1 июня 2019 г. 15:21
Текст: Константин Гуров (аспирант)

Генерал Ренненкампф: "вешатель" или "энергичный деятель"?

Он расстреливал эсеров в 1906 году и был расстрелян большевиками в 1918-м
Командующий Забайкальской казачьей дивизией П.К. фон Ренненкампф. 17 апреля 1854 г. - 1 апреля 1918 г. Открытка 1904 г.
Командующий Забайкальской казачьей дивизией П.К. фон Ренненкампф. 17 апреля 1854 г. - 1 апреля 1918 г. Открытка 1904 г.

Беспорядки в Сибири

Осень 1905 г. в Сибири выдалась неспокойной. Регион сполна испытал на себе последствия Русско-японской войны, выразившиеся в продовольственном, жилищном и топливном кризисах1. На этой почве набирали силу оппозиционные движения. Политическая активность населения начала проявляться в митингах и забастовках, а с момента опубликования Высочайшего манифеста 17 октября 1905 г. об усовершенствовании государственного порядка - в виде организаций боевых дружин и вооруженных отрядов самообороны. Дошло до терактов против представителей власти в Красноярске и Иркутске2.

К декабрю власть в городах находилась в руках местных дум, на линии Сибирской и Забайкальской железной дороги революционные организации фактически установили свои порядки. К концу месяца положение было настолько отчаянным, что начальник Иркутского губернского жандармского управления М.Л. Гаврилов телеграфировал директору департамента полиции, что "фактически полиции не существует... Административной гражданской власти нет"3.

Шифрованная телеграмма с сообщением о покушении на П.К. фон Ренненкампфа. Фото: ГАИО. Публикуется впервые.

Посланник императора

Для решения "сибирских" проблем император Николай II выбрал генерал-лейтенанта Павла Карловича фон Ренненкампфа, уже зарекомендовавшего себя человеком деятельным и решительным. Император завершил свой приказ словами: "Я и Россия ожидаем от него энергичной деятельности"4. Оправдывая надежды императора, Павел Карлович в кратчайшие сроки приступил к наведению порядка на Забайкальской железной дороге. 9 января 1906 г. он с созданным им специальным отрядом на двух поездах выдвинулся на станцию Маньчжурия, где предал революционеров военно-полевому суду5. И тут же получил прозвище "вешатель".

Осторожно продвигаясь на запад, отряд восстанавливал работу телеграфного, железнодорожного сообщения и наводил административный порядок. Вечером 22 января поезд прибыл в Читу. Накануне генерал отправил сообщение о разоружении города и был готов приступить к самым решительным мерам при оказании сопротивления, но, как докладывал сам Ренненкампф, "обошлось без кровопролития"6. В общей сложности было арестовано около 250 участников революционных выступлений, многие из них были осуждены.


Месть эсеров

Принятые меры принесли плоды: железнодорожное сообщение было восстановлено, созданная революционерами Читинская республика ликвидирована, тем самым было обезглавлено революционное движение в Забайкалье. Именно за эти результаты П.К. Ренненкампф был приговорен Сибирским союзом партии социалистов-революционеров к смерти.

Для приведения приговора в исполнение при Иркутском комитете партии социалистов-революционеров была создана Боевая организация. Но вовремя полученные начальником Иркутского губернского жандармского управления агентурные сведения позволили ликвидировать террористическую группу еще до прибытия П.К. Ренненкампфа в город7. Было арестовано 23 человека, обнаружены оружие и самодельная бомба, предназначавшаяся для покушения8. Позже, при попытке побега из Иркутского тюремного замка, часть обвиняемых погибла, другая по приговору суда была расстреляна. Удалось бежать только четырем членам террористической организации, однако восстановить ее работу они уже не могли. Как указывал прокурор Иркутской судебной палаты Е.П. Нимандер, "ряд арестов настолько ослабил местную организацию, что... до конца 1906 года внешних проявлений деятельности социалистов-революционеров не замечалось"9.

Ренненкампф 15 сентября 1906 г. прибыл в Иркутск и вступил в командование III Сибирским армейским корпусом. Казалось бы, можно было не опасаться угроз, однако все предусмотреть не удалось.

Вид на Амурские ворота и дом N 60 по ул. Амурской с обозначением места теракта. Открытка. 1903 г.

Теракт на Амурской улице

30 октября 1906 г. между 12 и 13 часами дня Ренненкампф, в сопровождении ординарца Гейзлера и штабс-капитана Берга возвращался из штаба корпуса по левой стороне Амурской улицы (ныне ул. Ленина), в направлении к ул. Большой (ныне ул. Карла Маркса). В тот момент, когда они проходили мимо дома 60, находившегося напротив здания Общественного собрания, неизвестный человек, сидевший на лавочке возле ворот дома, поднялся им навстречу и бросил сверток по направлению к идущим, после чего побежал по тротуару в сторону ул. Большой. Сверток упал в ливневую канавку между тротуаром и дорогой в двух-трех шагах от Ренненкампфа. Генерал-лейтенант заметил, что брошенный сверток дымится и "инстинктивно сделал несколько шагов"10. Сопровождающие тоже подались вперед, а поручик Гейзлер поскользнулся и упал, так как накануне выпал снег и дорога была скользкой, и, как только он начал подниматься, раздался взрыв11.

В доме напротив со звоном полопались стекла, Ренненкампф почувствовал "некоторый толчок", а сопровождавший его штабс-капитан Берг упал. Взрыв привлек внимание прохожих, поэтому бегущий террорист был сбит с ног проходившим мимо неизвестным человеком в форме почтово-телеграфного ведомства и задержан подоспевшими двумя солдатами и городовым12. Арестованный был препровожден на главную военную гауптвахту. Генерал и его сопровождающие были оглушены, а у поручика Гейзлера оказалось опалено пальто. Больше никто не пострадал.

По показаниям свидетелей, бомба взорвалась "лишь наполовину" из-за несовершенной конструкции и не смогла причинить сколько-нибудь значительных увечий. Однако, если силы ударной волны хватило на то, чтобы выбить стекла близлежащего дома, значит, сам снаряд был достаточной мощности. Жертв не было из-за отсутствия поражающих элементов бомбы, коими обычно выступали самодельная шрапнель и оболочка снаряда.

Немного иначе осветила покушение супруга генерала Вера Николаевна Ренненкампф. На тот момент она еще не была с ним знакома и основывалась на слухах о происшествии и рассказе мужа. По ее словам, генерал не растерялся и сам бросился за преступником, приказал идущему невдалеке солдату поставить ему подножку и арестовал террориста. Кроме того, в ее воспоминаниях фигурирует вторая бомба, которую задержанный, растерявшись, не бросил, а также второй террорист, убежавший с места преступления13.

Братское захоронение юнкеров, офицеров и добровольцев в Таганроге. Крест над могилой П.К. Ренненкампфа - в правом углу захоронения. 1919 г.

Поспешный приговор

Задержанный бомбист отказался называть свое имя, заявив только, что он член Летучего боевого отряда Сибирского Союза партии социалистов-революционеров и что совершил покушение на генерала за "убийства и порки, совершенные им, как начальником карательного отряда", и считал его убийство своим нравственным долгом14.

Обнаруженная при нем записная книжка не содержала информации о возможных соучастниках и их планах. Генерал-губернатор затребовал дело для передачи в военно-полевой суд15. В три часа ночи 31 октября состоялось экстренное заседание военно-полевого суда, на котором неизвестный был признан виновным "в покушении на убийство при увеличивающих вину обстоятельствах" и приговорен к смертной казни через повешение16.

Казнь была назначена на 10 часов утра. В тот момент, когда осужденный был выведен во двор Иркутского тюремного замка для исполнения приговора, он был опознан полицейским приставом, его соседом по имению в Харьковской губернии. После это террорист признался в том, что его зовут Николай Васильевич Коршунов, что он дворянин, сын помещика Харьковской губернии, был осужден за политические преступления и бежал из места ссылки в Нарымском крае. Тут же Н.В. Коршунов написал письмо матери и, в качестве последней воли просил его передать17. Кроме прочего, осужденный произнес фразу, которая заставила заволноваться правоохранителей: "Если не удалось убить его мне, то его убьют другие".

Несмотря на новые обстоятельства, казнь не была перенесена и приговор привели в исполнение в 10 часов 55 минут утра18. Подобная поспешность привела к тому, что следствие скоро зашло в тупик и было приостановлено "за необнаружением других виновных кроме казненного"19.

Н.В. Коршунов накануне казни. Государственный архив Иркутской области (ГАИО). Публикуется впервые.

Знаковое знакомство в день покушения

Вскоре Ренненкампф познакомился со своей будущей женой - Верой Николаевной Крассан, которая незадолго до описываемых событий с семьей своей сестры приехала в Иркутск. Как раз в день покушения во время вечернего представления в театре Вера Николаевна впервые увидела своего будущего супруга. В декабре 1906 г. Ренненкампф получил назначение в штаб армейского корпуса в Вильно, а незадолго до отправления на новое место службы, 15 января 1907 г., Павел Карлович и Вера Николаевна сочетались браком в Князе-Владимирской церкви Иркутска20. Само бракосочетание прошло в тихой обстановке и практически втайне во избежание нового покушения. Супруги Ренненкампф отправились в Европейскую Россию и в Сибирь больше не возвращались.

Жизнь генерала завершилась трагически: в 1918 г. он отказался принять командование частями Красной армии и был расстрелян большевиками в Таганроге.


  1. Попов И.И. Забытые иркутские страницы: Записки редактора. Иркутск, 1989. С. 223-225; Дулов В.И. Крестьянство Восточной Сибири в 1905-1907 гг. (главы из работы) // Иркутский государственный педагогический институт. Ученые записки. 1940. N 5. С. 165-166.
  2. Серебренников И.П. Революционный террор в Восточной Сибири (1900 - февраль 1917 гг.). Иркутск, 2002. С. 50.
  3. Государственный архив Иркутской области (ГАИО). Ф. 601. Оп 1. Д. 65. Л. 309.
  4. Телеграмма императора Николая II главнокомандующему сухопутными и морскими силами на Дальнем Востоке генерал-адъютанту Н.П. Линевичу. // Генерал Ренненкампф. М., 2017. С. 298-299.
  5. Генерал Ренненкампф. М., 2017. С. 463-464.
  6. Телеграмма ген. Ренненкапфа военному министру ген. Редигеру // Карательные экспедиции в Сибири в 1905-1906 гг. Док. и мат. М.-Л., 1932. С. 222.
  7. ГАИО Ф. 600. Оп. ОЦ. Д. 47. Л. 47.
  8. ГАИО Ф. 245. Оп. 3. Д. 444. Л. 1.
  9. Нимандер Е.П. Обзор революционного движения в округе Иркутской судебной палаты за 1897-1907 гг. СПб., 1908. С. 112.
  10. ГАИО Ф. 243. Оп. 1. Д. 134. Л. 6.
  11. Там же Л. 8.
  12. Там же Л. 2 г.
  13. фон Ренненкампф В.Н. Воспоминания. М., 2013. С. 34-36.
  14. ГАИО Ф. 243. Оп. 1. Д. 134. Л. 19, 37.
  15. ГАИО Ф. 245. Оп. 3. Д. 444. Л. 5.
  16. ГАИО Ф. 243. Оп. 1. Д. 134. Л. 28.
  17. ГАИО Ф. 245. Оп. 3. Д. 444. Л. 11.
  18. Там же Л. 32.
  19. ГАИО Ф. 245. Оп. 3. Д. 444. Л. 16.
  20. Генерал Ренненкампф. М., 2017. С. 474.