Новости

06.08.2019 22:55
Рубрика: Происшествия
Проект: В регионах

В сухом остатке

Большая вода ушла, обнажив старые проблемы
Я прилетел в Благовещенск в самый пик наводнения. Поехал на север за 140 километров в город Свободный. Там сейчас спасаются беженцы от большой воды. Их разместили в общежитии сельскохозяйственного колледжа. На завтрак макароны по-флотски, чай и коржик. Девочка Аня с половинкой своего коржика ищет местную собаку Чернышку. Хочет угостить. В пункте временного размещения (ПВР) - в основном дети, их бабушки и мамы. Сильная половина человечества осталась в зоне паводка. Сторожить вещи и кормить скотину, где ее не унесло водой.
С воздуха подтопления кажутся безобидными. А это погубленный урожай, погибший скот и пришедшие в негодность дома. Фото: Пресс-служба губернатора Амурской области С воздуха подтопления кажутся безобидными. А это погубленный урожай, погибший скот и пришедшие в негодность дома. Фото: Пресс-служба губернатора Амурской области
С воздуха подтопления кажутся безобидными. А это погубленный урожай, погибший скот и пришедшие в негодность дома. Фото: Пресс-служба губернатора Амурской области

...Нина Лимарева схватила своего сына и побежала к калитке. Распахнула, а по улице сосед на лодке плывет. Речка Селемжа затопила все дороги. Причалили к сопке. Там уже были люди. Наблюдали за своими хозяйствами в бинокли. Прилетел вертолет. Мужики все остались. Слушать, как по ночам завывают коровы, которых не успели вывести из сараев, и захлебываются свинки. Только сигарет попросили прислать. Так вертолет и возил им воду, тушенку и курево. Заставить эвакуироваться от паводка по закону нельзя. На третьем этаже я встретил необычную семью. Маму Людмилу Пахомову из деревни Молчаново и пятерых ее девочек: Милану, Алену, Дарью, Ульяну и Марьяну. Соцработники привезли матрасы, одеяла, подушки и постельное белье.

- Как же вы одна с такой оравой?

- Да привыкла. Тут приезжают волонтеры из отряда "Гром". Из деревни звонила наша бабушка. Вода сходит. Началась дезинфекция. Видите, сидим на вещах. Скоро домой.

Людмила Пахомова со своими дочками (старшая ушла в магазин). Вода ушла, и к вечеру их увезут в родное село. Фото: Юрий Снегирев

Анатолию Высоцкому еще в 13-м году предлагали переехать из села Мазаново или в город, или в любое другое село, что повыше. Давали жилищный сертификат. А он ни в какую:

- У меня тут мать лежит, старший брат! Родился я здесь! Вот только на кладбище кресты поправлю, ремонт в доме сделаю и заживу!

У Анатолия дома осталась только кошка Маруська.

- Кто ж ее кормить будет?

- А, сама найдет чего-нибудь. А вот у соседей собаки остались. Тут дела посерьезнее. Как проголодались, забрались в курятник и кур слопали.

После наводнения в 13-м году не все переехали в новые дома. То есть сертификаты получили, а подтопленное жилье после косметического ремонта продали новым будущим "утопленникам". Приезжают на подтопления строительные специалисты: ба, да мы этот дом уже 6 лет назад обследовали и рекомендовали к сносу! А новый владелец справедливо ждет новых сертификатов или денег на восстановление хозяйства. Вот такой круговорот в амурской природе...

...В ПВР стали приезжать школьные автобусы за беженцами. Завхоз Нина Михална бегает по этажам как угорелая. Вчера уехало целое цыганское село. Но завхозу не до песен с бубнами. Гости утащили дорогущую плазму. На память, наверное...

С вертолета затопленные деревни выглядят безобидно. Поблескивают лужицы. Да дорога выглядит пунктиром, ныряя в серую воду. Я поехал встречать "утопленников" в село Молчаново. Вода только ушла, и наш джип бодро въехал в эвакуированный населенный пункт вдоль вереницы синтетических мешков с песком. Семья Александра Лазарева только стала обживаться. На веревках сушилось все: от детских колготок до постельного белья. Отяжелевшие от воды паласы повисли на заборе. По бурому следу на траве было видно, куда добралась вода. Александр уже написал заявление о материальной помощи. 10 тысяч он обязательно получит за испорченный огород и по десятке за двоих мальчишек. А вот 30 тысяч, которые обещали за испорченный дом, это вряд ли. Вода не покрыла пол - значит, дом в порядке.

...Окраина города Свободный приняла основной удар стихии. Железнодорожные войска круглые сутки возводили дамбы в районе Чапаевки. Грейдеры и бульдозеры возводили валы, а солдаты укладывали белые мешки с песком для укрепления гидросооружения. Даже окружную дорогу пришлось заблокировать в двух местах. В кабинете мэра Свободного Владимира Константинова огромный ватман. Там он фломастером, словно температуру больного, отмечает уровень воды в реке Зея. 1-2 августа гидрологи обещали 9 метров. Такого бастионы из грунта и мешков не выдержали бы точно. Но замеры показали 8,8. Дальше спад. Владимир Александрович при мне берет трубку и звонит на наблюдательный пост.

- 5,76! - с радостью докладывает мэр и подводит жирную черту фломастером внизу ватмана. Пишет: "Окончание наводнения!" Дату, число и подпись.

А на дамбе в Чапаевке баба Нюра уже пасет коз. С гребня им удобнее общипывать деревья, которые все еще стоят в воде. Местные пацаны в воде по колено бродят вдоль берега. Ищут куски жестяных крыш, ржавые детали. Мальчишки все складывают в кучу у дороги. Потом приедет машина. На мороженое должно хватить.

...На обратном пути в Благовещенск меня встретило такое ненастье, что я подумал: настал конец света. Полыхали молнии. По крыше старенькой "японки" бил град размером с перепелиное яйцо. А как там в Свободном? Неужели ПВР опять начал наполняться эвакуированными? Нет. Стихия пощадила город. Только в Благовещенске образовались огромные лужи в низинах. К утру все просохло.

Губернатор Амурской области Василий Орлов в разгар спасательной операции нашел время, чтобы встретиться с корреспондентом "Российской газеты".

- Василий Александрович, как вы оцениваете спасательные работы?

- Еще комиссия не завершила работу, но уже могу сказать, что все работали слаженно. Человеческих жертв нет. Эвакуировано 1300 человек. Четко работали сотрудники Росгвардии, минобороны, МЧС. Было задействовано 5 вертолетов, тяжелая армейская техника. Погибло 160 животных, из них 103 курицы.

Губернатор Амурской области Василий Орлов Фото: Юрий Снегирев

- Что больше всего мешало проведению эвакуации?

- Сами эвакуированные. Про сигареты вы слышали. 80 человек в селе Угловое залезли на сопку и ни в какую не хотели улетать. С 2013 года это уже третье наводнение. Так вот нынешнее - с самым быстрым темпом. За три часа вода достигала максимума. А человек смотрит на прибывающую воду и думает: сейчас вот-вот остановится. Уже и дорога отрезана. А вертолет не всегда может сесть. Мы оповещали за полтора суток. Эффект нулевой. Ледяная вода со скоростью 10 км/час утащит на дно даже спортсмена. О чем думает наше население? А принудительно эвакуировать мы не имеем права. Только во время военных действий.

- Они боялись мародеров...

- Мародер был. Один. Из числа тех, кто остался. Его задержали. Будет суд.

- Сейчас пишутся заявления на компенсации. Многие люди пишут их уже который раз. Почему они не страхуют свое жилье? Или не переезжают?

- Страховые компании отказываются страховать жилье в зонах подтопления. Насчет переезда необходим федеральный закон. Нужно разработать механизм, чтобы такого не повторялось: получил жилищный сертификат, продал его, поехал отдыхать в Таиланд. И так до нового наводнения. Замкнутый круг. Его надо разрывать решительно. А то мы так и будем вертолетами воду да сигареты возить тем, кто не желает эвакуироваться. Затопленные дома надо не ремонтировать, а сносить. А новые строить в безопасных местах. Именно об этом говорил президент на недавнем совещании. И работать со страховыми компаниями. Между прочим, выплаты по застрахованным посевам в 2 раза превышают помощь от государства. Тут есть над чем подумать.

Происшествия ЧП Стихийные бедствия Филиалы РГ Дальний Восток ДФО Амурская область Паводки в России
Добавьте RG.RU 
в избранные источники