полковника Михаила Степановича Свечникова (18.09.1881-26.08.1938). Он считается первым начальником дивизии, вступившим в большевистскую партию еще до революции, соратником В.И. Ленина и идейным большевиком, преданным делу революции. Однако изучение деталей биографии этого офицера позволило реконструировать его реальную биографию, свободную от позднейших мифов.
М.С. Свечников. 1911 г. Фото:  Научный архив Института российской истории РАН. Публикуется впервые.
М.С. Свечников. 1911 г. Фото: Научный архив Института российской истории РАН. Публикуется впервые.

Военная элита и большевики

Представители дореволюционной военной элиты - офицеры Генерального штаба начала ХХ в. - редко вступали в политические партии: до 1917 г. в рядах большевиков не состояло ни одного из них, лишь отдельные генштабисты вступили в партию эсеров (до сих пор нет полных данных на этот счет). Только после Февральской революции 1917 г. ситуация стала меняться. Но даже тогда политикой занимались единицы.

Большевистская партия в тот период легализовалась и стремительно набирала популярность. К маю 1917 г. РСДРП(б) насчитывала в своих рядах около 80 000 человек, а к началу августа ее численность возросла втрое - до 240 000 человек1. Однако единственным офицером Генерального штаба, вступившим в нее до октября 1917 г., считается полковник М.С. Свечников.

Биография Свечникова за столетие подверглась немалым искажениям. В советское время о нем восторженно писали как о первом начдиве-большевике2. Пытаясь объяснить причины сравнительно раннего политического выбора Свечникова, авторы приписывали этому офицеру желаемые им мысли. Например, о том, что к январю 1917 г. Свечников якобы "пришел к твердому убеждению, что виновником поражений России... является самодержавие. И как человек честный, человек решительных действий, он становится на путь революционной борьбы"3. В постсоветский период деятельность Свечникова также освещалась с искажениями. Проанализируем политическую карьеру Свечникова, чтобы понять подлинные мотивы его поступков и хитросплетения революционной карьеры.

М. Соколов. Приезд В.И. Ленина на Финляндский вокзал. 3 апреля 1917 г.

Миф первый: идейный большевик с мая 1917-го

В анкетах и справочниках отмечено, что к большевикам Свечников примкнул 1 мая 1917 г., за полгода до прихода последних к власти. Казалось бы, это позволяет отнести его к числу идейных приверженцев большевиков среди представителей старой военной элиты. Но так ли это на самом деле?

Свечников происходил из казаков Области войска Донского, родился в семье отставного сотника. Однако в советской автобиографии он скрыл это, назвавшись выходцем из рабоче-крестьянской семьи4. Это был храбрый офицер, участник трех войн, удостоенный многих боевых наград, включая орден Св. Георгия 4-й ст. и Георгиевское оружие5. В дореволюционной биографии офицера не обнаруживается какой-либо склонности к леворадикальным или даже демократическим идеям. Его путь и интересы вполне традиционны: он имел отличную аттестацию за 1916 г.6, демонстрировал лояльность императорской власти, гордясь получением производства в следующий чин лично от императора Николая II на смотре георгиевских кавалеров в Ставке7.

С 29 января 1917 г. Свечников занял пост начальника штаба 106-й пехотной дивизии8. 2 апреля 1917 г. Михаила Степановича произвели в полковники, а в карьерном плане он не уступал своим товарищам по выпуску из академии. 106-я дивизия являлась третьеочередной, то есть наиболее слабой по своему составу. Атмосфера в таких дивизиях была крайне политизирована из-за того, что солдаты стремились поскорее вернуться в свои деревни, боясь не успеть к дележу земли. Располагаясь в Финляндии на случай отражения возможных десантов противника, дивизия не участвовала в боевых действиях. Это вело к разложению, усугублявшемуся революционной вседозволенностью.

Разумеется, командованию приходилось учитывать настроения солдат. Весной 1917 г. дивизия оказалась под влиянием большевиков и эсеров. Для самосохранения офицерам приходилось ориентироваться на эти партии, что Свечников и делал. Известно, что Свечников сотрудничал и с меньшевиками. В Финляндии еще были свежи впечатления от массовых убийств офицеров в период Февральской революции (всего в конце февраля - начале марта 1917 г. в одном только Гельсингфорсе было убито 34 офицера9), а не за горами были новые убийства в Выборге в связи с событиями корниловского выступления в августе 1917 г. (новый самосуд затронул от 12 до 22 человек, по некоторым данным, без вести пропали около 6010). Революционный антураж позволил Свечникову сделать карьерные успехи - 2 сентября 1917 г. он стал выборным начальником 106й пехотной дивизии, то есть занял генеральскую должность, на которую в обычных условиях претендовать не мог. Итак, монархист до 1917 г. по мере углубления революции эволюционировал к эсерам и большевикам.

Что касается вступления в партию большевиков 1 мая 1917 г., то и тут биография Свечникова оказалась искажена. В обнаруженном нами письме Свечникова финскому коммунисту Э. Рахья от 28 марта 1920 г. он просил адресата подтвердить, что с апреля 1917 г. состоял в финской социал-демократической партии, "чтобы отметить в партийном билете давность в соц[иал]-демокр[атической] партии, а то быть коммунистом с 1919 года - это слишком поздно"11. Из письма следует, что, по-видимому, Свечников в РСДРП(б) в мае 1917 г. не вступал, а состоял в РКП(б) с 1919 г., но уже постфактум через финских коммунистов добился признания за собой партийного стажа с весны 1917 г.

Письмо М.С. Свечникова Э. Рахья. 1920 г. Фото: РГАСПИ. Публикуется впервые.

Миф второй: соратник Ленина

Второй миф связан с сотрудничеством Свечникова с большевистским лидером В.И. Лениным. Считается, что Свечников обеспечивал проезд и охрану Ленина и его спутников (всего ехали 33 человека12), возвращавшихся из эмиграции, из Финляндии в Россию, причем 2-3 апреля 1917 г. лично сопровождал их от Таммерфорса до Петрограда.

До сих пор не было оснований сомневаться в достоверности таких утверждений. Однако оказалось, что все данные о контактах Свечникова с Лениным известны исключительно по свидетельству детей самого офицера (прежде всего его младшего сына)13, причем примерно с 1980 г. Никаких прямых подтверждений эти свидетельства не имеют. Ни в "Биохронике" В.И. Ленина, ни в его опубликованных документах о Свечникове не упоминается. Сам Свечников также ни разу не обмолвился о таких встречах. Отметим, что в письме к Э. Рахья Свечников ни разу не упомянул о знакомстве с Лениным (с которым, как известно, был хорошо знаком адресат письма) и о том, что сыграл какую-либо роль в его возвращении в Россию. Непонятно и то, почему он не обратился за содействием по поводу партийного стажа напрямую к Ленину, если был с ним хорошо знаком. И хотя, по косвенным данным, знакомство Свечникова с Лениным все же имело место, близость этого офицера большевистскому лидеру остается под вопросом.

Н. Кочергин. Штурм Зимнего дворца. 1950 г.

Миф третий: организатор захвата Зимнего

Существует даже диссертационное исследование, автор которого, знакомый потомков Свечникова, пытался доказать решающую роль этого офицера в захвате власти большевиками. Якобы Свечников консультировал Ленина, предложив в качестве ударной силы для свержения Временного правительства части своей дивизии14. Косвенным доказательством служит то, что в письме председателю областного комитета армии, флота и рабочих Финляндии И.Т. Смилге от 27 сентября 1917 г., возможно, написанном по итогам встречи со Свечниковым, Ленин обозначил важность финляндских войск и Балтийского флота для захвата власти в столице15, причем предлагал создать тайный комитет из "надежнейших военных". В автобиографии и сам Свечников отметил, что "в октябре 1917 г. принимал активное участие в свержении Временного правительства Керенского, выступая с частями дивизии в Петрограде и в Финляндии"16.

По свидетельству И.Т.Смилги, "план наш заключался в том, что если революционным рабочим и солдатам Петрограда не удастся сразу захватить весь город, то непременно захватить острова и Выборгскую сторону, где находится Финляндский вокзал. В таком случае борьбу должен был решить я при помощи войск из Финляндии и флота"17. В 1933 г. при партийной чистке о Свечникове написали, что его дивизия "была оплотом большевиков перед Октябрьск[ой] революц[ией] и во время переворота"18. Но что же было на самом деле?

25 октября 1917 г. в 12 часов 50 минут Свечников телеграфировал в Петроград: "Вся 106я пехотная дивизия во главе с командным составом готова во всякое время выступить на защиту Советов и стоять на страже демократии"19. Понятна заинтересованность детей Свечникова в советское время представить их отца сподвижником и советником Ленина, человеком, благодаря которому был взят Зимний дворец и совершилась революция. Сын Свечникова даже составил предположительные расчеты времени прибытия частей дивизии своего отца из Финляндии в район Зимнего дворца, из которых следовало, что именно эти силы пошли на штурм Зимнего и первыми ворвались во дворец. Проблема заключается в том, что доказательств решающего или какого бы то ни было еще участия этих сил во взятии Зимнего не представлено. Как известно, в операции по блокированию и взятию Зимнего дворца большевики опирались прежде всего на красногвардейцев, силы петроградского и кронштадтского гарнизонов и на матросов Балтийского флота20. Но сам факт отправки Свечниковым телеграммы о готовности защищать Советы показателен.

Труды М.С. Свечникова.
Труды М.С. Свечникова.

Миф четвертый: верный сторонник новой власти

В послереволюционных приказах Свечников неоднократно говорил о демократизме новой власти - принципе, от которого большевики отказались в считаные недели. Упоминал о достигнутом народовластии через Советы, о земле и воле, что свидетельствует о его приверженности скорее эсеровской политической программе.

В Гражданскую войну наш герой оказался в рядах Красной армии, где занимал ответственные посты и некоторое время даже командовал фронтом. В карьерных целях Свечников использовал имевшиеся у него связи с высшим партийным руководством, вопреки всякой субординации через головы непосредственного начальства. Так, 13 июня 1919 г. он отправил из Казани телеграмму, в том числе председателю Реввоенсовета Республики Л.Д. Троцкому, В.И. Ленину и другим. Руководителей страны и военного ведомства военспец донимал вопросом своего назначения на пост командующего армией21. Армии в командование не получил, но стал комендантом Курского укрепленного района, оказавшегося на направлении главного удара белых22.

Части РККА в районе Курска осенью 1919 г. действовали неудачно. По данным на 9 сентября, проводилось расследование бездействия 7-й стрелковой дивизии и Отдельной бригады, целые роты которых сдавались в плен белым, а кроме того, из дивизии пропало большое количество вооружения и снаряжения23. Также работала комиссия по расследованию причин неудачной операции войск укрепрайона24.

20 сентября красные оставили Курск, а 19 октября Особый отдел Южного фронта арестовал Свечникова25. Причины ареста выяснились из секретной телеграммы Троцкого от 20 октября 1919 г., в которой говорилось "о предательском поведении бывшего коменданта Курского укрепрайона Свечникова. Необходимо немедленное расследование. Ссылка на мое доверие Свечникову неправильна. Свечников был назначен командующим Северо-Кавказским26 фронтом, так как считался соответствующим с начала революции. Я до недавнего времени Свечникова не знал вовсе. Он вообще считался надежным, но неспособным, почему решено было не давать ему большого назначения"27. Характерно отсутствие упоминания о членстве Свечникова в партии.

М.С. Свечников (N 9) в группе русских офицеров и солдат и финских красногвардейцев. г. Таммерфорс. 1918 г.

В наиболее острый период Гражданской войны на фоне успешно развивавшегося наступления белых на Москву осенью 1919 г. Свечников дал повод усомниться в своей лояльности, поскольку, возможно, подготавливал почву для маневра на случай победы Деникина. Впрочем, это только предположение. На свободу наш герой вышел 26 ноября. Инцидент, по-видимому, сочли исчерпанным. Отметим, что в то время дети Свечникова находились у белых. Старший сын учился на Дону в кадетском корпусе, позднее эмигрировал, но в 1930-е гг. вернулся на Родину. Наличие семьи в лагере противника неизбежно сковывало действия Свечникова.

Прошлое Свечникова позднее затронул в докладе видный революционер Камо (С.А. Тер-Петросян), который писал Г.К. Орджоникидзе 8 февраля 1922 г.: "Как солдат революции обязан сказать: заместитель военного атташе в Тегеране гражданин Свечников уже раз предал Советскую власть. Он, состоя комендантом укреплен[ного] района г. Курск, сдал таковой Деникину и, будучи разыскиваем тов. Атарбековым28 в Астрахани, чтобы привлеч[ь] [к] ответственности за измену рабочей власти, скрылся. Полагаю, что у Свечникова эта измена - не последняя"29. Камо осенью 1919 г. участвовал в боях под Курском, хотя поведение его самого тогда было небезупречным (бежал с поля боя, за что был предан суду30). Тем не менее он был очевидцем событий. Возможно, в связи с этим 7 апреля 1922 г. Центральная контрольная комиссия РКП(б) рассматривала вопрос о партийном положении Свечникова, проходившего чистку. Его партийность тогда подтвердили31. Позднее Свечников служил на преподавательской и военно-научной работе. Расстрелян он в 1938 г. по обвинению в участии в антисоветской деятельности.

М.С. Свечников в Германии. 1926 г.

Кем же он был?

Вряд ли можно говорить о том, что это был идейный большевик. До 1917 г. он являл собой пример образцового офицера-монархиста. Его стремительный выбор в революционном 1917 г. сначала в пользу эсеров, а затем, по мере углубления революции, в пользу большевиков, по-видимому, обусловливался желанием обеспечить собственную безопасность на фоне самосудов, которым подвергались офицеры в Финляндии, и заигрыванием с солдатскими массами. Этот путь позволил ему занять выборную генеральскую должность начальника дивизии. При этом собственное признание Свечникова о партийном стаже с 1919 г. позволяет пересмотреть известные до сих пор данные его биографии.

Несмотря на партийный статус, что было нетипично для генштабиста, Свечников так и не стал для большевиков своим, а воспринимался в лучшем случае как попутчик. Его метания в революционную эпоху свидетельствуют в большей степени об оппортунизме, чем об идейности.


  1. Соловьев А.А. Съезды и конференции КПСС. Справочник. М., 1983. С. 90, 102.
  2. Солоницын Г. М.С. Свечников - первый начдив-большевик // Военно-исторический журнал. 1982. N 10. С. 83-84.
  3. Там же. С. 83.
  4. РГВА. Ф. 37976. Оп. 1. Д. 80. Л. 4.
  5. Послужной список Свечникова опубл. в: Власов Л.В. Междоусобная война в Финляндии на фоне революционных событий 1918 года. СПб., 2009. С. 264-284.
  6. РГВИА. Ф. 2003. Оп. 1. Д. 1355. Л. 154об.
  7. РГВИА. Ф. 544. Оп. 1. Д. 1559. Л. 218.
  8. Ганин А.В. Корпус офицеров Генерального штаба в годы Гражданской войны в России 1917-1922 гг.: Справочные материалы. М., 2009. С. 463.
  9. Саберов Ф.К. Трагедия Балтийского флота. Матросский бунт 1917 г. СПб., 2018. С. 117.
  10. Ганин А.В. Выборгская крепость // Россия в 1917 году. Энциклопедия. М., 2017. С. 218.
  11. РГАСПИ. Ф. 516. Оп. 2. Д. 453. Л. 2об.
  12. Смолин А.В. 1917 год: Торнео - дорога в Россию // Новейшая история России. 2015. N 2. С. 25.
  13. Аверьянов В.В. "Финляндские войска" в событиях 1917 года в Петрограде (август - декабрь). Дисс. ...к.и.н. М., 1999. С. 9.
  14. Там же.
  15. Ленин В.И. Полное собрание сочинений. М., 1969. Т. 34. С. 265.
  16. РГВА. Ф. 37976. Оп. 1. Д. 80. Л. 5.
  17. Смилга И.Т. Историческая ночь. Отрывок из воспоминаний И. Смилги // Красноармеец. 1919. N 10-15. С. 23.
  18. РГВА. Ф. 37976. Оп. 1. Д. 80. Л. 17.
  19. Октябрьское вооруженное восстание в Петрограде. Сб. док. М., 1957. С. 374; Из истории создания Рабоче-Крестьянской Красной армии // Военно-исторический журнал. 1988. N 2. С. 43; Кавтарадзе А.Г. Военные специалисты на службе Республики Советов 1917-1920 гг. М., 1988. С. 56; Черушев Н.С., Черушев Ю.Н. Расстрелянная элита РККА. 1937-1941: Комбриги и им равные. М., 2014. С. 228.
  20. Старцев В.И. Штурм Зимнего. Документальный очерк. Л., 1987. С. 39, 64, 77, 78, 87, 100, 101.
  21. РГВА. Ф. 6. Оп. 4. Д. 919. Л. 316-316 об.
  22. Подробнее о деятельности Свечникова на этом посту см.: Лаппо Д.Д. В.И. Ленин и судьбы героев. Воронеж, 1983. С. 162-183.
  23. РГВА. Ф. 758. Оп. 1. Д. 1. Л. 56.
  24. РГВА. Ф. 758. Оп. 1. Д. 13. Л. 1-23.
  25. РГВА. Ф. 6. Оп. 4. Д. 924. Л. 372, 375.
  26. Правильно - Каспийско-Кавказским.
  27. РГВА. Ф. 33987. Оп. 2. Д. 32. Л. 461; Ф. 6. Оп. 4. Д. 926. Л. 31; РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 109. Д. 14. Л. 185.
  28. Атарбеков Георгий Александрович (1892-1925) - революционер, деятель ЧК. Начальник Особого отдела Каспийско-Кавказского фронта. Один из организаторов массового террора.
  29. РГАСПИ. Ф. 85. Оп. 18. Д. 303. Л. 3, 5-5 об. Также см.: Генис В.Л. Красная Персия. Большевики в Гиляне. 1920-1921. Документальная хроника. М., 2000. С. 470-471.
  30. РГВА. Ф. 24380. Оп. 7. Д. 363. Л. 31.
  31. РГАСПИ. Ф. 613. Оп. 1. Д. 7. Л. 15; Генис В.Л. Красная Персия. С. 471.