Новости

16.07.2019 11:45
Рубрика: Культура

В российский прокат выходит фильм "Соблазн"

Новый фильм Жюстин Трие "Соблазн" (Sibyl), который вошел в конкурс 72-го Каннского кинофестиваля в этом году, выходит в российский прокат 17 июля.

Злые языки говорили, что картину отобрали в конкурс по квоте французского кино, да еще и потому, что режиссер женщина, к тому же приехала в Канны "в интересном положении", и это вполне в тренде движения Women in motion. Однако не станем к ним прислушиваться. А скажем, что Жюстин Трие снова поработала с любимой актрисой Вирджини Эфира, с которой ранее они снимали фильм "В постели с Викторией" - он и французскому зрителю пришелся по душе, и международному (в Каннах получил Palm Dog, в пяти категориях номинировался на "Сезар"). Многие представительницы прекрасного пола узнали в Виктории себя и стали ждать следующую работу кинорежиссера. Вирджини Эфира с тех пор удалось помолодеть и похорошеть. Но и ее героиня в фильме "Соблазн" принадлежит к другому социальному уровню. Она известный психотерапевт, которая, впрочем, решила оставить свою работу для того, чтобы реализоваться как писатель и создать книгу, о которой давно мечтала. Однако в ее жизнь врывается известная актриса (в этой роли Адель Экзаркопулос, слава к которой пришла после фильма Абделлатифа Кешиша "Жизнь Адель", который получил "Золотую пальмовую ветвь" в Каннах в 2013 году). Знаменитость не может разобраться в отношениях со своим молодым человеком (его играет обворожительный Гаспар Ульель). И это влияет на ее работу: идут съемки в новом фильме, который снимает, конечно же, эксцентричная женщина-режиссер (звезда фильмов "Тони Эрдман" и "Между рядами" Сандра Хюллер). В итоге жизнь психотерапевта по имени Сибил резко меняется, и непонятно, кому больше предстоит найти себя - ей самой или ее популярной пациентке. Обозреватель "РГ" встретилась в Каннах с создателями картины и задала им несколько вопросов о ней. И первые - режиссеру Жюстин Трие.

Жюстин, насколько кинематографу нужен психотерапевт?

Жюстин Трие: Нет-нет. Не думаю, что нужен. Возможно нужен каким-то конкретным людям, работающим в кино, к сожалению. Но для творческого человека работа, создание образа, написание книги, кстати, возможно фикшн, где все вымышленное, съемки фильма - все это и так помогает выживать. В том числе и решать свои психологические проблемы.

Похожа ли на вас в реальной жизни режиссер в фильме "Соблазн", которую играет Сандра Хюллер?

Жюстин Трие: Надеюсь, что режиссер в фильме на меня не похожа. Однако этот образ сам по себе очень меня затронул. Героиня переживает нелегкие времена, но при этом должна работать и понимает, что ей необходимо снять фильм во что бы то ни стало. Она не может уйти в сторону, несмотря на то, что ситуация на съемках напоминает ей о собственных реальных жизненных трудностях. Мне было интересно наблюдать за тем, как в жизни пересекаются реальное и вымышленное.

У вас в фильме есть эротические сцены. Каково снимать их именно женщине-режиссеру?

Жюстин Трие: Я не уверена в том, что женщине-режиссеру труднее снимать эротические сцены. Возможно даже легче. Все зависит от личности режиссера. В фильме "Соблазн" секс очень важен, и нужно было быть очень точным, снимая его. Возможно женщине-режиссеру легче попросить женщину-актрису на съемочной площадке сделать в этом плане что-то большее.

Ваше отношение к движению Women in motion в кинематографе, в частности, к его влиянию на Каннский кинофестиваль?

Жюстин Трие: Как женщина я - феминистка. И сказав, что против этого движения, я бы сама себе выстрелила в ногу. Но я против разделения кино на женское и мужское. В этом есть что-то женоненавистническое. Однако считаю, что женщины должны быть представлены во всех сферах жизни. В том числе и во власти. Здесь должны быть изменения во всем, начиная с ментальности людей.

Как вы готовились к роли психотерапевта?

Виржини Эфира: Момент, когда зритель встречается с Сибил в начале фильма, вовсе не лучший в ее жизни. Она на пороге разрушения старого и не очень понимает, что делать дальше. И для актрисы здесь важно понять, какое именно у ее героини в этот момент психологическое состояние. Не как ее сыграть профессионально, а как передать, что у нее в голове. Я сама проходила в своей жизни психоанализ и знаю, что это такое. И я могу сказать, что Жюстин Трие дала мне возможность сыграть сразу две профессии, которыми мне хотелось бы заниматься, если бы я не была актрисой: первая - психоаналитик, вторая - судебный адвокат (во втором случае - речь о фильме "В постели с Викторией" - прим. ред).

Насколько фильм затрагивает тему того, что профессия актера - это в некотором роде сумасшествие; иногда артисты растворяются в своих персонажах, теряют себя. И в то же время совершенно непонятно, что может произойти на съемочной площадке, какой ценой все достается. Бывает маленький эпизод, а за кадром все рушится. Каков ваш опыт?

Виржини Эфира: Я не хочу вас пугать, но манера съемки у Жюстин Трие особенная. Очень близкая к тому, что вы видите в фильме. Вот, например, сцена на лодке. Половину группы тошнит - на борту качает. Но Жюстин разгневана. Она бросает сценарий и говорит, мол, все, я поворачиваюсь и ухожу, съемкам конец! И такое случалось часто. А еще могу добавить, что я снималась со своим мужем актером Нильсом Шнайдером, и это тоже что-то. Все это делало съемочный процесс, мягко говоря, необычным. Но, конечно, Жюстин знает, какие качества персонажей нужно добавить к личным актерским, которые уже у них и так есть. И вообще Жюстин в курсе, как привнести хаос на площадку. При этом она одна из моих самых любимых людей в жизни. Я была бы готова с ней хоть 15 фильмов сделать. Мне не надоест.

Легко ли сниматься в фильме с людьми, которых близко знаешь?

Виржини Эфира: Изначально, еще читая сценарий, мы знали провокационный стиль Жюстин Трие. Но вообще понятно, что если твой муж актер, он целовал в кадре женщин и раньше. Но, когда в одной сцене ты видишь его целующим другую актрису, и все это происходит в трех метрах от тебя, это шок. Ты видишь его своими собственными глазами и понимаешь, что режиссер просто использует его. Я при этом пытаюсь действовать, как нужно по роли, и не давать волю своим личным чувствам. Но Жюстин говорит: "Неплохо, но надо повторить еще". Были сцены, после которых я даже плакала, но в целом это нормально, когда понимаешь, что это кино и это работа. Так что в целом я пришла к выводу, что легче сниматься с близким человеком - вы больше понимаете друг друга. Особенно в интимных сценах. Но вместе с тем не очень хочется выставлять свою личную жизнь напоказ. Все-таки актерство надо рассматривать как работу. Что бы ни было на площадке, это закончилось, и вы уходите домой.

А как вы считаете, Гаспар, требуется ли актеру специалист по психотерапии?

Гаспар Ульель: Я думаю, что да. Мое мнение: каждый человек на земле должен хотя бы иногда обращаться к психотерапевту. И это было бы правильно - мир был бы лучше. Актеры, по-моему, получают некое подобие сеанса психотерапии, занимаясь своей профессией. Для меня актерство - это поиски себя, попытка разобраться в своих эмоциях, иллюзиях, страхах, неврозах, в том числе и для того, чтобы потом использовать это в работе. С каждой ролью я узнаю что-то новое о себе самом. И мы должны понять, что не представляем собой что-то простое - в нас не один человек, а совокупность характеров.

Откровенные сцены вам даются легко?

Гаспар Ульель: Каждый фильм - это череда реальных и вымышленных событий, настоящего и прошлого. И все легко меняется, непонятно, что на что влияет. Вот, например, одна из эротических сцен, где я с Сибил, была совсем другой по сценарию. Внезапно Жюстин решила ее изменить, перебивая со сценами с бывшим любовником Сибил. А взять к примеру тот день, когда мы снимали интимную сцену на лодке. Все было ужасно - очень качало, Жюстин захотела поставить камеру на верхних мачтах, по меньшей мере час заняло, чтобы водрузить ее туда, при этом рабочий чуть не свалился с высоты... А вообще было весело. Потом всегда вспоминаешь такие съемки с улыбкой - когда снимаешь эротику на самом деле происходит много смешного.

Вы в фильме поете сами?

Гаспар Ульель: О, то был настоящий каскадерский трюк с моей стороны. Я очень и очень плохой певец. Я был в ужасе и сказал Жюстин, что это невозможно, что надо искать дублера. Но в конце концов она меня убедила взять несколько уроков вокала. Помогло только то, что мой герой - непрофессиональный певец. То же самое с игрой на рояле. Я должен был играть что-то несложное, но Жюстин решила использовать более джазовую версию мелодии, и мне дали ноты где-то за день до съемок. Я отказывался, но она сказала: играй понарошку, как будто ты хорошо играешь. И в общем все получилось.

Ваш герой в фильме носит русское имя - Игорь Малевский.

Гаспар Ульель: Я не знаю, почему Жюстин выбрала это имя. Возможно была какая-то личная причина.

Между тем

Поскольку фильм "Соблазн" о самом личном, вопрос об откровенных сценах нельзя было не задать. Адель Экзаркопулос начиная с фильма "Жизнь Адель" показала, что не подвержена никаким комплексам на экране. И актриса довольно интересно ответила: "Интимность всегда очень трудно воспроизводить. Но почему-то говоря об откровенных сценах в фильме, всегда рассматривают эротичность актеров, хотя, наверное, было бы правильнее рассматривать в этом смысле режиссера, так как актеры лишь воплощают то, что задумал он".

Культура Кино и ТВ Мировое кино Кино и ТВ с Сусанной Альпериной Гид-парк РГ-Видео