Новости

15.09.2019 19:54
Рубрика: Культура

Одесса и папа

Кому интересно: о новом фильме Валерия Тодоровского. Как-то утомили картины, про которые легко писать, то есть фильмы, созданные по понятным лекалам. Про новый фильм Валерия Тодоровского "Одесса" рассуждать сложно, поскольку он очевидно предполагает иной взгляд и иной разбор.

С самого начала понимаешь, что фильм снят по-настоящему красиво: виртуозная работа оператора Романа Васьянова. И музыка удивительная, воздушная, очень кинематографичная Анны Друбич. Режиссер, напомню, Тодоровский - мастер. Значит, эта красота - не просто ради красоты. А ради чего?

В гости к своим родственникам в Одессу приезжает вместе с папой маленький племянник. Зовут Валерий. Практически абсолютная копия режиссера. Мы знаем, кем был папа Валерия Тодоровского, папа киношного Валерия - журналист "Известий", да и зовут его Борис, да и по возрасту он помоложе Петра Ефимовича. То есть это очень личное, исповедальное кино, но при этом - фантазия.

Валерий (замечательный Степан Середа) - для меня - главный герой картины. И тот красивый и гармоничный мир, который погружает в себя нас, зрителей, - это взгляд ребенка. Ребенок, родившийся у сильно продвинутых родителей в советское время, видел мир таким. Я это помню. К слову сказать, мой папа тоже работал в "Известиях" и тоже был еврей - так что я Валеру понимаю.

Никто не смотрит на людей столь пристально, как ребенок. В таком фильме должны быть такие люди, на которых интересно смотреть

По сюжету, придуманному Максимом Белозором по мотивам киноповести Дмитрия Иванова, журналист не может выехать из Одессы из-за холеры. Замечу, что ни холера, ни Одесса не становятся героями фильма. Они обозначены - и не более того. Я не вижу в этом ошибки: мальчик действительно не видел бы ни холеры, ни Одессы. Он видел бы людей. Дети - это люди, которых не считают за людей, и потому они так тянутся к любому человеку.

Поэтому в таком фильме очень важны образы. Никто не смотрит на людей столь пристально, как ребенок. В таком фильме должны быть такие люди, на которых интересно смотреть.

И они есть. Родители и дети. Два поколения, за которыми наблюдает третье - Валерий. Ирина Розанова и Леонид Ярмольник - родители - играют виртуозно. Я другого слова отыскать не могу. Героиня Розановой кладет мужу сырники. Еще раз: пожилая женщина кладет пожилому мужу сырники. Розанова делает это так, что хочется плакать. Вообще от каждого ее появления в кадре; от грима, который ее сильно состарил; от ее робких слов; от ее редких эмоциональных взрывов - перехватывает дыхание. Так же как от взгляда - просто взгляда - Леонида Ярмольника - артиста, который сумел в этом фильме сыграть и судьбу, и эпоху.

Евгения Брик и Ксения Раппопорт играют хорошо и узнаваемо. Очень органично. Так же как и их мужья по фильму Владимир Кошевой и Сергей Муравьев. Но на фоне своих киношных родителей, как мне кажется, молодые проигрывают: дыхание не перехватывает. Понимаю, что субъективен, но объяснить понятнее не могу.

Рождается некий фильм-ощущение, фильм, в котором воздух играет большую роль, чем само действие

Поразительно проживает роль инвалида Сергей Сосновский. Рука не поднимается назвать эту роль эпизодической, хотя по количеству экранного времени это так. Но - мощный понятный образ.

Главного героя играет Евгений Цыганов - актер, который, как правило, играет одно: уверенного в себе, чуть высокомерного человека с некоей невысказанной внутренней печалью. Он такой и когда общается с родственниками, и когда понимает, что нечаянно влюбился в совсем юную девушку, в разговорах с сыном вдруг прорывается что-то иное, но коротко.

В общем, это все люди, на которых смотреть интересно. Совсем плохо сыгранных ролей, как всегда у Тодоровского, в картине нет. В результате, как мне кажется, рождается некий фильм-ощущение, фильм, в котором воздух играет большую роль, чем само действие. Атмосфера, созданная режиссером и состоящая из очень красивых кадров, очень мелодичной музыки и подробного проживания людей, - главное. Тому, кто погрузится в нее, - будет хорошо, он даже, возможно, на некоторое время почувствует себя ребенком и сможет немного по-детски посмотреть на мир. Тому, кому не удастся в нее погрузиться, - будет скучно.

Главная, как нынче принято говорить, "печалька" фильма - это сценарий. Есть некоторые очевидные (для меня) сюжетные странности, которые не позволяют окончательно наслаждаться. Через пятнадцать лет после событий в фильме я, еще школьник, получил удостоверение "Комсомольской правды". Доложу вам: в те годы оно открывало все двери. Почему журналист "Известий" просит жену в Москве позвонить своему главному редактору, чтобы тот позвонил в одесский обком, который устраивает его на "карантинный теплоход", а не сам известинец идет в обком - не ясно. По просьбе сына, а на самом деле стремясь увидеть свою возлюбленную - Борис уходит с теплохода - как он будет объяснять этой своей жене - не понятно. Потом он возвращается на теплоход - почему его принимают через столько дней, и как, опять же, он будет все объяснять московской жене - загадка.

Валерий Тодоровский снял не только очень личное, но и очень необычное кино. Здесь нет такого, бьющего в глаза, кинематографического эксперимента. Казалось бы, все привычно. На мой взгляд - нет. Фильм - ощущение, фильм, воплощающий взгляд маленького человека - это довольно сложная история. И совсем необычная.

Уверен, что те, кому картина, пришлась не по душе, скажут, что я это все придумал. Ради бога. Мысли возникли у меня на основе фильма. А, значит, "Одесса" дала для этого основания. За одно это - спасибо создателям.

Культура Кино и ТВ Наше кино Колонка Андрея Максимова
Добавьте RG.RU 
в избранные источники