Новости

19.09.2019 19:52
Рубрика: Общество

Бояться - значит рисковать

После пятидесяти лет надо каждый год обследоваться у колопроктолога
Есть деликатная сфера медицины, которая очень важна для каждого из нас, но о которой не принято говорить вслух. А молчать опасно, потому что колопроктология занимается самыми опасными заболеваниями человека, теми, которые связаны с работой нашего кишечного тракта. Сам же он во многом определяет качество нашей жизни.

По последним данным, колоректальный рак, то есть рак толстой кишки, и за рубежом, и в нашей стране занимает второе место среди онкологических недугов. Ранее эта локализация опухоли в лидерах не числилась. Что же происходит? И главное, что же делать, чтобы напасть остановить? Об этом говорим с членом-корреспондентом РАН, главным колопроктологом Минздрава России и Департамента здравоохранения Москвы, руководителем Государственного научного центра колопроктологии имени Александра Рыжих Юрием Шелыгиным.

Юрий Анатольевич! Только что побывала в новом корпусе вашего центра. Здесь даже палаты необычные. Все мыслимые современные удобства, специальные устройства для обработки рук, следящая аппаратура… А основное достоинство новосела - уникальное диагностическое оборудование. Если я правильно поняла, оно не только для диагностики?

Юрий Шелыгин: Не только. В эндоскопическом отделении эндоскопы последнего поколения. Что это значит? Это возможность совершенно иной диагностики заболеваний толстой кишки. Во многих случаях теперь не требуется брать у пациента образцы подозрительной ткани для проведения гистологического исследования. Новая аппаратура позволяет визуально определить структуру опухоли. Но самое главное: с ее помощью можно полностью удалять опухоль больших размеров, не повреждая здоровые ткани. Исключается необходимость удаления части кишки. О том, как это важно для сохранения качества жизни, говорить не приходится.

У вас же еще и совершенно уникальная лаборатория патоморфологических исследований?

Юрий Шелыгин: Подобных в стране пока нет. Хотя их необходимость очевидна. Особенно для успешного выполнения национальной программы "Онкология".

Так все-таки почему, Юрий Анатольевич, онконедуги стали так распространены? Что мы такое делаем с собой, что все чаще попадаем в зону риска?

Юрий Шелыгин: Это не мы делаем. Это с нами делают. Это прежде всего широкое использование в животноводстве антибиотиков и гормонов. А современное сельское хозяйство без этого немыслимо.

Когда-то давно, когда гормоны только заявляли о себе, беседу с ведущим гинекологом страны академиком Ириной Мануйловой я так и назвала "Гормоны - источник жизни". Выходит, это ошибка? И никакой они не источник никакой жизни?

Юрий Шелыгин: Без гормонов жизни нет. Но… Если их используют для увеличения веса выращиваемых животных, то они становятся опасными для нас с вами. Подобное касается и применения антибиотиков. Без антибиотиков многие тяжелейшие заболевания не лечатся. Но… Если антибиотики поступают в наш организм вместе с пищевыми продуктами, то они катастрофически воздействуют на нас. В кишечнике уменьшается количество полезных микроорганизмов, участвующих в процессе пищеварения. И как следствие: развиваются доброкачественные и злокачественные заболевания. И чем старше человек, тем чаще это происходит.

О вреде применения гормонов, антибиотиков в сельском хозяйстве, в животноводстве теперь практически все знают. Но ситуация не меняется и, судя по всему, не изменится в ближайшее время. Что делать?

Юрий Шелыгин: Ответ банальный! Надо, начиная с пятидесяти лет, каждый год проходить обследование у колопроктолога.

Пожелание хорошее. Но вы, главный колопроктолог России, отлично знаете, насколько повсеместно неблагополучно с узкими специалистами. Колопроктологами в том числе. Как быть?

Юрий Шелыгин: Ситуация все-таки меняется. Во всех регионах России появились специализированные колопроктологические отделения, достаточное количество амбулаторных приемов. Кроме того, частные клиники, которых немало, тоже оказывают подобную помощь.

Колопроктологическая помощь должна оказываться только в специализированных центрах. Как правило, федерального подчинения

Однако запущенных случаев различных заболеваний кишечника не становится меньше.

Юрий Шелыгин: Не могу с этим согласиться. Например, в последние годы рак толстой кишки стал чаще выявляться на ранних стадиях. В наш центр каждый месяц поступает не менее 70 пациентов с ранними стадиями рака толстой кишки. В Москве каждый год раком толстой кишки заболевает более 5 тысяч человек. Среди них около четверти с заболеванием в запущенной стадии. Пять лет назад таких было более половины.

Тех, кто с запущенной стадией, спасти проблематично?

Юрий Шелыгин: Это не факт! Ныне появились эффективные противоопухолевые препараты. Совсем иная техника хирургического лечения. Все больше случаев успешного лечения тех, у кого обширное метастазирование опухоли.

В не столь отдаленные от нас времена пациент, у которого метастазы поразили брюшину, не имел никаких шансов. Ему отказывали в хирургическом лечении. Все, как правило, сводилось к симптоматическому лечению или обезболиванию. Теперь у него есть шанс?

Юрий Шелыгин: Есть. Более того, если раньше операции на толстой кишке проводились открытым способом через разрезы передней брюшной стенки, то теперь преимущественно с помощью лапароскопии или внутрипросветно. То есть эти операции ушли из разряда калечащих. Пациент возвращается к нормальной жизни.

Шанс повсеместный? Или только для москвичей и тех, кто от нее в так называемой шаговой доступности?

Юрий Шелыгин: Не удивляйтесь, но скажу: подобная помощь повсеместно невозможна. Она должна оказываться только в специализированных центрах, как правило, федерального подчинения.

Скажем, человек заболел в небольшой деревне Самарской области. Как ему узнать, что с ним? А узнав о диагнозе, куда отправиться на лечение? Будет ли это лечение проведено в рамках программы ОМС? Или пациенту придется платить из своего кармана? Есть ли у него шанс на получение современной помощи?

Юрий Шелыгин: Такой больной должен обратиться к врачу в своем регионе. И если там нет возможности для лечения, то его направляют в учреждение, подобное нашему. У нас в клинике пациенты из всех регионов России. Их до 70 процентов. Оплата идет по системе ОМС.

А где до момента госпитализации живет пациент из глубинки? Как быть тем, кто его сопровождает?

Юрий Шелыгин: С сопровождающими проблема повсеместно не решена. А сам пациент, как правило, приезжает в тот день, когда ему, согласно договоренности, уже можно госпитализироваться.

Как попасть в ваш центр? Кто дает направление? Как его получить?

Юрий Шелыгин: Существующая система направления на госпитализацию в федеральные центры требует совершенствования. Сейчас, прежде чем попасть в наш центр, пациент должен получить направление в медицинском учреждении по месту жительства. А это не всегда просто.

Никогда не наступит день полного исчезновения опухолевых заболеваний. Это нереально. Но Реально избавление от них с помощью ранней диагностики, эффективного лечения. А это предполагает своевременное обращение к специалистам. Но как понять человеку, не достигшему возраста, когда обращение к врачу предусмотрено диспансеризацией, что пора к врачу? Назовите предвестники кишечной беды.

Юрий Шелыгин: Есть два основных симптома: нарушение работы стула в виде поносов или запоров или выделение крови. Подобное произошло? Бегите к специалисту! Не откладывая, не занимаясь самолечением.

Визитная карточка

Шелыгин Юрий Анатольевич, член-корреспондент РАН. Родился 29 апреля 1951 года. Окончил Первый Московский медицинский институт имени И.М. Сеченова. Автор 500 исследований в области колопроктологии. Основное направление исследований и практической работы - заболевания толстой кишки. Жена Ирина Анатольевна - врач-эндокринолог. Дочь Анна - преподаватель ­английского языка.

Кстати

Научный центр колопроктологии - из числа старожилов московской службы здоровья. Он заявил о себе еще в 1965 году. Местом его дислокации стала 67-я московская больница на тогдашней почти окраине столицы - улице Саляма Адиля. Это был тот случай, который доказывал: главное в службе здоровья - кадры. Именно потому, что они в 67-й тогда были, и появился центр. Здесь трудился всемирно известный проктолог Александр Наумович Рыжих и команда его удивительных коллег. Они - создатели в нашей стране этой службы. Повезло еще и с тем, что тогдашний главный врач 67-й Полина Петрушко всячески поддерживала это направление. И сделала все, чтобы из подразделения обычной городской больницы вырос научно- исследовательский центр национального масштаба. Ныне всемирно известный. В 1970 году центр отпочковался от 67-й, обрел свое здание. А теперь тут введен в строй новый корпус.

Общество Здоровье Онкология: как победить рак Колонка Ирины Краснопольской Прямая речь РГ-Фото
Добавьте RG.RU 
в избранные источники