1 сентября 2019 г. 15:00
Текст: Андрей Смирнов (кандидат исторических наук)

Генерал Хлудов - генерал Слащёв (1885-1929): Офицеры любовно называли его Яшкой

Генерал Хлудов из написанной в 1927-1928 годах Михаилом Булгаковым пьесы "Бег" - личность далеко не простая. Однако его прототип - Яков Александрович Слащёв (1885-1929) - был человеком еще более сложным.
Кадр из фильма "Бег", где Хлудова сыграл Владислав Дворжецкий.
Кадр из фильма "Бег", где Хлудова сыграл Владислав Дворжецкий.

В его личности явственно просматриваются несколько ипостасей - иногда откровенно не сочетающихся одна с другой...

Типичный гвардейский офицер?

Вышедший в 1905 году из военного училища в лейб-гвардии Финляндский полк Яков Слащёв был, казалось, идеальным гвардейским офицером.

Во-первых, "беззаветно храбрым"1. В Первую мировую - "всегда впереди, всегда под огнём, на самых опасных местах и всегда спокойный, улыбающийся, с характерным для него [коротким и громким. - Авт.] смешком и не менее характерной трубкой"2.

И это была "не храбрость самозабвения или слепая храбрость рядового, а сознательная храбрость начальника"3.

"На рыхлой, желтеющей земле бруствера стоит та же высокая фигура офицера в сапогах выше колен, в короткой выбивающейся из-под пояса гимнастёрке, на которой на месте "Владимира" теперь белеет на оранжево-чёрной ленте строгий "Георгий", и внимательно рассматривает в бинокль окопы противника. Совсем рядом свистнула пуля... другая. Третья у самых ног ударила в землю и запела стонуще с рикошета.

Офицер отрывается от бинокля и, повернув голову к стоящим внизу, говорит, улыбаясь: "Какой-то индюк определённо в меня попасть хочет"4...

СЛАЩЁВ МОГ, НАПРИМЕР, ЕСЛИ ЕМУ МЕШАЛ ГРОМКИЙ РАЗГОВОР, ВЗЯТЬ ДА И ВЫПУСТИТЬ В ПОТОЛОК ХАТЫ ВСЮ ОБОЙМУ ПИСТОЛЕТА.
ЧАСТЬЮ ОБЩЕПРИНЯТЫХ НОРМ ЯШКА ПРЕНЕБРЕГАЛ, НЕ СКРЫВАЯ

("Индюк" было любимым словечком Слащёва.5)

Это не бретерство, просто с бруствера окопа обзор гораздо лучше, чем из самого окопа. А командующему 1-м батальоном штабс-капитану Слащёву надо в деталях представлять себе передний край обороны немцев. Ему ее скоро атаковать.

В полной мере обладал Слащёв и другой добродетелью гвардейца: "крайне требовательный в службе", это был "прекрасный, весёлый товарищ вне службы". Больше того, "принося с собой улыбку и бодрость и неистощимую весёлость", "он был всеобщим любимцем". В нем "было нечто обаятельное"6...

Офицеры-финляндцы любовно называли его Яшкой - или Яшей.

Генерал Яков Слащёв. 1920 год.

Нетипичный гвардейский офицер!

Однако для классического гвардейца "Яшка" был слишком своенравен. Не зря, похоже, его любимой песней была "Гори, гори, моя звезда"7...

Систему ценностей гвардейского офицера он принимал лишь в той мере, в какой она его устраивала! И то подчас с натугой. Пробыв в Павловском военном училище месяц, юнкер Слащёв едва не был отчислен: его натуре с трудом давалась "павлонская во всём отчётливость!" Только после бесед с ним командиров "Яша "покорился", воспринял воинскую дисциплину и стал настоящим, отчётливым Павлоном"8.

Но еще и десяток лет спустя не всегда вел себя как благовоспитанный офицер.

Мог, например, если ему мешал громкий разговор, взять да и выпустить в потолок хаты всю обойму пистолета! "Этот жест был очень характерен для Якова Александровича и был не единственным того же порядка. И всё это совершенно серьёзно и не сердясь"9.То есть частью принятых в его кругу норм "Яшка" пренебрегал, не скрывая!

В июне 1917-го один из разведчиков гвардии Финляндского полка предложил добыть "языка" так: заманить немца в русские окопы караваем хлеба (якобы для обмена на мармелад, это тогда практиковалось) и там, в окопах, схватить.

Командующий полком полковник Александр Моллер 1-й счел, что это бесчестно. А его помощник полковник Яков Слащёв, всхохотнув, признал идею прекрасной.

Слащёв в знаменитом ментике (третий справа) в Крыму со своим штабом, вторая справа - его жена Нина Нечволодова.

А пресловутый белый ментик (гусарская короткая накидка с меховой опушкой), правда, со споротыми шнурами, в котором Слащёв щеголял весной 1920 года в Крыму? Это же ментик лейб-гвардии Гусарского или 3-го гусарского Елисаветградского полка! Разве может офицер носить форму чужой части?

Не может - а вот "Яшка" носил. И не потому, что больше нечего было надеть.

Еще и еще раз: он был выше многих условностей старого мира.

Это и проявилось в Гражданскую войну.

Поручик лейб-гвардии Финляндского полка Яков Слащёв.

Свой среди чужих

26 февраля 1917 года в Петрограде однополчанин Слащёва полковник Борис Дамье отпустил поручика-революционера под честное слово больше в "беспорядках" не участвовать. "Надо быть более мягким; нельзя всё рубить сплеча"10...

А ставший у белых генерал-лейтенантом и (зимой 1920-го) фактическим диктатором Крыма Слащёв честным словам не верил и революционеров вешал.

Вешал вообще всех, кто мешал белым выиграть Гражданскую войну. Кто мешал - сознательно ли, нет ли - спасти Россию, развивающуюся естественным путем, а не по схемам утопистов. Вешал и "пролетариев", и "мелкую буржуазию", и чиновников, и господ офицеров. Большевик? саботажник? дезертир? уголовник? - В расход!

Презрев старое табу "армия вне политики", "шел в народ" - добивался своего на заседаниях земских управ, дебатировал с рабочими...

Он прямо-таки подсказывал, как одолеть красных! Ведь - и это признают (вслед за белым генерал-майором Алексеем фон Лампе) нынешние историки - большевики победили потому, что "не останавливались ни перед чем, включая самые жестокие меры". И Белому движению, "опиравшемуся на традиционализм и дореволюционные принципы администрирования, было нечего противопоставить красным".

"Это была борьба старой и новой системы ценностей, старого и нового миропонимания, многовековых традиций и условностей с молодой беспринципностью, жестокостью и решимостью"11.

"Молодую беспринципность, жестокость и решимость" явили и некоторые белые лидеры. Войсковому старшине Борису Анненкову в октябре 1917-го было 28 (полковнику Слащёву - 31), и он тоже презрел многие "традиции и условности". Отпустил челку, приказал обращаться к себе "брат атаман" - а главное, стал одним из тех, о ком писал красный полководец Михаил Фрунзе: "Они способны были бить и крошить так же, как на это были способны мы"12.

До "брата генерала" - как равно и до анненковского садизма и потворства грабежам и насилиям - Слащёв не дошел. Но "бил и крошил" по-красному!

Чужой среди своих

Однако Анненковых и Слащёвых среди белых лидеров было - раз-два и обчелся. Начальники Слащёва, вожди Белого движения на юге России, "генерала Яшу" - признавая его военный талант, присвоив ему за боевые заслуги фамилию Слащёв-Крымский - откровенно не принимали.

"Это был ещё совсем молодой генерал, человек позы, не глубокий, с большим честолюбием и густым налётом авантюризма", - сожалеюще писал потом командовавший в 1919-м - начале 1920 года Вооруженными силами Юга России генерал-лейтенант Антон Деникин13.

"Неуравновешенный от природы, - сетовал преемник Деникина генерал-лейтенант барон Петр Врангель, - слабохарактерный, легко поддающийся самой низкопробной лести, плохо разбирающийся в людях, к тому же подверженный болезненному пристрастию к наркотикам и вину, он в атмосфере общего развала окончательно запутался. Не довольствуясь уже ролью строевого начальника, он стремился влиять на общую политическую работу, засыпал ставку всевозможными проектами и предположениями, настаивал на смене целого ряда других начальников, требовал привлечения к работе казавшихся ему выдающимися лиц"14.

Элементы позерства у "Яшки" были - вспомним, как он изучал оборону немцев. Да, это было оправдано - но выглядело очень уж нарочито. А белый ментик?

Но так ли уж это мешало делу (как и несомненное слащёвское честолюбие)?

"Неглубокий"? Но ведь это Слащёв предлагал сохранить за крестьянами помещичьи земли, перешедшие к ним по советскому Декрету о земле. То есть убрать главное препятствие, мешавшее крестьянам поддержать белых! Кто же более глубок: Деникин - считавший, что вопрос о земле надо отложить до Учредительного собрания, - или Слащёв?

Антон Иванович так и остался носителем "старого миропонимания" ("надо быть более мягким; нельзя всё рубить сплеча" и т.д.) Конечно, для него Слащёв был авантюристом...

А на оценки Врангеля явно повлияло его со Слащёвым соперничество. Соперничество двух сильных лидеров, один из которых принял из рук другого удержанный этим другим Крым и стал там - на всем готовом - главнокомандующим...

"Неуравновешенный, слабохарактерный"? Однополчане в один голос утверждали, что при всех эпатажных выходках "Яшку" все-таки отличало "спокойствие" и "великолепное само. - Авт.обладание во время боёв". И "твёрдый, решительный" характер15!

Выпить "Яшка" любил - но уже в эмиграции заверял честью родного полка, что пьян не был ни разу16. А наркотики (морфий и кокаин) употреблял, чтобы поддержать работоспособность. Ведь за пять лет он получил девять ранений и контузий, а обороняя Крым, хронически недосыпал...

"Запутался", вмешиваясь в политику? Но как в гражданской войне полководцу не вмешиваться в нее, если от этого зависит прочность его тыла? А участвовать в подборе кадров - его прямая обязанность. Ему с этими кадрами воевать!

Талантливый военачальник

А еще Слащёв обладал военным талантом. Его отличали не только "ясность мысли, умение быстро схватывать обстановку и не колеблясь принимать решение"17. Он, писал его бывший командир полка барон Павел Клодт фон Юргенсбург, "предугадывал ход военных событий, было ясно, что он владеет тайной военного искусства, что позволяет ему обычные способы суждения о событиях дополнять каким-то внутренним чутьём их"18.

Не зря это был один из немногих строевых офицеров, окончивших Николаевскую военную академию, - то есть с широким военным кругозором.

Поэтому "Яшка" не только умело, инициативно командовал ротой и батальоном, но и написал наставление по ведению "окопной войны". И еще весной 1916-го предлагал наступать не цепями, а малыми группами - на Западном фронте Первой мировой так стали делать лишь в 1918-м...

Летом 1916 года 30-летний штабс-капитан Слащёв был уже готовым командиром полка. Барон Клодт сделал его своим фактическим помощником и следовал его советам...

Командуя у Деникина дивизией и корпусом, 33-34-летний генерал-майор Слащёв проявил себя мастером маневренной войны - наиболее эффективной, но и наиболее сложной. Осенью 1919 года он разбил в такой войне батьку Махно, а зимой 1920-го отстоял от красных Крым.

Он не пытался жестко удерживать позиции на Перекопском перешейке: не хватит сил. Он пропускал врага через эти позиции на степной простор и там бил во фланг - каждый раз заставляя уйти из Крыма.

Потом это назовут "мобильной обороной".

Храбрость и военный талант еще в 1915 году сделали "Яшку" легендарной, харизматической личностью. Его боготворили, за ним шли в огонь!

Талантливый военачальник, он был и талантливым преподавателем, это признавали и белые19, и красные. "Преподавал он блестяще, - вспоминал учившийся в 1927 году на курсах "Выстрел" генерал армии Павел Батов, - на лекциях народу полно, и напряжение в аудитории порой было, как в бою"20.

Генерал Хлудов (Владислав Дворжецкий) в фильме "Бег".

Человек-загадка

Наконец, Слащёв - это человек-загадка. Почему в ноябре 1921-го, через год после эвакуации Русской армии Врангеля из Крыма в Турцию, он вернулся в РСФСР?

Да, будучи своенравен, разругался с Врангелем и был уволен им из армии.

Да, русским вроде бы языком заявил, почему возвращается:

"Советская власть есть единственная власть, представляющая Россию и её народ. Я, Слащёв-Крымский, зову вас, офицеры и солдаты, подчиниться советской власти и вернуться на родину. В противном случае вы являетесь наёмниками иностранного капитала и, что ещё хуже, изменниками против своей родины и своего родного народа"21...

ВОЖДИ БЕЛОГО ДВИЖЕНИЯ НА ЮГЕ РОССИИ, ПРИЗНАВАЯ ВОЕННЫЙ ТАЛАНТ ГЕНЕРАЛА И ПРИСВОИВ ЕМУ ФАМИЛИЮ СЛАЩЁВ-КРЫМСКИЙ, ОТКРОВЕННО ЕГО НЕ ПРИНИМАЛИ

Да, возможно, искренне "сменил вехи". Но его однополчане были убеждены, что "Яшка" уехал в Совдепию с целью помочь белым!

По свидетельству генерал-майора Дмитрия Енько, Слащёв заверял, что большевики дадут ему дивизию и пошлют на ожидавшуюся тогда войну с Румынией. Вот тут-то он и поднимет войска против Советов, для того и едет... На это же он намекал и другому финляндцу, полковнику Андрею Иванову.

"Конечно, это только предположения, - признавал в 1956 году финляндец полковник Борис Сергеев, - но очень правдоподобные, зная характер Якова Александровича..."22

У красных, однако, бывшего генерала сделали преподавателем тактики - присвоив в 1925 году должностную категорию "К-8" (две "шпалы" в петлицах). Что соответствовало должности помкомполка - которую Слащёв перерос еще в 1917-м.

Обложка его литературного труда «Требую суда общества и гласности».

Слишком мрачный Хлудов

В булгаковском Хлудове воплощена фактически лишь одна из ипостасей Слащёва - жесткий и циничный диктатор, вешающий не из кровожадности, а потому, что это целесообразно.

Но и такой Хлудов слишком мрачноват для Слащёва.

Нервы у Слащёва в 1920м тоже были расстроены. Но признаков психического заболевания не было. А главное, не было хлудовской рефлексии, приступов раскаяния. "Вехи" в 1921м "Яшка" сменил без метаний, уверенно. Продумав всё в промежутках между разговорами с заведенными им в Стамбуле птицами. "Трубка перекидывалась из угла в угол рта, он коротко и громко хохотал. Иногда замолкал и маршировал без устали по своей каморке - прямой, высокий..."23

Это не хлудовские видения.

Но "Бег" - не о Слащёве и не о Хлудове, а "о том, какой ценой искупаются в истории людские страсти и человеческие страдания"24.

Андрей Смирнов, кандидат исторических наук

PS. 11 января 1929 года Яков Слащёв был застрелен - то ли из личной мести, то ли по указке чекистов, не веривших в лояльность белого генерала.

Сообщение ТАСС об убийстве генерала. 1929 год.

1. Цит. по: Ходнев Д. Генерал-Лейтенант Яков Александрович Слащёв-Крымский. Памяти Я.А. Слащёва // Финляндец. N 9. К 30 июля ст. ст. 1929 г. <Париж, 1929.> С. 10.
2. Сергеев Б. Память о Я.А. Слащёве-Крымском да живёт вечно в родном полку // Финляндец. N 9. С. 17.
3. Клодт <П.А.> Я.А. Слащёв // Финляндец. N 10. К 12/25 декабря 1929 г. Париж, 1929. С. 8.
4. Ушаков В.В. Штабс-Капитан - Генерал-Лейтенант Слащёв // Финляндец. N 9. С. 13.
5. Сергеев Б.В. 1917 год на фронте // Финляндец. N 32. <Париж,1955.> С. 37.
6. Сергеев Б. Память о Я.А. Слащёве-Крымском да живёт вечно в родном полку. С. 17, 18.
7. Ходнев Д. "15ое июля 1916 года" (45 лет тому назад - воспоминания) // Финляндец. N 40. <Париж, 1961.> С. 11.
8. Ходнев Д. Из далёкого прошлого // Финляндец. N 41. Декабрь 1962 г. <Париж, 1962.> С. 40-41.
9. Сергеев Б.В. Создатели славы полка // Финляндец. N юбилейный. 13/25 декабря 1956 г. <Париж, 1956.> С. 89-90.
10. Лукин Г.В. Запасный Батальон Лейб-Гвардии Финляндского полка в Февральской Революции 17 г. // Финляндец. N 39. Декабрь 1960 г. <Париж, 1960.> С. 10.
11. Ганин А. "Помнят псы-атаманы, помнят польские паны..." Почему побеждала Красная армия? // Родина. 2011. N 2. С. 27.
12. Фрунзе М.В. О принципах стратегии и тактики Красной Армии // Вопросы стратегии и оперативного искусства в советских военных трудах 1917-1940 гг. М., 1965. С. 55.
13. Деникин А.И. Очерки Русской Смуты. Т. 5. Вооружённые силы Юга России. Берлин, 1926. С. 330.
14. Врангель П.Н. Оборона Крыма // Гражданская война в России. Оборона Крыма. М., 2003. С. 179.
15. Клодт <П.А.> Указ. соч. С. 8; Сергеев Б. Память о Я.А. Слащёве-Крымском да живёт вечно в родном полку. С. 17; Сергеев Б.В. Создатели славы полка. С. 88, 89, 90.
16. Клодт <П.А.> Указ. соч. С. 10.
17. Сергеев Б. Память о Я.А. Слащёве-Крымском да живёт вечно в родном полку. С. 18.
18. Клодт <П.А.> Указ. соч. С. 8.
19. Там же. С. 9.
20. Батов П.И. В походах и боях. М., 1974. С. 22.
21. Слащёв-Крымский. Ген. Слащёв в Советской России. Обращение к остаткам белых армий // Правда. 1921. 21 ноября.
22. Сергеев Б.В. Создатели славы полка. С. 92.
23. Цит. по: Ходнев Д. Генерал-Лейтенант Яков Александрович Слащёв-Крымский. С. 11.
24. Смелянский А. Драмы и театр Михаила Булгакова // Булгаков М.А. Собр. соч. В 5 тт. Т. 3. М., 1990. С. 584.