1 августа 2019 г. 18:00
Текст: Николай Черкашин (капитан 1 ранга запаса)

Спас наши души

Бывший матрос подлодки К-19 поставил ей памятник на подмосковном поле
Корабли можно спасать по-разному. Можно бороться за их живучесть в полузатопленных отсеках. А можно, как Владимир Романов, увести давно списанную подлодку из-под газового резака. И в чистом подмосковном поле воздвигнуть рубку как памятник погибшим товарищам.
Владимир Романов и его подлодка, спасенная им от забвения.

Романов родился в 1947 году в Тверской области. Служил на атомных подводных лодках Северного флота, в том числе на К-19. Дальше - мурманская мореходка, специальность электромеханика, долгие годы на траловом флоте. Моряк до мозга костей. И успешный предприниматель, что важно для нашей истории: это ведь не дешевое дело - перевезти через всю страну многотонную громадину.

На К-19 - субботник!

А еще старший матрос Северного флота Владимир Романов - настоящий патриот, который, правда, никогда не произнесет вслух это слово. Но это он спас историческую реликвию, когда чиновники высоких рангов, не колеблясь, отправили легендарный К-19 в утиль. А вместе с ним - память о его экипажах, первопроходцах атомного флота, живых и погибших.

Не случайно подводники называли К-19 "Хиросимой". Горький юмор...

Она была первой советской ракетоносной атомной подводной лодкой, неся на борту три межконтинентальные баллистические ракеты. У ее колыбели стояли маститые академики - Александров и Королев, Ковалев и Спасский. Но всё новое никогда не дается легко. Долгая служба К-19 - это длинный перечень драм. Самые известные - в 1961 году (катастрофа легла в основу американского фильма "К-19" с Харрисоном Фордом в главной роли), в 1972м (пожар в 9м отсеке унес жизни 28 моряков, выжившие в 10м отсеке двенадцать подводников во главе с капитан-лейтенантом Поляковым провели почти три недели в полной изоляции и выстояли)...

Длинный перечень драм и героев...

О "Хиросиме" писали книги, снимали фильмы - документальные и художественные. А потом как-то враз обо всем забыли.

Не забыл бывший старший матрос К-19 Владимир Романов.

Для матроса Романова эта рубка дороже любых памятных знаков.

Не пепел Клааса стучал ему в сердце, а пепел всех погибших в холодной войне моряков. Ради того, чтобы современники помнили, чтобы потомки знали, он выкупил у судоремонтного завода на Севере 28метровую рубку, переправил ее в Подмосковье. И поставил на берегу Пяловского водохранилища близ канала имени Москвы. Поставил так, чтобы Рубка (именно так теперь надо называть этот объект исторического наследия) была видна с воды проплывающим судам. Да еще сделал 110-метровую насыпь из земли и щебня, имитирующую обводы корпуса атомохода. И добавил груду валунов - чтобы совсем похоже на Мурман...

Сооружение мемориала еще не завершено. Недавно на субботник к Романову - покрасить огромную трехпалубную Рубку - приехала группа ветеранов К-19 во главе со старшиной 1 статьи Виктором Стрельцом, ныне академиком. Офицеры в отставке и седовласые матросы вспомнили молодые годы, а потом взялись за кисти и лопаты.

Конечно, субботник закончился общей трапезой в кают-компании под навесом. Сразу после традиционного "за тех, кто в море" был поднят тост за здравие старшего матроса Владимира Романова.

Равнение - на флаг!
А В ЭТО ВРЕМЯ

"Багратиона" бросили в Крыму

В Музей речного флота пришло письмо от Игоря Владимирова из Судака. Он пишет о речном теплоходе "Память тов. Маркина" (бывший "Князь Багратион"), уже четверть века ржавеющем на крымском берегу. Это судно, построенное в 1912 году на Коломенском машиностроительном заводе по заказу пароходного общества "Кавказ и Меркурий", - уникальный памятник Волжского судоходства. И последний сохранившийся представитель дизельных винтовых пассажирских судов, собранных в России с 1911 по 1917 год. Таких было всего одиннадцать...

До 1991 года теплоход (длина 90 метров, ширина 12 метров, вместимость 340 пассажиров) ходил по Волге. Круизы на нем пользовались большой популярностью. А потом он был продан частному лицу на Украину и перевезен в Феодосию. Сначала его использовали как плавучий ресторан, в 1994 году отбуксировали к мысу Меганом и бросили...

Может быть, судьба теплохода заинтересует неравнодушных людей? И мы сумеем сохранить уникальный памятник истории и российской техники?

С уважением, Галина Абаева, директор Музея речного флота