Новости

01.10.2019 19:56
Рубрика: Культура
Проект: В регионах

Жизнь после смерти

В Москве простились с Марком Анатольевичем Захаровым
Во вторник с самого утра была перекрыта Малая Дмитровка. Никто не жаловался на неудобство: все все понимали. К театру "Ленком" шли поклонники великого мастера Марка Захарова, чтобы проводить любимого режиссера в последний путь.

Цветы уже у здания, под афишами, на которых значится имя постановщика Захарова. Зрители еще долго будут приносить розы к театру, которому Марк Анатольевич служил большую часть жизни. Многие надеются, что новые спектакли появятся уже в "Ленкоме имени Марка Захарова". Артист Евгений Герасимов замечает: "Марк Анатольевич не нуждается в том, чтобы время подтвердило его гениальность". В театре уверены: не требуется ждать 5 или 10 лет, чтобы увековечить память народного артиста. И верят, что ходатайство о переименовании театра и об установлении мемориальной доски на доме, где жил режиссер, будет поддержано.

Среди букетов у театра замечаю обычный альбомный листок, на котором маркером: "Спасибо, Марк Анатольевич!" С этими словами - благодарности - нескончаемым потоком шли поклонники. Марк Розовский вспомнил, как его тезка начинал творческий путь. "В нем было что-то от Мейерхольда", - признался Розовский со сцены. Он говорил о том, что Захаров был одним из тех режиссеров, кто чувствовал форму и смыслы, делал "человеческий" театр и визуально щедрый. Свой путь Захаров начинал в 60-е годы, по натуре остался шестидесятником, одним из тех, чья жизненная программа заключалась в трех простых словах: "Хочу быть честным". Это как девиз, определивший творчество Марка Захарова. Его первые постановки в студенческом театре МГУ смотрела вся Москва...

Дмитрий Певцов уже почти полтора десятилетия исполняет роль Резанова в блестящей "ленкомовской" "Юноне и Авось". Актер напомнил, что Захаров - и в своих фильмах, и в спектаклях - как никто умел дойти до зрителя, пользуясь чудесной смесью смеха и слез. "На небеса нельзя взять с собой театр, награды, таблички на домах, - сказал Певцов. - Но можно взять добро, которое человек отдал в этом мире, и любовь, которой он делился. Каким же богатым уходит от нас Марк Анатольевич!"

В день прощания в зале "Ленкома" звучали композиции из постановок и фильмов режиссера. Чеканно повторялся мотив: "Все равно жестокой болью - То ли гневом, то ль любовью - Наше сердце пронзено". Это из кинофильма "Дом, который построил Свифт"... Не сдерживали чувств. Прощались как с родным человеком, каким он и стал.

...Одно дело - быть достойным рядом с мастером, и совсем другое - быть достойным его, когда его не стало

Марк Варшавер, директор "Ленкома", от имени всего коллектива обещал, что театр постарается удержать ту высокую планку, которую задал художественный руководитель. Теперь дело за его воспитанниками. "Наверное, он один из последних могикан, который покинул нас. Мы, ленкомовцы, обязательно будем выполнять то, что он завещал, и следовать традициям, которые сложились здесь за 46 лет, в течение которых театром руководил Марк Анатольевич".

Александр Кибовский, министр московского правительства, подтвердил: "Отныне перед коллегами Марка Анатольевича стоит сложная задача: одно дело - быть достойным рядом с мастером, и совсем другое - быть достойным его, когда его не стало. Без его советов, помощи и, главное, без возможности его прощения в случае ошибки..."

Геннадий Хазанов вспомнил совет, который дал ему Захаров перед одним из выступлений: "Помните, покороче. Это самое главное". Кажется, все было так недавно. Прощаясь навсегда, Хазанов замер: "Я хочу обратиться к Марку Анатольевичу и сказать: "Эх, слишком коротко!"

Проститься с Марком Захаровым приехали вице-премьер Ольга Голодец, мэр Москвы Сергей Собянин, министр культуры Владимир Мединский. Зачитали телеграммы от президента Владимира Путина и премьер-министра Дмитрия Медведева. От белорусского президента Александра Лукашенко. От министра обороны Сергея Шойгу. Слова от сердца.

Сквозь слезы говорила Инна Чурикова: "Я 45 лет вместе с ним. Переживала много удивительных моментов, исполненных огромной любви и к Марку Анатольевичу, и к нашим актерам. Он строил фантастический и реалистический - свой театр со своими мозгами... Надеюсь, мы сумеем играть спектакли с той же ответственностью и любовью..."

Там, наверху, есть свой - небесный "Ленком". Все, кто пришел проститься с Марком Анатольевичем, почему-то очень сильно верили: он там не будет одинок. Ушли друзья, ученики Захарова - Леонов, Броневой, Абдулов, Янковский, Караченцов. Что ни имя - наша гордость. Теперь они, конечно, будут вместе. Мистика? Да нет же. Просто память и любовь, они в земном "Ленкоме" главные.

P.S.

В декабре Марк Захаров готовился представить новую постановку "Капкан" по Владимиру Сорокину. Репетировал все лето. Не успел... Директор "Ленкома" Марк Варшавер заверяет, что премьера обязательно состоится. Работу завершат дочь Марка Анатольевича, Александра Захарова, и режиссер "Ленкома" Игорь Фокин, с которым Захаров выпустил не один спектакль. Сдача последнего спектакля Марка Захарова - 1 декабря.

Он убивал дракона в каждом из нас

Текст: Михаил Швыдкой (доктор искусствоведения)
Уход Марка Захарова отодвинул все на задний план. Когда ты связан с человеком более полувека, его уход всегда трагичен, хотя бы потому, что ты примериваешь на себя его финальную участь, и никуда от этого не деться. Но случай Захарова вовсе не покрывается только личным чувством.

Он был режиссером, литератором, общественным деятелем, который вошел в жизнь нескольких поколений советских, а потом и российских людей - он убеждал их не быть первыми учениками в драконовом царстве. Он знал, что это совсем немало - не каждый может быть доблестным рыцарем. Его ироничное парадоксальное миропонимание было уравновешено романтическим мирочувствованием, скрыто рефлексирующим лиризмом. Он был Протеем режиссуры, равно владея секретами эйзенштейновского монтажа аттракционов и тайнами психологического театра, методом К.С. Станиславского, который напрасно называют "системой". Он был музыкален и поэтичен в спектаклях подчеркнуто жизнеподобных - и достоверен в своих сценических рок-операх, прорывавших цензурные запреты, которые мучили его еще со времен "Доходного места" в Театре сатиры. Марк Захаров как губка впитывал все новации мирового театра. Его режиссерский локатор отбирал все необходимое, чтобы уловить и выразить летучесть времени, его острые противоречия и конфликты. Он не замыкался в раз и навсегда выбранных эстетических канонах. Он ухитрялся говорить прямо в пору, когда безопаснее было использовать эзопов язык. Он искал театральные образы, чтобы выразить проблемы уже постсоветского времени, когда сценическая публицистика стала расхожим способом общения с аудиторией. Он был свободен и дерзок в своих исканиях. Порой театрально провокационен. Это не могло не раздражать, но масштаб его личности перекрывал гул злоязычия.

В "Ленкоме" режиссер создал собственную вселенную, и вряд ли стоит ускорять ее разрушение

Он умел работать с людьми, которые мыслили независимо и творили самостоятельно. Они были друзьями и подельниками - Гр. Горин, А. Миронов, О. Шейнцис, Т. Пельтцер, Е. Леонов, О. Янковский, Н. Караченцов, А. Абдулов... И, разумеется, А. Ширвиндт, без которого трудно представить себе жизнь Марка Захарова. Он замечательно работал в дружеской компании, его телевизионные фильмы поэтому мастерски изысканны, остроумны и полны того человеческого тепла, которого всегда недостает в обыденной жизни...

Сколько раз читал и сам писал о том, что с уходом того или иного национального гения перевернута последняя страница великой эпохи. Но гении продолжали уходить, страницы перевертывались, а образ эпохи лишь покрывался патиной утраченного времени, но продолжал сохранять свое величие. И все же, никуда не денешься, Марк Захаров - последний из могикан, начинавший в Перми еще в первые предоттепельные годы. Все нынешние 70- и 75-летние были вылеплены в другие времена. Он же прошел все эпохи послевоенного времени, включая годы борьбы с космополитизмом и далее, как говорится, - везде.

Увидел его впервые в середине 60-х годов прошлого века на сцене Дома культуры МГУ на Моховой, когда он вышел под грохот аплодисментов после спектакля "Карьера Артуро Уи, которой могло не быть". Студенческий театр Московского университета только что вернулся из Белграда, где его брехтовский спектакль имел огромный успех. Вместе с артистами на сцену вышел Сергей Иосифович Юткевич, невероятно образованный, всеведущий режиссер, покоряющий своей элегантностью, - он руководил тогда Студенческим театром. А рядом с ним появился не уступающий ему в стати Марк Захаров. Его орлиный мефистофельский профиль развернулся в анфас, и пытливый взгляд впился в зрительный зал. И стало ясно, что в мефистофельском обличье живет Фауст, стремящийся к познанию мира. И к его пересозданию. Ведь режиссеры - творцы своей собственной вселенной. Более чем за сорок пять лет работы в "Ленкоме", куда он пришел, когда этот театр еще носил звонкое имя Ленинского комсомола, Марк Захаров создал свою вселенную, которая будет существовать какое-то время и после того, как ее творец покинул бренную землю. И вряд ли стоит ускорять ее разрушение.

Захаров хотел сделать своих зрителей лучше, благороднее, честнее. Ради этого занимался театром

Смерть театральных демиургов, таких как Г. Товстоногов, Ю. Любимов, О. Ефремов или А. Эфрос, равна смерти египетских фараонов. А их, как известно, хоронили вместе с чадами и домочадцами. Понятно, что времена изменились в сторону большей гуманности, и никто не требует всерьез гибели артистов вослед ушедшему режиссеру. Хорошо помню титанический, но, боюсь, недооцененный подвиг Кирилла Лаврова, который после смерти Георгия Александровича Товстоногова стремился сохранить не только его творческий дух, но и сами спектакли ушедшего мастера. Он старался как можно дольше удержать репертуар того самого великого БДТ, где он сам вырос и обрел подлинную художественную мудрость. Этот процесс прощания затянулся на годы. А потом наступил момент, когда надо было перевернуть последнюю страницу романа Товстоногова и БДТ. И начать совсем новый том, который начал писать Андрей Могучий. Думаю, что с "Ленкомом" надо поступить так же мудро. Пусть еще хотя бы одно нарождающееся поколение увидит спектакли Марка Захарова. И они, и он стоят того. Ведь он хотел сделать своих зрителей лучше, благороднее, честнее. Ради этого он занимался театром, считая его - вслед за А.И. Герценом - "высшей инстанцией для решения жизненных вопросов". Он сделал все что мог. И мы безмерно благодарны ему за это.

Культура Театр Драматический театр Общество Утраты Филиалы РГ Столица ЦФО Москва Скончался режиссер Марк Захаров
Добавьте RG.RU 
в избранные источники