Новости

02.11.2019 05:00
Рубрика: Культура

Письмо Онегину от фрау Шиллер

В Михайловском работают над фильмом об оккупации Пушкиногорья в годы Великой Отечественной войны
Парадокс: почти 75 лет после Победы мы говорим и снимаем о Великой Отечественной войне, но на самом деле мы очень мало знаем о ней, убежден Игорь Угольников.
Сергей Безруков играет в фильме сельского левшу Сергея Трофимова. Фото: Пресс-служба фильма Сергей Безруков играет в фильме сельского левшу Сергея Трофимова. Фото: Пресс-служба фильма
Сергей Безруков играет в фильме сельского левшу Сергея Трофимова. Фото: Пресс-служба фильма

Несколько лет назад благодаря ему появилась одна из самых сильных военных драм последнего времени "Брестская крепость". Впереди еще один фильм о Великой Отечественной - "Учености плоды". С генеральным продюсером картины Игорем Угольниковым мы поговорили о полузабытых подвигах на фронте и замалчиваемом коллаборационизме на оккупированных территориях...

Игорь Станиславович, прошлой зимой Сергей Безруков, рассказывая о съемках в фильме "Учености плоды", заинтриговал, что зритель откроет для себя совершенно уникальную историю: немка, профессор литературы, специалист по творчеству Пушкина, в оккупированном селе Михайловском старается сделать все, чтобы сохранить наследие великого русского поэта. Кто сыграл фрау Шиллер?

Игорь Угольников: Настасья Кербенген. Это молодая актриса, и в нашем фильме у нее первая, по-настоящему внушительная роль. Мы провели большой кастинг среди немецких актрис, которые хотя бы немного говорят по-русски. Но, признаюсь, в глубине души я все время знал, что фрау Шиллер будет играть Настасья.

Что именно вы искали?

Игорь Угольников: Мы искали особенную стать, и Настасья этим обладает - она не только актриса, но и австрийская дворянка. Мы искали актрису, которая может так молчать в кадре, что за ней интересно наблюдать и в конечном итоге сопереживать. Немаловажно для нас и то, что Настасья училась в русской театральной школе. И наконец, мы хотели, чтобы в нашей героине чувствовалась тайна, которую зритель будет пытаться разгадать.

Фрау Шиллер сыграла НастасьяКербенген - молодая актрисаиз Санкт-Петербурга. Фото: Геннадий Филимонов

Итак, немка стремится сохранить дом, где жил Пушкин.

Игорь Угольников: Притом что нацисты считали: у славян, как у недонации, не может быть гениев, а уж тем более африканского происхождения. Но впоследствии фрау Шиллер вместе с несколькими офицерами вермахта, которые участвовали в оккупации Пушкинских Гор, была осуждена на Нюрнбергском процессе. Почему - в этом и заключается основная интрига: для кого и как она защищала культуру и, соответственно, Пушкина.

Как бороться с врагом, понимая, что в итоге могут пострадать твои близкие?

Фрау Шиллер настолько не хотелось расставаться с ценностями - вещами и рукописями поэта, - что она готовила их к отправке в Германию. Но до сих пор не ясно, кажется, кто же заминировал могилу Пушкина. В фильме поднимается эта тема?

Игорь Угольников: Это не подвергается сомнению. Могилу заминировали немцы, и потом, при разминировании, большое количество наших саперов отдали свои жизни, чтобы спасти ее от разрушения. Оккупированная Псковщина была партизанским краем. И после партизанских диверсий немцы в ответ брали заложников из числа жителей оккупированных территорий и казнили их. Известен факт чудовищного расстрела табора цыган - в назидание. Так как же бороться с врагом, понимая, что в итоге могут пострадать твои родственники, близкие, просто невинные люди - это одна из важных тем нашего фильма.

На Псковщине партизаны встретили оккупантов с огоньком. Фото: Геннадий Филимонов

У Германа в "Проверке на дорогах" одна из самых сильных сцен - конфликт между долгом и сочувствием, когда по реке под мостом, по которому мчится фашистский эшелон, проплывет баржа с нашими пленными. Бывший сельский участковый милиционер, а нынче командир партизанского отряда отказывается взорвать над баржей мост: "Там же русские пленные..."

Игорь Угольников: А дальше герой Ролана Быкова говорит: "У меня какой приказ был? Взорвать мост. Вот я мост и взорвал". Но главное - людей он пожалел, в отличие от политрука. На самом деле вы попали в точку - именно "Проверка на дорогах" стала одним из двух наших референсов.

А второй?

Игорь Угольников: "Раба любви" Михалкова. И в этом сложность картины - в сочетании жестокой военной правды и романтической истории.

Вы готовы к нападкам?

Игорь Угольников: Нападают - значит, смотрят и думают. Принимают или не принимают позицию создателей фильма. Конечно, мы к этому привыкли. Но думается, что на этот фильм нападать будут больше, чем на "Брестскую крепость". Хотя подчеркну, что "Учености плоды" - это патриотическое кино, кино о нас, о людях, которые не хотят отдавать свое на своей земле.

Да, но вы поднимаете тему оккупации, которую прежде старались обходить стороной - слишком она неоднозначна. Пришло время поговорить начистоту о...

Игорь Угольников: ...коллаборационизме? Да. Потому что, с одной стороны, были такие, как Юпатов, один из персонажей в "Учености плоды". Это реально существовавший полицай, который за свои зверства был повешен, когда наши войска вернулись в Пушкиногорье. И его преступления кажутся еще ужаснее от того, что ты понимаешь: а ведь этот Юпатов рос рядом со своими жертвами, ходил в школу... Но, с другой стороны, были и те, кто вынужденно шел на сотрудничество с немцами, не имея никакой возможности сохранить себя, свою семью. Вот эта ответственность перед своей душой и честью и в то же время ответственность перед своими близкими - эта тема очень важна для нас. Такой или другой, но выбор делали герои "Брестской крепости". "Как мне поступить, когда фронт уже далеко, когда я никому не нужен, у меня нет ни патронов, ни воды?" Кто-то остался до конца и тем самым приблизил 9 мая 1945 года. Проблема выбора стояла и перед подольскими курсантами, о которых мы тоже сняли большую картину.

Для кино о Великой Отечественной инвесторов легче найти, чем, скажем, для семейной драмы?

Игорь Угольников: Я бы не сказал. Истинно понимающих и чувствующих людей не так много. Тем более что мы больше тратим, чем сможем получить от проката фильма. Ведь, например, для картины о подольских курсантах мы построили точную копию Ильинского рубежа, чуть-чуть отступив от исторического места, где сегодня живут люди. Была вырыта и заполнена водой река, выстроена деревня, доты, насыпана часть Варшавского шоссе. Это целый кинокомплекс студии "Военфильм", который и дальше будет работать.

Идет ли речь о прокате таких картин за рубежом?

Игорь Угольников: Пока трудно сказать. Например, "Брестская крепость" вышла на китайский рынок, а "Батальонъ" не взяли. По двум причинам. Во-первых, у нас солдаты с красными бантами на груди не слушаются офицеров, что для китайского национального сознания ситуация невозможная. А вторая причина комичная. "Мы вас, европейцев, и так не различаем, - говорили нам китайцы, - а лысых девчонок вообще идентифицировать никак не можем. Нам не понятно, кто есть кто"... Так что посмотрим.

И еще

Вопрос, который нельзя не задать

Когда-то вы были известны всей стране, как "доктор Угол"...

Игорь Угольников: Это был не я, это был какой-то другой человек...

Культура Кино и ТВ Наше кино
Добавьте RG.RU 
в избранные источники