1 июля 2019 г. 15:05
Текст: Евгений Крестьянников (доктор исторических наук)

Судебные реформы прибыли в Сибирь на русских тройках

Почему приезд министра юстиции Н.В. Муравьева стал праздником для простых сибиряков
Николай Валерианович Муравьев.
Николай Валерианович Муравьев.

Новые суды Сибири

Судебная реформа 1864 г., инициированная Александром II, растянулась на несколько десятилетий. В Сибири, как и по всей стране, почти тридцать лет обсуждали, как же приступить к ее осуществлению. Наконец, в 1894 г. на пост министра юстиции был назначен Николай Валерианович Муравьев, перед которым была поставлена задача завершить распространение Судебных уставов на всю империю.

20 октября 1894 г. была создана министерская комиссия для разработки преобразования сибирского суда, а через год Муравьев запросил у императора разрешение начать действовать. Николай II, дав согласие, написал в "высочайшем соизволении": "Дай бог, чтобы Сибирь через два года получила столь необходимое ей правосудие наравне с остальной Россией"1. 1 марта 1896 г. министр юстиции представил проект в Государственный совет. Там документ обсуждался 6 апреля и 8 мая 1896 г.2, а 13 мая был утвержден в виде "Временных правил о применении Судебных уставов к губерниям и областям Сибири"3.

Учреждение Временных правил сибирские власти и общественность встретили с энтузиазмом. Проводилась работа по разделению губерний на мировые участки, по найму жилья и помещений для мировых судей. Министерство юстиции пыталось в короткие сроки решить проблему укомплектования судебных органов. В июне 1896 г. в Сибирь командировались старшие председатели и прокуроры Казанской и будущей Иркутской судебных палат. Цель их поездки состояла в изучении местных кадров для работы в реорганизованных судах. Всем российским судебным палатам предлагалось указать лиц, желавших перейти на службу в Сибирь. Собранный материал поступил на обсуждение особого министерского совещания, где окончательно устанавливались служащие, получившие назначения в сибирские судебные установления4.

Временные правила о применении Судебных уставов к губерниям и областям Сибири. 1897 г.

12 февраля 1897 г. в присутствии Муравьева состоялась встреча императора Николая II с высшими чинами будущих учреждений правосудия края: старшим председателем Иркутской судебной палаты, прокурором той же палаты, председателями всех окружных судов и их прокурорами5.

Статистические данные показывали, что 47% назначений в новые сибирские суды выпало на долю людей, так или иначе знакомых с регионом, а 53% назначенцев увидели этот край впервые6. На небывалую высоту поднимался общий образовательный уровень местных судей. Из назначенных 81,5% получили высшее юридическое образование, 10,3% - высшее неюридическое и лишь 8,2% не имели аттестата о высшем образовании, но обладали достаточной юридической практикой7.

Высочайшим повелением от 19 февраля 1897 г. Муравьеву предоставлялось право утвердить проекты разграничения губерний и областей Сибири на судебно-следственные участки, а также назначить до 1 июля 1897 г. почетных мировых судей8. Император позволил министру юстиции лично открыть Иркутскую судебную палату и Иркутский окружной суд.

Открытие новых судов планировалось на 2 июля 1897 г. За несколько дней стали приезжать высокие гости. Вечером 29 июня Иркутск встречал Муравьева - единственного министра юстиции Российской империи, побывавшего в Сибири. Он преодолел путь на восток с представительной делегацией, в которую входили, в частности, директоры первого и второго департаментов Министерства юстиции С.С. Манухин (министр юстиции в 1905 г.9) и Н.Э. Шмеман: до Канска - на специальном поезде, далее, до места назначения - на пятерке и пятнадцати тройках лошадей10. На приветствие иркутского городского головы он ответил: "Я считаю великим для себя счастьем быть исполнителем мудрой царской воли, даровавшей Сибири новые суды"11.


На заседании окружного суда. 1900-е гг.

Всеобщее ликование

Ажиотаж, сопровождавший первые шаги реформы в регионе, показывает, насколько важной представлялась она сибирякам. Всеобщее воодушевление по ее поводу превратилось в настоящий праздник. "Русские ведомости" писали, что "ни один из провинциальных судебных округов не открывался с такой торжественностью, как сибирский"12. В Томске, ожидая наплыв горожан на открытие новых судебных учреждений, полицмейстер А.А. Зеленский распорядился назначить к зданию губернского суда усиленный наряд, приказав не пускать в судебные помещения посторонних и расположив публику на противоположной стороне улицы13. Городские думы, мещанские и купеческие общества выделяли средства на проведение торжеств, улицы украшались флагами, судебные здания роскошно декорировались, устраивались праздничные обеды, иллюминации, организовывались народные гуляния14. Население края, уставшее от произвола дореформенной юстиции, ликовало.

Главную речь на открытии новой системы правосудия в Иркутске произнес Муравьев. Он был уверен, что реформа проводится в полном соответствии с Судебными уставами, а предпринятые отклонения от общего судоустройства и судопроизводства представлялись ему "глубоко обдуманными". Министр указал на особую миссию мировых судей: "В глуши, в одиночестве, среди суровой природы и чуждых людей это будет своего рода подвигом, но пусть даже и так - сознательный подвиг и бескорыстная жертва возвышают и облагораживают того, кто способен на них!"15.


С чувством глубокой благодарности

В биографию знаменитого дореволюционного юриста Муравьева - блестящего оратора, поднявшего обвинительную речь в суде на уровень искусства16, человека, который "правды свет зажег над миром" и "зло открыто обличал"17 - была вписана еще одна яркая страница. За деятельность по завершению судебной реформы 1864 г. в стране, в частности в Сибири, он удостоился благодарности императора: "Николай Валерианович. По вступлении моем на престол я обратил особое внимание на необходимость распространения области применения Судебных уставов императора Александра II, дабы во всех, даже самых отдаленных местностях России действовало скорое, беспристрастное и близкое к народу правосудие..."18

На сибиряков Муравьев произвел благоприятное впечатление, и они еще долго сохраняли к нему теплые чувства. Когда в 1905 г. он, назначенный послом в Италию, покидал должность управляющего министерством, в его адрес поступило множество телеграмм, в одной из которых сибирские судьи писали: "Ваши сердечные и высоко справедливые отношения к нам, судебным деятелям, укрепили навсегда в сердцах наших чувства глубокой благодарности вам и самые светлые воспоминания о тех минутах, когда нам приходилось видеть вас, слушая с умилением и гордостью ваши поучения и речи"19.


Иркутск. Здание суда.

Итоги преобразований

Почувствовать положительные изменения можно было уже в июле 1897 г., когда во время празднеств в Томске министр юстиции выслушивал благодарности за продвижение в правительстве вопроса о дополнении единственного в Сибири университета - Томского - юридическим факультетом20.

Летом 1897 г. сибиряки благодаря усилиям Муравьева стали свидетелями коренных изменений судебных порядков, вместе с тем получив очередную порцию надежд. Все-таки, несмотря на разные ограничения, реализовались основополагающие принципы Судебных уставов: независимость судебной власти и несменяемость судей, равенство всех перед законом, гласность и состязательность судопроизводства, право обвиняемого на защиту.


1. РГИА. Ф. 1405. Оп. 542. Д. 240. Л. 1; Д. 250. Л. 1.
2. Судебная реформа в Сибири. СПб. 1896. С. 3.
3Полное собрание законов Российской империи (ПСЗ)-III. Т. 16. N 12932.
4. Замещение должностей в новых судебных учреждениях Сибири // Журнал Министерства юстиции. 1897. N 4. С. 115; Статистический обзор Тобольской губернии за 1897 г. Тобольск, 1898. С. 40; Тобольские губернские ведомости. 1897. 19 июля.
5. Представление государю императору высших чинов судебных установлений Сибири // Журнал Министерства юстиции. 1897. N 3. С. 44.
6. Плотников М. Хроника внутренней жизни // Русское богатство. 1898. N 2. С. 201; Статистический обзор Тобольской губернии за 1897 г. С. 40; Тобольские губернские ведомости. 1897. 26 июля.
7. Замещение должностей в новых судебных учреждениях Сибири. С. 117-118; Статистический обзор Тобольской губернии за 1897 г. С. 40-41.
8. ПСЗ-III. Т. 17. N 13775.
9. Министерская система в Российской империи: К 200летию министерств в России. М., 2007. С. 230-231.
10. Яковлев Я.А., Рассамахин Ю.К. Рассказы о томской прокуратуре. Томск, 2004. Т. 1. С. 278.
11. Восточное обозрение. 1897. 2 июля.
12. Цит. по: Восточное обозрение. 1897. 24 августа.
13. Томский листок. 1897. 2 июля.
14. Иркутские губернские ведомости. 1897. 9 июля; Сибирский вестник. 1898. 3 января; Сибирский листок. 1897. 29 июня; Тобольские губернские ведомости. 1897. 12 июля; Томский листок. 1897. 1 июля.
15. Муравьев Н.В. Из прошлой деятельности. СПб. 1900. Т. 2. С. 410-416.
16. Панов П.И. Министр юстиции, генерал-прокурор Российской империи Н.В. Муравьев - в служении закону // Вестник Московского университета. Сер. 21. Управление (государство и общество). 2005. N 1. С. 19-36.
17. Баранцевич Е.М. На смерть Николая Валериановича Муравьева (скончался 1 декабря 1908 г.). Томск, 1908. С. 1.
18. Высочайший рескрипт, данный на имя министра юстиции, статс-секретаря, тайного советника Муравьева // Журнал Министерства юстиции. 1899. N 7. С. 3-4.
19. Журнал Министерства юстиции. 1905. N 2. С 88.
20. Томский листок. 1897. 13 июля.