Новости

10.07.2019 06:37
Рубрика: Общество

Ловушка для Надежды

Многодетную маму лишили детей после пожара в доме и обмана строителей
История многодетной мамы Надежды Мусихиной из села Крылово похожа на сценарий мелодрамы похлеще "Санта-Барбары". К своим 35 годам Надя успела пережить побои пьющего мужа, два пожара, обман на два миллиона рублей при строительстве дома и ко всему прочему у нее отняли семерых кровных детей.
 Фото: Татьяна Андреева/РГ Младшие дети Надежды уже называют Светлану Пястолову мамой. Фото: Татьяна Андреева/РГ
Младшие дети Надежды уже называют Светлану Пястолову мамой. Фото: Татьяна Андреева/РГ

По мнению правозащитников, если бы Надежда получила своевременную юридическую помощь, психологическую поддержку социальных служб, если бы ей дали возможность пережить критическую ситуацию в нормальных условиях, итог был бы не столь печален.

Море слез

- Она оказалась в ловушке: ни денег, ни дома, ни детей, - рассказывает руководитель центра помощи семье и материнству города Красноуфимска, тезка многодетной матери Надежда Юксеева.

Центр официально открылся только в прошлом году - местные власти безвозмездно передали ему старинное здание. Но поддержкой земляков, попавших в беду, общественники занимаются уже не первый год, потому и центр назвали соответственно - "Надежда".

Мусихины - самые проблемные подопечные общественников. Несколько лет они бьются за воссоединение многодетной семьи, но словно по кругу ходят. От самой мамы проку мало. Как только речь заходит о детях, Надежда начинает реветь. Уже умыла слезами кабинеты опеки, прокуратуры, чиновников местной администрации, залы суда - и все без толку.

С одной стороны, органы опеки признают, что мама нацелена на возвращение малышей: старается создать порядок и уют в арендуемой половине дома в родном селе Крылово. Чтобы заработать хоть какую-то денежку, за семь километров пешком ходит в райцентр мыть подъезды. На автобус не тратится. С другой - социальные работники не спешат возвращать Мусихиной дочек и сыновей: а вдруг несчастья снова накроют маму. К примеру, хозяин жилья выставит за порог.

- Мы действуем в интересах детей, их безопасности, - кратко поясняют в органах опеки.

Коридор свиданий

Детей у Надежды забрали два года назад, после того как сгорела снимаемая семьей квартира. По мнению пожарных, огонь развели младшие ребятишки, когда мамы не было дома (она хлопотала о получении путевок в детские лагеря для старших). Живы остались все, но надышались угарным газом. Откачивали их в больнице. Пока Мусихина искала новое жилье, суд поддержал решение органов опеки об ограничении мамы в родительских правах и изъятии детей из семьи. Когда всех ребятишек передали приемным родителям, Надежда от стресса попала в больницу.

Вопросов к семье Пястоловых, взявших на воспитание семерых ребятишек, у соцработников нет. Новенький дом Светланы Пястоловой стоит на окраине села Александровского, в нескольких километрах от райцентра. Но для Надежды это расстояние как путь до другой планеты. Общего языка родная и приемная мамы не нашли. После череды скандалов пришлось заключать "пакт о перемирии": Мусихина имеет право видеть детей только раз в месяц по два часа в коридоре районного управления социальной защиты. Старшие ребятишки даже в казенных стенах находят, о чем поговорить с матерью, а вот младшим такие свидания кажутся утомительными - они рвутся обратно к играм, к песочнице у дома, который уже считают родным.

- Было непросто. Несколько раз они сбегали из приюта, а к нам привыкли. Сейчас называют меня мамой, - рассказала при встрече с нами Светлана Пястолова.

Светлана по профессии воспитательница, сама многодетная мама. Вместе с мужем воспитывает своих пятерых. По ее словам, заниматься мусихинскими детьми готова до их 18-летия. Впрочем, не скрывает, что родительская забота для нее - работа. За воспитание приемных полагается зарплата - пять тысяч в месяц. 10 тысяч государство ежемесячно выделяет на каждого ребенка. За расходование этих денег приемная семья обязана отчитываться.

Суммы для деревни немалые, отсюда и вечные сплетни, что приемные ребятишки - не столько хлопоты, сколько золотое дно.

- Моих детей фактически продали, - в отчаянии заявила нам Надежда Мусихина.

При этом она знает, что ребята называют Светлану мамой - слышала от них самих на одном из судебных заседаний. Сознавать такое горько, но Надежда уверена: вот соберутся все под одной крышей, тогда…

Из пепла

Собственно, из-за крыши семья и распалась. У Мусихиных еще восемь лет назад был свой дом. Купила его Надежда на материнский капитал. Просторная изба с большим участком, баней и хозпостройками на окраине родной деревни Крылово. В этом месте до сих пор прописана вся компания: мама и семеро детей. Вот только выглядит участок совсем по-другому: над заросшей землей торчит один бетонный фундамент. Возвышается уже четыре года, как насмешка над планами семьи въехать в новый дом.

Задумка обустроить семейное гнездо появилась у Надежды в 2014 году после того, как изба сгорела. Это был первый большой пожар в семье Мусихиных, но Надежде тогда казалось: все можно исправить. Тем более из областной казны родителям оперативно выделили деньги на строительство нового дома - более двух миллионов рублей.

О том, что, прежде чем распоряжаться таким богатством, необходимо хорошенько все взвесить, Надежда не подумала. В программу поддержки многодетных семей юридические консультации не входят, а сельской жительнице это и в голову не пришло. По совету знакомых обратилась к местному предпринимателю, занимающемуся небольшим строительным бизнесом. Заключили договор подряда. В документе было сказано, что бюджетные средства поступят на его счет напрямую от областного Фонда жилищного строительства, отвечающего за обеспечение жильем многодетных семей. Деньги бизнесмен без проблем получил, залил фундамент, закупил материалы, и на этом стройка замерла. К указанному в договоре сроку - лету 2015 года - дом на участке так и не появился.

Вначале Мусихина уговаривала застройщика одуматься и выполнить обязательства, затем в центре поддержки "Надежда" ей помогли найти адвоката и подать заявление в суд, ссылаясь на нарушение закона о защите прав потребителей. В иске подсчитали все материальные потери, моральный ущерб Надежда даже не пыталась выразить в цифрах. Но на первом же заседании многодетная мать потерпела полное поражение. В удовлетворении иска отказали: раз деньги переводили напрямую из Фонда жилищного строительства, то и спрашивать с предпринимателя за их использование должна эта организация. А то, что миллионы выделяли конкретной семье, значения не имеет. В прокуратуре заявление об обмане застройщика, по словам Надежды, не приняли.

В итоге предприниматель, сумевший обвести ее вокруг пальца, живет и в ус не дует. А многодетная мама пытается найти хоть какой-то выход из ловушки, в которую попала.

Между тем

- На Урале существует скрытая схема изъятия детей из неполных семей, - сказал, выступая перед депутатами, уполномоченный по правам ребенка в Свердловской области Игорь Мороков.

Заявление вызвало широкий резонанс, тем более что омбудсмен привел конкретные примеры. В интервью корреспонденту "РГ" уполномоченный пояснил:

- Речь идет не об умышленно выстроенной схеме, а о серьезной проблеме, актуальной для многих регионов. Сейчас попавшей в беду одинокой матери с детьми на руках, по сути, некуда идти. У нас очень мало кризисных центров, где готовы оказать полноценную поддержку: предоставить временное жилье, помощь юриста, психолога. Даже общественные организации не способны изменить ситуацию. А государственные соцслужбы помогают, только если мать передаст ребенка в приют или центр реабилитации. Находиться он там может до полугода, но мать имеет право его забрать при одном условии: она должна доказать, что встала на ноги, имеет благоустроенное жилье, работу. Нет доказательств - ребенка оставляют в приюте и через какое-то время могут передать в приемную семью или на усыновление. Так кризисная ситуация разрушает семью.

В регионах Общество Семья и дети Общество Соцсфера Соцзащита Филиалы РГ Урал и Западная Сибирь УрФО Свердловская область