Clarins от первого лица: Растения должны бороться

Ландшафтный архитектор Артем Паршин, директор "Аптекарского огорода" Алексей Ретеюм, генеральный директор Clarins Group в России Эдгар Шабанов, председатель наблюдательного совета и совладелец марки Clarins Кристиан Куртен-Кларанс. Фото: Clarins
Ландшафтный архитектор Артем Паршин, директор "Аптекарского огорода" Алексей Ретеюм, генеральный директор Clarins Group в России Эдгар Шабанов, председатель наблюдательного совета и совладелец марки Clarins Кристиан Куртен-Кларанс. Фото: Clarins

Накануне лета в Ботаническом саду МГУ "Аптекарский Огород" компания Clarins в честь своего 65-летия открыла "Альпийский бельведер" (см. новости май 2019). Это не традиционный альпинарий с камнями, а холм высотой в шесть метров со смотровой площадкой на вершине. Он насыпан на концертно-выставочном поле, и его склоны покрывает пестрый ковер альпийских растений и растений схожих экосистем.

Кристиан Куртен-Кларанс (в центре) на открытии "Бельведера". Фото: Clarins

Такая инициатива Clarins Group совсем не удивительна: с момента своего основания эта косметическая компания уделяет большое внимание вопросам защиты окружающей среды и при производстве продуктов делает акцент на свойства натуральных ингредиентов в их составе. С 1992 года Clarins поддерживает экологическую программу ассоциации Alp Action, направленную на сохранение биоразнообразия альпийского региона путем защиты этой экосистемы от воздействия городской среды и человека, а также реинтродукции и сохранению видов, находящихся под угрозой исчезновения.

Кристиан Куртен-Кларанс, председатель наблюдательного совета и совладелец Clarins Group, и Жан-Пьер Николя, этноботаник и основатель ассоциации Jardins du Monde, в отдельном специальном интервью ответили на вопросы, как выбирались растения для "Альпийского бельведера" и насколько им комфортно в мегаполисе. Они отметили схожесть экосистем Альп и Алтая, а также рассказали о подобии растений животным.

Этноботаник, основатель ассоциации Jardins du Monde Жан-Пьер Николя и председатель наблюдательного совета, совладелец компании Clarins Group Кристиан Куртен-Кларанс (справа). Фото: Clarins

Почему для "Бельведера" были выбраны именно альпийские растения?

Кристиан Куртен-Кларанс: Тому есть две причины. Во-первых, мы с Жан-Пьером Николя два года назад посетили Алтай - и я заметил схожесть наших Альп с вашим Алтаем. Это два совершенно особых места, удивительных с точки зрения экологии, чистоты воздуха, земли и растений. Для нас создание "Бельведера" символизирует чистоту природы в целом.

Вторая причина в том, что компанию Clarins всегда интересовали так называемые "растения- первопроходцы", у которых очень мало времени на то, чтобы вырасти - это горные растения или те, что произрастают в местах, где много снега. Произрастая первыми на сложных участках, они начинают восстанавливать экосистему в целом. А раз у этих растений такая сила, они будут эффективны и в качестве ингредиентов для наших косметических средств.

Вы считаете, экосистемы Альп и Алтая похожи?

Кристиан Куртен-Кларанс: Да, но растения Алтая более мощные - что, возможно, сказывается и на их качествах. А знаете, что является показателем качества косметического средства? Качество его ингредиентов. Я искренне уверен, что мы в Clarins используем лучшие ингредиенты, какие только могут быть. И люди, которые занимаются созданием формул для Clarins, заявляют, что наши средства одни из самых дорогих с точки зрения разработки. Но продаются они по очень умеренной цене.

А почему?

Кристиан Куртен-Кларанс: Потому что для нас люкс - это качество, а не цена.

Кристиан Куртен-Кларанс. Фото: Clarins

Как у Clarins возникла идея исследовать именно Алтай?

Жан-Пьер Николя: Clarins уже давно интересуется растениями альпийского региона, поскольку они выживают в сложных условиях и в силу своих качеств могут стать активными компонентами косметических средств. Мы выбрали Алтай, потому что я уже раньше работал в Монголии и в Сибири, и был знаком с местной природой. Когда мы приехали на Алтай, мы обнаружили многие растения тех же семейств, что произрастают и в Альпах, но только крупнее и мощнее. Мы предположили, что они могут быть и более эффективными - поэтому собирали их и отправляли в наши лаборатории для исследований. Нам интересны были хвойные деревья, а также травянистые растения, которые широко используются в традиционной народной медицине Сибири - например, череда и горечавка. Clarins всегда обращает внимание на то, какие растения выбирают местные жители в качестве лекарств - это значит, что у них есть очень интересные свойства.

Мы в Clarins вообще стараемся выбирать простые, доступные растения - мы не склонны разрабатывать свои средства на основе редких видов, чтобы ни в коем случае не повредить экосистему. Ведь сырье нужно в больших количествах. Поэтому мы ищем то, что и так легко растет само по себе или то, что можно вырастить.

Жан-Пьер Николя рассказывает собеседникам о работе ботаников. Фото: Clarins

Климат в Альпах или на Алтае суров, но это чистые экосистемы. Не требуют ли особого ухода альпийские растения в загрязненной атмосфере Москвы?

Кристиан Куртен-Кларанс: В каждом городе существует ботанический сад, в котором есть растения, в том числе из экологически чистых систем, и они как-то справляются. В ботаническом саду Парижа целая зона, которая называется "альпийский сад". "Альпийский бельведер" в Москве - пример простого знакомства с такими растениями. Это как зоопарк. Ведь в зоопарках звери тоже живут не в своих родных природных условиях. Но я предпочитаю делать "зоопарки" именно для растений, а не для животных.

Растения обладают удивительными способностями к адаптации. И если они смогли выжить в более суровом климате, то и к Москве приспособятся. За этим очень интересно наблюдать. Например, я могу взять горечавку с Алтая, посадить в своём саду и понаблюдать, что будет. Возможно, она вырастет красивой, но в ней не будет тех активных компонентов, которые были там. Это всегда сюрприз. Так дикие животные, если мы берем их домой и выкармливаем, становятся красивее и упитаннее, но теряют выносливость и умение приспосабливаться.

По своим качествам растения, выросшие на Алтае или в Альпах, неповторимы. И поэтому мы для своих косметических средств предпочитаем собирать их там или выращивать их в тех же экосистемах - чтобы иметь экстракты того же самого качества.

Кристиан Куртен-Кларанс: Растения, как и дикие животные, в домашних условиях становятся красивее и упитаннее, но теряют выносливость и умение приспосабливаться. Фото: Clarins

Вы рассказываете о растениях как о живых существах. А у вас есть среди них "любимчики"?

Кристиан Куртен-Кларанс: Ну, вообще-то растения действительно живые! А что касается меня, я всегда любил персики и абрикосы. Но с возрастом стал замечать, что они стали безвкусными. Я спросил у Жан-Пьера, почему. И он объяснил: если поливать эти деревья очень часто, то плоды получаются красивые и крупные, но они абсолютно лишены вкуса. Чтобы растение дало действительно качественные плоды, оно должно бороться. Оно должно само искать воду, наливаться соками. Лучший урожай винограда, например, бывает в год засухи.

Поэтому мы решили, что должны искать для Clarins растения, которые тоже живут в сложных условиях. То, что они должны "пробиваться", является залогом их качества. Поэтому мы предпочитаем не выращивать их в оранжереях, а находить в естественной среде. И если мы их выращиваем, то стараемся с ними особо не нежничать, чтобы они сами наполнялись силой. Поэтому я больше всего люблю весну. Для меня этот время, когда природа демонстрирует свою силу.

Оксана Бугрименко, ("Российская газета"): Удивительно и в то же время доходчиво сравнение растений с животными. Они для вас как питомцы?

Компания Clarins учредила премию поощрения инноваций. Что это такое?

Кристиан Куртен-Кларанс: Премия существует три года, и мы ее вручали трижды. Первым ее обладателем был вот как раз Жан-Пьер Николя. Он основал ассоциацию Jardins du Monde ("Сады мира"). Одно из направлений ее деятельности связано с поездками в развивающиеся страны - Африку, Латинскую Америку, Монголию, - где у людей нет медикаментов или они поддельные. Члены ассоциации показывают местным жителям, что у тех буквально под боком есть лекарственные растения, просто что люди забыли, как их использовать. Жан-Пьер с командой приезжает в страну, и они восстанавливают "знания предков" по традиционной народной медицине, здоровью и уходу за кожей. За это он и получил премию.

Вторым человеком, получившим премию, был британец, который изобрёл самолёт на солнечных батареях и совершил кругосветный перелёт на нем, - Бертран Пикар. Это было начало нашего большого проекта - программы для авиации по очищению воздуха. И сейчас у нас готовится проект самолета-гибрида, на примере которого мы покажем, что авиация может меньше загрязнять воздушное пространство.

Третий лауреат премии - Ролан Журден, который отправился в кругосветное путешествие под парусом, и сделал это дважды. Это символизировало защиту морских вод - потому что парусная яхта не загрязняет мировой океан. Таким образом, премия покрыла все сферы, которые должны находиться под защитой: это земля, вода и воздух. И у нас появилось три эксперта, к которым мы всегда можем обратиться, соответственно сфере деятельности каждого. Это помогает нам и дальше стремиться как-то помочь своей планете.

Кристиан Куртен-Кларанс: Моя маленькая дочь заявила, что я не могу быть рыцарем, потому что у меня нет лошади.

Мне сейчас выпала честь сидеть рядом с кавалером ордена Почетного легиона. Кристиан, за что вы были приняты в этот орден?

Кристиан Куртен-Кларанс: Это была инициатива министра Франции по защитите окружающей среды - таким образом мне и нашей компании была выражена признательность за защиту природы. Правда, в момент объявления о присвоении мне звания кавалера (фр. chevalier, "рыцарь"), моя дочь, которой тогда было три года, закричала на весь зал: "Мой папа не может быть рыцарем (фр. chevalier), потому что у него нет лошади (фр. cheval)".

Жан-Пьер Николя, Оксана Бугрименко, Кристиан Куртен-Кларанс. Фото: Clarins
Читайте также