Новости

25.09.2019 06:29
Рубрика: Происшествия
Проект: В регионах

На выход - с вещами и детьми

Как проходит "чистка" служебного жилья в военном городке
"Они говорят, что в служебных квартирах живет непонятно кто. Спасибо еще, что "непонятно чем" нас не называют", - выправка у Юрия Цветкова в его 54 года все еще военная, а вот глаза от обиды на мокром месте. Его вместе с женой и дочерью лишили единственного жилья - квартиры в поселке Гвардейский под Пашино. Когда-то это был закрытый армейский городок: все друг друга знали, военные тайны хранили надежно, а своих секретов от соседей не было.
Юрий Цветков прожил в Гвардейском четверть века, и ему ни разу не сказали, что квартира — служебная. Фото: Татьяна Кравченко Юрий Цветков прожил в Гвардейском четверть века, и ему ни разу не сказали, что квартира — служебная. Фото: Татьяна Кравченко
Юрий Цветков прожил в Гвардейском четверть века, и ему ни разу не сказали, что квартира — служебная. Фото: Татьяна Кравченко

А недавно привычная жизнь рухнула.

- Приставы приехали в девять утра: нас выдворили из квартиры и опечатали дверь, - рассказывает Юрий Цветков. - Вызвали слесаря, чтобы он сменил ячейку в замке, и я не мог попасть внутрь. Нельзя сказать, что мы не ожидали такого поворота - наша семья далеко не первая, которую выселили из единственного жилья. Большую часть вещей мы вывезли заранее, жена и дочь сейчас на съемной квартире. На то, чтобы забрать оставшиеся вещи, пристав дал мне пять суток: я должен его вызвать, как буду готов. Не вывезу в срок - оштрафуют.

В Гвардейский Цветков прибыл из Чехословакии, где проходил службу по контракту. Сначала выделили комнату в офицерском общежитии, а вскоре как молодому отцу дали полноценную квартиру. Выслуга на тот момент была 9 лет и 8 месяцев. Военные кадровики должны были направить его в школу прапорщиков, распоряжение военной комиссии об этом уже было принято - это прибавило бы еще как минимум полгода к сроку службы. Но что-то в "военной машине" пошло не так. Про Цветкова словно бы забыли, и в 1992-м году он перешел на работу в милицию с неполными десятью годами армейской службы в военном билете.

Следующие десять-пятнадцать лет он охранял порядок здесь же, в Гвардейском. О том, что квартира полагается только военным с десятью годами службы, Цветкову никто говорил. Никаких исков, никаких актов. У гарнизонного командования Юрий Цветков был на хорошем счету, и за четверть века, что он прожил в военном городке, никто его с квартирой не дергал.

- Если уж я незаконно проживал все это время в закрытом военном городке, так и выселяли бы, когда молодой-здоровый был. Я бы дослужил, сколько положено, или на квартиру, может, еще заработал - да в любом случае не пропали бы. А сейчас кому я нужен? Возраст не тот, и железный штырь в шее. В 2013 году по условиям договора соцнайма за мной закрепили право на жилье, на приватизацию этой квартиры. Но со стороны ФГКУ "Центррегионжилье" был подан встречный иск, решение отменили, а спустя четыре года пришел акт о выселении. Причем о предстоящем суде никто не сообщал, мы узнали о нем постфактум.

Два года Цветков пытался обжаловать это решение, ведь 25 лет жил, никому не мешал, никто ничего не требовал. Но встречная сторона на уступки не идет: не хватает четырех месяцев в армии - выметайся с семьей.

Валентина Колпакова, бывшая жена подполковника, живет в Гвардейском вдвое дольше Цветкова - пятьдесят лет. Жили в "трешке". После развода офицер получил однокомнатную квартиру, бывшей его супруге с дочерью командование выделило двухкомнатную. О том, что жилье служебное, никто и не задумывался. Неунывающая Валентина Петровна во второй раз вышла замуж, прописалась в новой квартире. А ее дочь Анна с ребенком так и осталась в той "двушке", и теперь тоже должны квартиру освободить. Без единственного жилья в ближайшее время останется и Елена Казакова, пенсионерка, признанная малоимущей - пенсия всего шесть тысяч рублей. В молодости вышла замуж за военного, потом развод и никаких прав на жилье.

- Выселяют. Спрашиваю: куда мне идти? - чуть не плачет Елена Анатольевна. - Вот дали адрес: Епархиальный центр социального обслуживания граждан, оставшихся без жилья. Койка в богадельне. Суды, приставы: каждый день просыпаюсь и жду, что придут на улицу выкидывать. Страшно.

Допустим, Цветкову не хватает "для квартиры" четырех месяцев стажа, а бывшие офицерские жены - все-таки не военные, пусть сами о себе заботятся. Но есть и другие примеры. Владимир Добровольский вышел на пенсию в звании майора полиции. И хотя официально числился в структуре МВД, но работал в спецмилиции, обслуживавшей особо важные режимные объекты. В том числе военный городок.

- Нас обеспечивали жильем от министерства обороны как военнослужащих. После рождения второго ребенка дали двухкомнатную квартиру, - вспоминает Владимир Добровольский. - Статуса служебной у нее не было. В 2013 году, когда военный городок перестал быть режимным, она должна была бы перейти в собственность муниципалитета. Но спустя два месяца после того, как я там зарегистрировался, на документах появилась красная полоса - квартиру "заслужебили". Теперь она принадлежит минобороны.

Сейчас в семье Добровольских трое детей - все несовершеннолетние. Но многодетного отца выселяют без предоставления жилплощади.

Подобных историй в Гвардейском хватает. Сейчас проверку соблюдения законности выселения проводит прокуратура. А пока идет проверка, приставы продолжают исправно выполнять свои обязанности.

- Ко мне обратились несколько семей из Гвардейского, - говорит юрист Нина Шатохина. - Ситуация очень сложная. Корень проблемы, на мой взгляд, - ошибки, допущенные должностными лицами Министерства обороны еще в 80-е годы прошлого века. А расплачиваются за них люди, которых ввели в заблуждение при распределении спецжилья, а затем десятилетиями не предъявляли претензий. В результате они были лишены возможности каким-либо образом решать свой жилищный вопрос, и даже не знали о такой необходимости.

Прямая речь

Зинаида Черных, начальник 2-го отдела ФГКУ "Центррегионжилье":

- Наша организация, созданная в 2011 году, работает на территории Новосибирской и Томской областей. В наши обязанности входит и проведение проверок законности проживания граждан в помещениях специализированного жилищного фонда военного ведомства. Прежде всего, мы просим людей предоставить документы, подтверждающие право проживания в служебной квартире. Военных пенсионеров, которые получают пенсию от минобороны, это не касается. И решение о выселении в любом случае принимает суд.

В Новосибирском гарнизоне тех, кто должен сейчас подтвердить право проживания, около 160, большинство живет в Пашино. В то же время существует очередь на предоставление жилья - сейчас в ней 269 военнослужащих, многие с семьями. Те, кто незаконно занимает квартиры, ущемляют их права. Нередко эта жилплощадь еще и сдается внаем. Допустим, там зарегистрирована бывшая жена военного, но, когда приходит проверка, двери, открывает "родственник" - якобы в гости зашел.

Вопреки заявлениям граждан, ни одна квартира не получила статус служебной после того, как была им предоставлена. Данные по каждому жилому помещению можно найти в городском архиве и в спорной ситуации предоставить в суд. Если вдруг окажется, что квартиру "заслужебили", когда человек был в ней прописан, то суд обязательно встанет на сторону гражданина. Однако люди, считающие, что с ними так и произошло, не могут подтвердить это документально.

А как у соседей?

Военный городок в поселке Степной, где базировалась ракетная дивизия, расформировали больше десяти лет назад. С поселка сняли гриф секретности и колючую проволоку, ракетные шахты замуровали, а с КПП убрали круглосуточную охрану. После ухода военных жителей Степного бросили на произвол судьбы. Омские власти категорически отказались принимать это имущество на баланс, так как на восстановление брошенного военными хозяйства требовались сотни миллионов рублей. Но в 2017 году решение о передаче муниципалитету 6,5 квадратных километра бывшего военного городка все-таки было принято, военные начали ревизию жилого фонда и инициировали выселение "растерявших связи с армией". В суды поступило более шестидесяти исков.

Нескольким десяткам семей бывших военных и гражданского персонала не удалось доказать право на квадратные метры. Без жилья остались в том числе военные пенсионеры. К примеру, старший прапорщик в отставке Александр Головацкий отслужил в армии более двадцати лет. Еще в 1981 году ему предоставили однокомнатную квартиру в Степном - по месту службы. А спустя несколько лет переселили семью из четырех человек в более просторную "двушку". Потом Головацкого торжественно проводили на пенсию. По закону, в таком случае бывшие военные освобождают служебные квадратные метры и получают жилье в городе. Но свободных квартир в Омске не было. А когда спустя годы Головацкому все-таки выделили жилищный сертификат, он официально от него отказался в пользу квартиры в Степном. В Омске на "военные деньги" купить ничего не получилось.

- Центральный районный суд встал на мою сторону, - рассказал "РГ" Александр Головацкий. - Но представители минобороны подали жалобу в Омский областной суд и выиграли процесс.

Подготовила Наталья Граф, Омск

Происшествия Правосудие Суд Филиалы РГ Сибирь СФО Новосибирская область Новосибирск
Добавьте RG.RU 
в избранные источники