27 сентября 2019 г. 23:05

Филатов. Лев журналистики

Дневники одного из самых известных советских журналистов публикуются впервые
29 сентября 2019-го - 100 лет со дня рождения Льва Филатова.
Лев Филатов (слева) во время зарубежной командировки.
Лев Филатов (слева) во время зарубежной командировки.

Конечно, журналисту дожить до такого возраста в наше время нереально. И все-таки жаль, что Лев Иванович не увидел чемпионата мира по футболу в нашей стране… Ведь он был не только ведущим футбольным журналистом, но и страстным (хотя и скрывал это) болельщиком. Спартаковским.

И еще больше жаль, что лишены мы нынче его умных, аргументированных оценок футбольного настоящего, высказанных прекрасным литературным языком. Так о футболе не писали ни тогда, не пишут и теперь. Сотни журналистов считают его своим учителем, даже те, кто его ни разу не видел. Его книги о футболе и сегодня читаются на одном дыхании.

Советские спортивные журналисты. Лев Филатов второй справа.

В 1994 году я редактировал спорт в только что открывшейся "Новой газете". Мы задумали выпускать специальную спортивную вкладку и стремились привлекать самых маститых авторов. Уж не помню, как мне удалось достать домашний телефон Льва Ивановича. Я знал, что он вышел на пенсию, и нам очень хотелось привлечь его к работе.

Я долго не решался позвонить. Мы обмозговывали тему специально для него, что-то вроде: история чрезвычайных происшествий с нашей сборной на чемпионатах мира (дело как раз было накануне чемпионата мира в США). Потом я ходил к главному редактору и решал вопрос о повышенном гонораре для именитого автора, если он, конечно, согласится нам писать. Потом думал, где же назначить встречу: как же - Филатов наверняка холеный, весь мир объездил. Самым минимальным мне казался ресторан Домжура…

Наконец я решился и позвонил. Лев Иванович не был очень уж любезен, но темой заинтересовался. Я, чувствуя, что клюнуло, заторопился подсечь - заговорил о повышенных гонорарах. И тут… Суховатый голос Филатова стал прямо-таки колючим:

- Молодой человек, о гонорарах в мое время говорили в последнюю очередь. Я склонен вам отказать, но мне интересен поворот темы, любопытно взглянуть на историю выступлений нашей сборной под таким углом. Я буду размышлять, позвоните дня через два…

Лев Филатов и Сергей Емельянов.

Через два дня звоню. Слышу:

- Жду вас завтра на станции метро "Киевская", на той линии, что ведет к станции "Молодежная". У второй скамейки по направлению из центра. Я все написал…

Льва Ивановича я узнал сразу, но не мог поверить своим глазам. Вместо помпезного господина передо мной был скромный старичок в видавшем виды плащике и знаменитой по фотографиям кепочке. Минут пять-семь мы сидели на скамеечке. Он расспрашивал о нашем издании, о том, кто я и откуда. Потом неожиданно попрощался и разрешил звонить еще.

Так мы с ним и встречались на этой скамеечке примерно раза два в месяц. Он мне очередную статью и мнение о моей работе (я выписал газету на его домашний адрес), я ему - конвертик с гонораром. Встречи продолжались все те же пять-семь минут. Но за это время Лев Иванович много чего интересного успевал мне рассказать, поучить… Я все время проклинал шум проходящих мимо поездов: из-за него пара минут скрадывалась…

А потом я перешел в "Комсомольскую правду", и мне запретили передавать гонорары в конвертах. Когда сумма накопилась приличная, я уговорил Льва Ивановича приехать в редакцию. Он начинал свою журналистскую деятельность  именно с "Комсомолки", поэтому приехал с удовольствием. Помню картину: идем мы с ним по длиннющему редакционному коридору (еще тому, допожарному, что на улице "Правды"), а навстречу нам тогдашний главный редактор Валерий Петрович Симонов.

Лев Филатов (в кепке за столом слева) на стадионе

Симонов был страстным болельщиком и знал, что придет Филатов. Наверное, специально попался нам в коридоре. Когда поравнялись, я их познакомил. Я поразился, как мгновенно главный редактор превратился в скромного болельщика, а  пенсионер Филатов в строгого главного редактора. Симонов с благоговением рассказывал, что учился на заметках Филатова, а Филатов спрашивал, почему спорту места в газете отведено мало и журналистов отдела спорта хвалил…

3 февраля 1997 года Льва Ивановича не стало. Вдова Раиса Дмитриевна на поминках говорила, что, приходя в сознание перед смертью, он интересовался: какие там изменения в "Спартаке". Футбол был его жизнью до последних минут.

А журналисты "Комсомолки" в тот месяц решили, что ежегодно на традиционных вечерах вручения черного смокинга футбольному джентльмену года будут вручать премию имени Л.И.Филатова - лучшему журналисту, работающему в футбольной среде.

На одном из таких вечеров Раиса Дмитриевна со словами "выкинуть жалко" передала мне рукописные заметки Льва Ивановича, что-то типа отрывков из дневника. Недавно, перебирая старые бумаги, случайно их обнаружил. Зачитался: редакционный быт, легендарные имена… Думаю, болельщикам будет интересно познакомиться.

1968 г.19.I.68

Бесков (в то время главный тренер московского "Динамо" - прим. "Родины") заявил "Юности", что я должен посмотреть статью о нем. "Зачем мне это нужно, что это прибавит? Только еще больше нападок. Все принялись писать о моих собаках, понимают мои слова буквально. Дайте мне телефон редактора, я откажусь от интервью" Жена отговорила.

20.I.68

Звонил В.А.Маслов (тогда - главный тренер киевского "Динамо" - прим. "Родины"): "Читали статью Галинского? Вот нам будут вручать золотые медали, я заявлю публично, что его надо сделать тренером. Хочу оправдать звание члена редколлегии, что я должен делать?"

16.I.68

В редакции встреча с Качалиным (главный тренер сборной СССР - прим. "Родины"). "Я верю в свое, хороший футбол должен быть атакующим, а мы отказались от своего стиля, который существовал еще 10 лет назад. Но я молчу, не хочу быть белой вороной. Разве это игра - СССР-Англия? Англичане ее вели, они не боятся, у них нет "чистильщика". Но писать пока не буду, увольте…"

Лев Филатов (справа) и Алексей Хомич - вратарь московского

28.I.68

День в Минске. Открытие клуба любителей футбола. 4 тысячи людей 3 ч 40 м [...] Затея новой газеты "Вечерний Минск", которая борется за тиражи, за признание [...] Народный артист БССР Николай Николаевич Еременко. У меня в номере. Чтение стихов Есенина и Маяковского. Куча вопросов на вечере (начало в 12), записки приносили дети из детского сада. Как они с удовольствием бегали, подносили цветы футболистам минского "Динамо". Наслушался преувеличенных комплиментов. Севидов (главный тренер минского "Динамо" - прим. "Родины") подробно ответил о каждом игроке, о каждом слухе - и это было хорошо и нужно людям. Вратарь Прохоров ушел из команды, вместе с женой Адамова, которая, как говорят, тяготилась тем, что муж ниже ее ростом.

3.III

В еженедельнике появилась информация - "Купите Гарринчу (бразильский футболист - прим. "Родины")". Пришли детские письма: "Путь приезжает к нам, мы у него поучимся".

8.III

Б.А.Аркадьев (известный игрок и тренер московского "Динамо" - прим. "Родины"). "Маслов мне напоминает Кутузова в трактовке Толстого. Очень хороший тренер. Насытил центр поля, сократил коммуникации. Его защите достается потрепанный противник. Красницкий необыкновенно одарен, но лентяй.  Раньше времени ушел в тренеры. Но ему игроки скоро надоедят.

Сейчас главное - энергетические ресурсы в игре, умение сыграть так, чтобы в каждом эпизоде добиваться численного преимущества. В технике все подравнялись, в общей физической подготовке то же. Да, да, давно я говорил об универсальных игроках, меня опровергали, но сейчас оправдалось". Он очень сдержанно и скромно говорит о своих прозрениях. "Якушин? Он такой же тренер, как сам играл. Обмануть, перехитрить, все учесть. Очень хороший тренер".

8.III.

Хоккей Д(м) - Сп. - Спартак вел 2:0. Судьи удалили спартаковца - 2:1. И тут Б.Майоров начал конфликтовать с судьями. Игра сломалась, разбилась на эпизоды, толчки, сведение счетов. Сп. Проиграл 3:4. Они играли обиженные и на судей и на то, что не могли попасть в ворота.

15.III.

Б.А.Аркадьев. "Как вы относитесь к тому, что вас называли оборонцем?" Величайшее недоразумение. Я не понимаю, что это такое атакующий футбол… А защита разве не нужна. А без защиты разве может быть атака? Это наивное противопоставление. Футбол должен быть гармоничным. Что лучше 7:7 или 3:0. Конечно, 3:0.

Б.А.Арк. - Посадили его в кабинет в редакции, и он там писал: "Я тугопис". "Я, кажется, срубил уже дом, но нет конька на крыше". И сидел полдня и просился уйти.

Обложка одной из книг Льва Филатова.

16.III.

Статья Гербергера (немецкий тренер - прим. "Родины"), где тот говорил о том, что всю подготовку игроков надо вести с мячом. Бесков мне позвонил: "Зачем вы это поместили, это вредный взгляд!" Аркадьев: "Почему вредный? Много прекрасных игроков было подготовлено именно по этой системе".

Я, как редактор, понял, что мой журнал - это поле игры.

19.III.

Юбилей Леонтьева. Уважение к нему за трудную судьбу, вратарскую и журналистскую. Вечер у него дома. Акимов тост: "Однажды пришел к нам в футбольную школу журналист Филатов. Откуда он взялся, никто из нас не знал. Но вопросы задавал интересные, видно было, что хотел узнать, докопаться". Акимов - это "Спартак", хотя и ушел из команды, кому-то показалось, что хватит Леонтьева. А они и сейчас дружат.

Ночью я понял, как надо начать книгу "Откуда взялся?". Первая глава - о болельщицком взгляде на футбол, о радостях, огорчениях, о впечатлениях, о том, как смотрел, видел футбол и игроков.  Дневник. И кончить ее тем, как мне поручили в "К.П" написать 40 строк без подписи отчет о матче.

31.III.

С 25 по 29 был в Тбилиси, финал "Подснежника".

Жил с М.Мержановым (известный журналист - прим. "Родины") [...] Тбилисские болельщики. Стадион "Локомотив".

Проездка по ночному Тбилиси. Гора Мтацминда. Духан, как юноши нас обслуживали. Там ценят каждое хорошее слово о грузинских футболистах. Я вручаю "Подснежник". Две шеренги.

Месхисты и антимесхисты. Первые всегда хвалят Месхи (известный грузинский футболист - прим. "Родины"), вторые только тогда, когда он хорошо играет.

24.V.

Н.П.Старостин читает полосу со своим материалом (СССР-Чехословакия) и очень недоволен, что я выбросил абзац, где говорилось о том, что "самое красивое - счет". Н.Г.Латышев слушает наш спор и удивленно качает головой, он за меня.

В той победе видно завтрашнее поражение, так же как в поражении завтрашняя победа. (Потом это оправдалось в ответном матче в Остраве -0:3).

Подумать о разнице в игре 20 и 30 лучших футболистов.

1.VI

Как возрождается молодая команда "Торпедо", избавившись от Щербакова, Воронина, Андреюка. Щербаков ужасно старался забить гол торпедовцам и не удалось. Он был жалок.

Заколдованная олимпийская игра. Острава - 0:3.

Наум Владимирович Воловец, болельщик "Торпедо", носит в кармане шоколадные конфеты для тех, кто забьет голы. Все это знают, это примета.

Стрельцов среди молодых, как стена, играют об него, он как Круминьш. Как кто-нибудь не знает что делать дальше, отдает мяч Стр.

Жаль Воронина, он ехал на этом автомобиле уже 2 года (речь об автокатастрофе, в которую попал футболист и в итоге сломал свою карьеру - прим. "Родины").

3.VI.

Рекорды по л/а устанавливают на легких соревнованиях, а не на олимп. играх. А каково футболу? Игра в самых главных матчах не потому ли не лучшая?

Михаил Якушин.

4.VI.

В Италию не поехал ни один корр. "Сов.спорта"

5.VI.

Прекрасные часы у телевизора во время матчей Италия - СССР, Англия - Югославия. Непрерывное переживание. Жребий. Дурацкие условия. Долго не знали, чем закончилась жеребьевка.

16-18.VI.

Ленинград. Австрия - СССР. Якушин (известный тренер сборной СССР - прим. "Родины") дурачится. Рассказывает о жребии (речь о чемпионате Европы по футболу 1968 года; после того, как полуфинальный матч Италия - СССР закончился вничью 0:0, исход матча определялся судьей, который бросал монету - прим. "Родины"). "Увидел монету французскую, и понял, как она ляжет. Говорю Шестерн. - возьми француз. А потом надо было ему выбрать орел. Но тут дали Факкетти, и он выбрал орел. Не удалось".

Расходятся в игроках Якушин и Качалин. (4 нападающих и без Асатиани). Сидели, смотрели вместе с Фальяном, Артемом Григорьевичем (советский футболист, тренер - прим. "Родины").

18 -  поездка на базу "Зенита" в Удельное. Не огорожена, там пляж, Ф: "я игрокам командую, а они в сторону смотрят". У тренера своя арифметика. Ф недоволен моск. Д "они сорят очками, отдают нашим конкурентам, а потом все равно нас обгонят".

23.VI.

Один тайм Чехословакия - Бразилия. Вот и ответ на все наши дискуссии - игра бразильцев. Быть им чемпионами в 1970 г.! Есть у них ясность, что футбол - это атака.

19.VII.

Анзюлис (футбольный судья - прим. "Родины") у нас в гостях. "Почему вы любите судить, несмотря на неприятности?" "Каждый раз выходишь доказывать, что ты сумеешь". Ему нравились Белов и Саар. Хвалит ЦСКА и Торп (Кут) - там дисциплина, никто не возражает. "Почему мало наказываете?" "Жалею, они все очень разгоряченные, знаю, что потом одумаются". "В Москве любят судить те судьи, которые умеют, а другие норовят в далеких городах, подальше от глаз знатоков".

2.VIII.

Звонил Бесков. Сетовал, что в "С.с" был аншлаг "Б. о своей команде" и его за это прорабатывали. Говорил о дублерах "наши играли все что могут, а киевские видно, что прибавят".

3.VIII.

Звонил Н.Старостин. Ходатайствовал, чтобы не критиковали переход Меринова (хоккеист Владимир Меринов - прим. "Родины"). Рассказывал, как трудно найти центрального защитника. "Присылаем, приезжают, говорит разные вещи. У нас с Симоняном (в то время - главный тренер "Спартака" - прим. "Родины") противоположные вкусы. Он смотрит, как игрок отдает мяч, а я, как отбирает. Верю Сальникову (в то время помощник Симоняна в "Спартаке" - прим. "Родины"). Когда мы приезжаем куда-нибудь, там нужного игрока не ставят".

"Да, мы проиграли Д-о. Но столько лет мы сражаемся, что уже и обиды нет. В прошлый раз они были лучше, а выиграли мы, теперь - наоборот, значит расквитались. У наших клубов даже что-то общее есть в судьбе. Мы теперь на динамовцев надеемся, что они хорошо сыграют против наших конкурентов". Якушин мне говорит: "Когда я был тренером Д(м), меня за второе место долбали, а сейчас на 14-м и ничего, молчат".

Маслов рассказывал, как в бытность тренером отбирал ребят в детскую школу. Много работали, смотрели, просмотрели тысячи. Отобрали. А потом началось самое трудное. Ребята говорили: "Можно приведу Кольку". И приводили. Оказалось, что новые были лучше всех, кого отобрали. Трудное это дело.

Маслов: "Яшину давно надо было уйти. Из-за него погибло, не расцвело много талантливых вратарей. Маслаченко, Котрикадзе, Беляев. И сейчас так же". Вот он жесткий подход. У Маслова он есть. Торопятся сокращать век. Но великие имеют право играть долго.

7.VIII

Тема для книги: Что такое журналистская острота. Как нельзя быть близким с теми, о ком пишешь. Книга должна быть одновременно о футболе и о журналистике.

Николай Старостин - основатель

27.VIII.

Донецк. Гуляли утром перед матчем с Масловым. Спустя 2 часа вдруг необычайно тихий (для него) вопрос: "А что если мы в третий раз будем чемпионами?"  Я поднимаю его на смех - "Это не серьезный вопрос, давно ясно, что вы будете чемпионами". Спасаемся от болельщиков. Маслов возражает, что у него 4,5 защитника, но постепенно затихает [...]

Говорю  Хмельницкому (футболист киевского "Динамо" - прим. "Родины"), зачем он спорил с судьей. "Зря, зря знаю, не буду, ничего же не вернешь".

[...]

9.X

У больших игроков, много давших своему клубу, под конец почти обязательно трагедия. Они начинают мешать, того не желая.

Тарасов (известный хоккейный тренер - прим. "Родины") - тройке. "Вы должны сейчас забить. В противном случае я вам предложу задание еще труднее".

11.X

Зашел театральный критик Калаш. Спросил: "А вы в спорте проявляете заботу о том, чтобы запечатлеть лучших?" Я ответил: "Мы связаны тем, что завтра его удалят с поля или он забьет гол в свои ворота". У спортсменов репутация колеблется, а потом он сойдет, он уже мало кому интересен и нужен.

31.X

Разговор с Бесковым по телефону. "У меня двое деревянных - Зыков и Еврюжихин (футболисты московского "Динамо" - прим. "Родины"), от них мяч отскакивает, не угадаешь куда. Работаем над личностью. Семину (известный футболист, тренер, сейчас возглавляет московский "Локомотив" - прим. "Родины") я сказал, что он не умеет играть. Он долго переживал, ершился, осенью начал выполнять задания и схватил игру. Нужен еще сезон. А у Эштрекова (футболист московского "Динамо" - прим. "Родины") есть все задатки классного игрока. Надо дать ему их проявить. Вратарь Балясников очень старается, надо закрепить его старание. И так с каждым".

Хороший тренер должен любить себя, команду, дело, в игроках  должен быть оптимистом, тогда ему будут верить.

16.XII

Сон редактора. Будто бы пересчитали очки и чемпион не Д(к), а Торпедо. Что теперь делать….

1971 г.29.I

Юбилей Бескова. 50. В клубе МВД на Дзержинской. Работа Леры (жена Константина Бескова - прим. "Родины"). Лучшее - речь Н.Симоняна. "Костя". Зачем говорить о Ташкенте, я тоже вздрагиваю, когда произносят "Базель". Команда не поздравила, как следует, официально один Аничкин. Шульженко.

А.Старостин - "Худо будет, приходи в "Спартак", дверь открыта".  Симонян - если мы впереди, оглядываемся, где "Динамо". И позади - где "Д". Друг без друга нам не жизнь, не интересно.

После заседания президиума позвонил Бесков. "Звоню друзьям, когда трудно: Сабо не утверждают" (речь о переходе в московское "Динамо" Йожефа Сабо, сделавшего себе имя в киевском - прим. "Родины").

На президиуме я за Сабо, за хорошего игрока, который способен еще поиграть хотя бы немного. Голосование 8:6. Ивонин принял решение президиума.  Яшин: "Я Сабо не очень любил, когда мы еще были в сборной. Но причем это тут? Он же специалист, мы решаем судьбу специалиста".