Специальный
редакционный проект
Специальный
редакционный проект
23 августа - 1 сентября 2019
23 августа - 1 сентября 2019

Береги, казак, волынку

На "Спасской башне" удвоилось число талисманов
Дорогие зрители, прозвучал третий звонок. Просьба... включить мобильные телефоны! Снимайте и наслаждайтесь, делитесь с друзьями съемкой и впечатлениями!..

Вы не ослышались. Фестиваль "Спасская башня" начинается по-театральному: с трех звонков. Но к радости публики телефоны просят не выключать, а, наоборот, включать.

В этом изюминка: здесь постоянный слом стереотипов.

"Мы не диктуем участникам, что им исполнять, - говорит начальник Военно-оркестровой службы, он же главный военный дирижер наших ВС генерал-майор Тимофей Маякин. - Кто-то из солистов сыграет на трубе, кто-то на саксофоне. Военные оркестры прекрасно сосуществуют даже с рок-группами".

У участников развязаны руки. Битва за наши симпатии разгорелась не на шутку. Азербайджанцы в красочных национальных костюмах под песню Муслима Магомаева "Азербайджан" создают живую пирамиду. Солист оркестра турецкой армии вдруг по-оперному заводит "Ринальдо" Генделя. Братья-белорусы зажигают под скрипку - "Косив Ясь конюшину". Египтяне в одеяниях армии фараонов исполняют "Марш победителей" из "Аиды" Верди.

Затем на кремлевской брусчатке разгораются японские светильники, выходит дама в роскошном кимоно. Ведущий объявляет: это младший сержант сухопутных сил самообороны Японии Мацунага Мичико. Сержант затягивает романс "Дорогой длинною". Говорят, она только ради этого романса выучила русский. Хотя правильнее сказать: для нас.

27 августа в Москву прилетит талисман фестиваля - Мирей Матье. Ее первое выступление - в пятницу. Как сообщил комендант Кремля Сергей Хлебников, статус еще одного талисмана он предложил Дэвиду Джонстону, создателю и руководителю Международного кельтского оркестра волынок и барабанов.

Заодно в Москве кельта Джонстона приняли в казаки. Предложили выпить чарку водки с шашки, вручили бурку. Дэвид с обрядом справился: лихо махнул чарку до дна, поцеловал красавицу-казачку и сплясал кельтский танец под казацкие напевы. Коня пока ему не дали: с волынкой в седле несподручно. А так - реестровый казак. И определенно наш человек.

Дэвид согласился стать и талисманом, но выдвинул встречное условие: первый талисман - Мирей Матье. Он согласен быть только вторым.

Мистер Джонстон, а вы встречались с Мирей Матье вне фестиваля в Москве? - интересуюсь у главного кельта "Спасской башни".

Дэвид Джонстон: Нет, только здесь, на Красной площади.

Вы настоящий джентльмен, поскольку объявили себя вторым талисманом.

Дэвид Джонстон: Спасибо. Она - замечательная. И любой - N2 после Мирей Матье. С ней не сравнится никто.

А что за народ: кельты?

Дэвид Джонстон: Происходят из Шотландии и Ирландии. Сегодня кельты есть почти во всех странах мира. У нас свой язык, своя музыкальная и танцевальная культура. Наш оркестр представляет всех кельтов, которые рассеяны по миру. Все члены коллектива носят разные килты: все же из разных кланов. Я, соответственно, из клана Джонстонов.

Я могу стать кельтом?

Дэвид Джонстон: В России есть кельты. Играют на волынках, танцуют наши танцы. Я рад, что моя культура у вас все более популярна. В моем коллективе три участника из России. Обладают очень хорошими навыками.

Вы были главным волынщиком Британской армии, инструктором полков Ирландской и Шотландской гвардии. Есть ли у вас воинское звание?

Дэвид Джонстон: Я - майор.

В коллективе есть кто-то выше вас по званию?

Дэвид Джонстон: Нет!

Говорят, что шотландцы и ирландцы любят подшучивать друг над другом. Как у вас с этим в оркестре?

Дэвид Джонстон: На самом деле шотландцы и ирландцы очень похожи. И по менталитету, и по музыкальным традициям. Да и просто по традициям. Отличие в том, что ирландские волынщики будут играть и ирландские мелодии, и шотландские. Да хоть английские и русские. А вот шотландцы предпочитают играть шотландские мелодии. Но все-таки и они открыты для любых экспериментов.

Вы строгий руководитель?

Дэвид Джонстон: Чтобы играть на высоком уровне, нужна дисциплина. Лидеру важно давать четкие указания. И все члены моей команды знают, чего я от них хочу. Если кто-то в группе не соответствует стандартам, то я обязательно ему об этом скажу.

Из Москвы вы летите в Хабаровск. Вы там уже были. Хабаровск напоминает вам Загреб. А с чем сравните Москву?

Дэвид Джонстон: Хороший вопрос... Нет, все-таки Москва - это Москва. Уникальный город. Его ни с чем не сравнить.

Ваш оркестр создан именно для "Спасской башни". А что делаете между фестивалями?

Дэвид Джонстон: Выступали в Санкт-Петербурге и в Хабаровске, в Казахстане. Часть моего коллектива только что вернулась из Франции. Гастроли, репетиции... Этот год для нас особенный. Мы изготовили специальный вымпел. На одной стороне вышиты слова на русском "Спасская башня", на другой - на английском. Специально сшили его для выступлений в Москве. Вы его можете видеть на моей волынке.