Новости

01.10.2019 20:30
Рубрика: В мире

Поезд Москва - Пекин

Всеволод Овчинников: Столица КНР удивила обилием рикш и велосипедистов при полном отсутствии других видов транспорта
2 октября Россия и Китай отмечают 70 лет с момента установления дипломатических отношений. Кто может лучше рассказать, как все начиналось, чем политический обозреватель "Российской газеты" Всеволод Овчинников. Он и сегодня находится в творческом строю нашей редакции. С 1953 по 1960 год Овчинников работал специальным корреспондентом "Правды" в Пекине. Сегодня он рассказал о своих первых впечатлениях от пребывания в столице КНР.
Политический обозреватель "Российской газеты" Всеволод Владимирович Овчинников работал в Пекине с 1953-го по 1960 год. Он открывал Китай для советского читателя. Фото: Из личного архива Всеволода Овчинникова Политический обозреватель "Российской газеты" Всеволод Владимирович Овчинников работал в Пекине с 1953-го по 1960 год. Он открывал Китай для советского читателя. Фото: Из личного архива Всеволода Овчинникова
Политический обозреватель "Российской газеты" Всеволод Владимирович Овчинников работал в Пекине с 1953-го по 1960 год. Он открывал Китай для советского читателя. Фото: Из личного архива Всеволода Овчинникова

В конце марта 1953 года я впервые уезжал на постоянную работу за рубеж. Страна еще находилась под впечатлением похорон Сталина. В поезде Москва - Пекин циркулировали слухи, будто на Транссибирской магистрали неспокойно: Берия, мол, выпустил из тюрем уголовников, которые шастают по вагонам. Поэтому лучше питаться в купе, а на остановках выходить по очереди.

Путь предстоял долгий: до пограничной станции Отпор (ныне Дружба) - семь дней. Да еще два с лишним дня на китайском поезде от станции Маньчжурия до Пекина. Мы с женой ехали в довоенном "СВ" с отдельным санузлом. Родственники принесли на Ярославский вокзал столько еды, что хватило бы на кругосветное путешествие. У нас были кастрюля пирожков, жареная курица, трехлитровая банка огурцов, большая жестянка черной икры, копченая колбаса, варенье. Из-за отсутствия холодильника требовалось использовать все это ускоренными темпами. И все же было интересно охотиться на остановках за местными деликатесами - от горячей картошки до копченого омуля.

Путешествие по Транссибирской магистрали в целом оказалось более приятным, чем мы ожидали. Потом многократно повторяли его, добавляя к отпуску лишние две недели. Главное было подобрать хорошую компанию с гитарой. А поскольку данным поездом также ездили в отпуск коллеги из Пхеньяна и Ханоя, найти попутчиков было легко. В Отпоре из состава всех высадили. После таможенного и пограничного контроля пассажиров доставили в китайскую гостиницу на станции Маньчжурия. Там мы с наслаждением приняли душ. Но еще больше порадовал ресторан. К жареной индейке подали салат из помидоров и огурцов. А свежие овощи в марте тогда москвичам и не снились.

Северо-Восточный Китай в 1931-1945 годах был японской колонией. В марионеточном государстве Маньчжоу-го дислоцировалась Квантунская армия, для которой модернизировали транспортную сеть. После обшарпанной Сибири нас удивили щегольские вокзалы с крытыми перронами. Пугали только люди - каждый прикрывал рот и нос марлевой повязкой. Рядом, в Корее, шла война, в ней участвовали китайские добровольцы. И были опасения, что американцы применят бактериологическое оружие. И вот наконец Пекин. Старое здание вокзала находилось напротив городских ворот, за которыми расположена площадь Тяньаньмэнь перед императорским дворцом.

Не меньше, чем древние постройки, удивляли потоки рикш и велосипедистов при полном отсутствии других видов транспорта.

Корпункт "Правды" помещался возле главной торговой улицы Ванфуцзин, в переулке с поэтическим названием Колодец сладкой воды. Это был типичный пекинский "сыхэюань", то есть четыре одноэтажных флигеля, обрамлявших квадратный дворик. Красные переплеты окон, склеенных папиросной бумагой. Земляные полы, застланные циновками, из-под них выползали скорпионы. Буржуйки, чтобы греть воду для ванной и отапливать помещение зимой. Даже в сравнении с московской коммуналкой бытовые условия, мягко говоря, не впечатляли. Зато за завтраком мы были восхищены тем, что китаец-повар поставил на стол большое блюдо фруктов, где кроме груш, винограда и бананов были неведомые нам манго, папайя.

А про жареных голубей или экзотические китайские кушанья и говорить нечего. Расположенный в пяти минутах ходьбы от корпункта Центральный универмаг наповал сразил обилием товаров по вполне доступным для нас ценам. Жена не устояла перед соблазном купить первые в ее жизни часики, а также шерстяные нитки синего цвета, которые так и лежат у нас на антресолях.

Сами китайцы жили тогда очень скромно. На ставку водителя мы могли содержать и шофера, и уборщика, и повара.

В 50-х годах любого иностранца уважительно приветствовали словом "сулянь" (советский) и обращались к нему не иначе как к "старшему брату"

А наша переводчица Наташа - из харбинской семьи русских эмигрантов - имела более высокую зарплату, чем главный редактор "Жэньминь жибао". Однако при своей бедности пекинцы отличались поразительной честностью. Деревянные двери жилищ не запирались. На ночь их просто закрывали на щеколду. Я часто посылал нашего уборщика (бывшего рикшу) с чеком в банк. И он возвращался через весь город с пачками денег, привязанными к багажнику велосипеда. В 50-х годах любого иностранца уважительно приветствовали словом "сулянь" (советский) и обращались к нему не иначе как к "старшему брату".

В мире Восточная Азия Китай Отношения России и Китая Путешествия Всеволода Овчинникова