Новости

18.07.2019 18:38
Рубрика: Культура

Король верхнего "до"

На экраны выходит фильм "Паваротти"
Сняв картины о Битлах и рэпере Джей Зи, режиссер Рон Ховард обратился к личности Лучано Паваротти - оперного тенора, по всесветной популярности не имевшего равных со времен Карузо. То, что режиссер в музыкальной классике неофит, - и достоинство фильма и его недостаток.

Впервые столкнувшись с феноменом, Ховард и сценарист Марк Монро не ищут к нему новых путей - используют те же лекала: документальные кадры, запечатлевшие певца на сцене и в жизни, любительские съемки в семье, интервью с коллегами и близкими женщинами, фрагменты концертов и спектаклей. Особенное везение авторов - съемки, сделанные вдовой Паваротти Николеттой Мантовани: певец рассказывает о себе с той мерой юмора и откровенности, какие возможны только между любящими. Даже возникло ощущение, что Паваротти сам взялся быть ведущим фильма о себе.

Такой подход уравнивает столь разные явления, как рок, рэп и опера: все это - наш музыкальный мир. Но ведь и Паваротти, к неудовольствию поклонников, под занавес жизни пришел на стадионы, участвуя в феерическом трио теноров, а затем предприняв серию благотворительных гала "Паваротти и друзья", где выступал с Элтоном Джоном, Стингом, группой U2. Это дало Ховарду повод снять композицию из трех "актов", из которых третий, с роком, ему явно понятнее и ближе. За счет не вполне компетентного обращения с оперным материалом фильм тоже принимает позу неофита, изумленного открывшейся ему красотой - мелодий, звучаний и той скрытой энергетики, которая свойственна хорошей опере, а в роке заменена энергетикой внешней, "децибельной". Этот момент осознания чего-то невероятного - самое сильное качество картины. Он дает ей шанс стать хитом даже для тех, кто при слове "опера" зевает. То есть стать популяризатором оперы в массах, каким всегда стремился быть сын моденского пекаря Лучано.

Один из козырей фильма - его начало: Паваротти с друзьями плывут сквозь джунгли Амазонки к городу Манаусу, где есть роскошное оперное здание, в котором пел сам Карузо. Пустующий театр отпирают, и Паваротти выходит на сцену, что слышала великого тенора, и пробует акустику, вглядываясь в полутемные своды. Кадры эти сняла его оркестрантка Андреа Гриминелли, и это, конечно, уникальный момент, где сошлись века, традиции и мощь всепроникающего искусства, протянувшего свои лучи даже в эти малоизвестные края экваториальной Бразилии.

Использованы редчайшие записи - к примеру, дебют Паваротти в партии Рудольфа ("Богема") в Театро Реджио Эмилия или мастер-классы, которые он давал в Японии, прививая ее древнему искусству европейскую культуру. Увы, никак не раскрыта тайна его становления как певца и артиста - пытливость авторов и экранное время ушли на подробности личной жизни, отношений с женщинами и семейных драм. То есть того, что всегда было добычей таблоидов, до чего охоч обыватель и без чего фильм, адресованный широкому кругу, не мог обойтись. Наиболее точную характеристику феномена дал Боно: Паваротти не исполнял партии, а их проживал как личную судьбу. И фильм это подтвердит, акцентируя финальные ноты драматических арий, после которых артист далеко не сразу мог вернуться к реальности. Фильм часто напоминает живые картинки к википедии: сказано, что это "король верхних "до", - и авторы непременно посвятят диковине значительный по объему "клип". Их способность восторгаться неведомым миром трогательна, и, возможно, позволит достучаться до сердец непосвященных зрителей, но серьезный разговор о феноменальном таланте в кино, думаю, еще впереди.

Важнейшим достижением фильма стал его звук - современная техника позволила "оживить" старые записи

Важнейшим достижением фильма стал его звук. Современная техника позволила оживить старые несовершенные записи, воссоздать звучания насыщенные, богатые обертонами. Звукорежиссер картины Крис Дженкинс стал для нее наиболее важной фигурой: он как раз явил тонкое знание классической музыки и использовал технологии Dolby Atmos, чтобы передать ее дыхание, атмосферу, чувственность. Режиссер по монтажу Пол Краудер сумел соединить разнородные оперные фрагменты в единую выразительную сюиту со своей драматургией. Ее кульминацией стал эпизод выступления трех теноров - Паваротти, Каррераса и Доминго - на сцене Терм Каракаллы в Риме: здесь звукорежиссер стал полноправным участником фантастического по экспрессии собрания певцов, грандиозного оркестра Зубина Меты и наэлектризованной публики.

Фильм выходит в двух вариантах: с субтитрами и в дубляже. Дублированный рассказ Паваротти, конечно, напомнит анекдот про соседа, напевшего что-то из Шаляпина, но дублировать его пение подходящим отечественным тенором у нас, к счастью, не рискнули.

*Это расширенная версия текста, опубликованного в номере "РГ"

Культура Кино и ТВ Мировое кино Персона: Лучано Паваротти Кино и театр с Валерием Кичиным Гид-парк РГ-Фото
Добавьте RG.RU 
в избранные источники