Новости

28.06.2019 13:47
Рубрика: Культура

Как Большой театр заставил прослезиться маэстро Франческо Ланциллотту

Сезон в музыкальном театре подходит к концу, и уже очевидным его трендом стали регулярные приглашения за дирижерский пульт Большого театра итальянских маэстро. Урожденный римлянин, художественный руководитель знаменитого Оперного фестиваля в Мачерата и один из самых известных дирижеров поколения Франческо Ланциллотта дирижировал в Большом серией из пяти спектаклей "Свадьбы Фигаро" и поделился впечатлениями с "РГ".
 Фото: Пресс-служба Большого театра  Фото: Пресс-служба Большого театра
Фото: Пресс-служба Большого театра

Объявляя планы на будущий сезон, главный дирижер Большого театра Туган Сохиев высказался за приоритет штатных артистов. Но в главном театре сегодня 31 приглашенный дирижер, из них 12 - итальянцы с итальянским музыкальным образованием. У вас есть ощущение национального доминирования в этой сфере?

Франческо Ланциллотта: Правда? Это любопытно, и причины, видимо, разные. Все оперные театры мира исполняют итальянских авторов, а итальянские дирижеры с ними растут. Для нас музыка Верди, Пуччини, Доницетти и вообще-то Моцарта - как хлеб насущный. Такая еда для ушей, понимаете? Вторая причина: итальянский действительно важный для этой музыки язык, и когда играешь итальянцев, хорошо бы его понимать, потому что у всех этих композиторов есть ритмические характеристики текста в музыке - фразы на пять долей, шесть, семь и так далее. Третий резон: сейчас в Италии сильное поколение 30 - 40-летних дирижеров, одаренных и с действительно хорошей подготовкой. Это поколение востребовано по всему миру, не только в России. Но с Россией - особенная история. По крайне мере, у меня.

Почему?

Франческо Ланциллотта: У меня, например, свои отношения со Стравинским - еще с юности, с академии Санта Чечилия. Я знаю все, что он написал, а от темперамента и сарказма "Истории солдата" просто в восторге - я им дирижировал раз сорок. А хотел бы не только Стравинским. Шостакович притягивает. Может, чтобы действительно понять стиль русских композиторов, нужно поработать в России с русскими музыкантами. Пусть будут не только Шостакович и Прокофьев, но и Скрябин, и Мусоргский. Не говоря уж о том, что для итальянских студентов Чайковский тоже часть образования.

Но ведь вы не первый раз в России?

Франческо Ланциллотта: Верно, но дирижировал прежде "Карминой Бурана" Орфа в Санкт-Петербурге и "Роберто Девере" Доницетти в Зале Чайковского. Мой нынешний ангажемент в Большой - просто воплощение мечты. Этот театр знаменит, он считается одним из лучших в мире - и он действительно замечательный.

И оркестр замечательный?

Франческо Ланциллотта: И оркестр, и хор.

Мне показалось, вы были к нему очень добры, но в то же время в отношениях со струнными и клавесином чувствовалась идея: все звучало мягче обычного.

Франческо Ланциллотта: Это было нетрудно, поверьте. Оркестр Большого эластичен, музыканты понимают все. Иногда нет нужды работать словами, а с хорошим оркестром тем более. Мы не так уж много репетировали, но я успел сказать об артикуляции и просил их играть мягче и легче. Хорошо, что мы друг другу понравились, и с оркестром возникла глубинная связь, при ней девяносто процентов работы делаются руками и сердцем.

Удивительная тактичность, учитывая, что вы несколько лет проработали главным дирижером Филармонического оркестра Артуро Тосканини, сравнивавшим дирижера с укротителем, а оркестр с необъезженным конем, готовым сбросить доброго седока.

Франческо Ланциллотта: Оркестр всегда с первых же тактов понимает, знает дирижер свое дело или нет. Так что там я придерживался своих убеждений: нет нужды быть агрессивным, чтобы сохранить уважение оркестра. Ты его получишь, только когда хорошо работаешь. А если ты диктатор, значит, не уверен в том, что делаешь. Есть ведь разница между дирижером-тираном и дирижером, зарабатывающим уважение? Мы просто должны быть уверены в своей музыкальной идее и иметь энергию ее донести. А потом уже понять, что оркестр может с этим сделать. Звучание оркестра Большого - замечательно. Мне не надо было его менять, только показать небольшую разницу, артикуляцию, обосновать нужную легкость.

Вам удалось вписаться в готовый спектакль, будто вы выстраивали его вместе с режиссером...

Франческо Ланциллотта: Мы с режиссером совпали в настроении. Просто "Свадьба Фигаро" - такая волшебная опера, как бутылка с шампанским. Один из шедевров, который я действительно люблю. В ней есть общая линия и такие темпы - просто бриллиантовые! - даже в адажио. Разница между рядовым и блистательным исполнением крошечная, и во многом зависит от взятого темпа, так что надо по голосу и движениям певцов понять, куда они идут и сколько в них энергии. Иначе даже шедевр может стать скучным, провиснут темпы, артикуляция, динамика, все эти мелочи внутри музыки, способные разрушить волшебство. Я просил артистов петь легко и быть актерами, а не только певцами.

И они услышали?

Франческо Ланциллотта: Александр Миминошвили - Фигаро точно понял. Эрика Гримальди, прекрасный, полный нюансов и красок голос, понимает, кто такая Графиня - может, ее благородная фамилия к тому располагает. Еще у нас были две дебютантки в партии Сюзанны. Да и вообще в Большом хорошая энергетика, можно сделать лучшее, на что ты способен. Мне кажется, она действует даже на рабочих сцены.

Оперный фестиваль в Мачерата, ведомый вами уже в течение нескольких лет, тоже известен хорошей энергетикой.

Франческо Ланциллотта: У нас бывает по дюжине названий, но фестиваль летний, много туристов, и даже при государственной поддержке мы заботимся о кассе. Потому и названия известные, "Кармен", "Травиата", "Риголетто" - те, что продаются. Но мы даем возможность молодым режиссерам представить свою точку зрения на старые оперы, и получаем современные постановки. Иногда радикальные, но мы этого и хотим. В конце концов, Верди двести лет назад вывел на сцену проститутку Виолетту, и публика начала думать, публика поняла, что опера - не только красивые арии, но и послание. Чтобы продолжать дело Верди, надо всякий раз хоть немного продвинуть публике мышление. И ради Пуччини тоже. И даже ради Доницетти.

А в Москве вы прослезились все-таки не от оперы, а от балета - я заглянула в вашу социальную сеть…

Франческо Ланциллотта: О, классический балет - еще одна моя любовь с юных лет. Вообще-то я даже написал пять балетов, но это уже другая история. И да, здесь уровень танцовщиков нереальный, вышел со спектакля с полными слез глазами и долго не мог успокоиться.

Справка "РГ"

Франческо Ланциллотта родился в Риме. Дирижерскому мастерству обучался под руководством Бруно Апреа, композиторскому - под руководством Лучано Пелози. С отличием окончил Национальную академию Санта Чечилия в Риме. Также учился игре на фортепиано (педагог - Велия де Вита). Совершенствовался как дирижер в нью-йоркском Бард-колледже у Х. Фабермана и в Мадриде под руководством маэстро Дж. Пехливаняна.

В последние годы дирижировал спектаклями во многих ведущих театрах, среди которых Ла Фениче (Венеция), Сан-Карло (Неаполь), им. Верди (Триест), Филармонико (Верона) и Лирико (Кальяри). Также регулярно выступает с прославленными оркестрами, в числе которых Национальный симфонический оркестр RAI (Турин), Оркестр итальянской Швейцарии, Orchestra I Pomeriggi Musicali di Milano/ Послеполуденная музыка Милана, оркестр им. Гайдна (Больцано), Филармонический оркестр имени Артуро Тосканини (Парма), Региональным оркестром Тосканы.

Культура Театр Музыкальный театр Большой театр
Добавьте RG.RU 
в избранные источники