Записки двенадцати мологжан

Вышла книга воспоминаний о "русской Атлантиде"
Почти 80 лет прошло с затопления водами Рыбинского водохранилища Молого-Шекснинского междуречья, а с ним "русской Атлантиды" - уездного города Мологи и свыше семисот сел, деревень и хуторов. Тех, кто видел, как огромная территория становилась дном рукотворного моря, кто помнит ее, населенную не рыбой, а людьми, остается все меньше. Тем ценнее книга воспоминаний очевидцев тех трагических событий, вышедшая в рыбинском издательстве "Медиарост".
В начале ХХ века Базарная площадь в Мологе по выходным была полна людей. Фото: Анатолий Клопов
В начале ХХ века Базарная площадь в Мологе по выходным была полна людей. Фото: Анатолий Клопов

- Когда мы задумывали нашу серию "Эхо эпохи", то ставили перед собой задачу показать события русской истории глазами не тех, кто эту историю творит, а - кто ее претерпевает, то есть самых обычных людей, - рассказывает о концепции книжной серии издатель Виталий Горошников. - Если говорить конкретно о Мологе, то ее драматическая судьба оказалась в центре внимания очень разных людей, поэтому существует много текстов о жизни в этой местности - и дневниковых, и мемуарных. Какие-то из них публиковались, но в очень малотиражных музейных изданиях, условно - тиражом в 50 экземпляров, какие-то не публиковались совсем.

Помогали готовить подборку сотрудники рыбинского музея Мологского края и общество мологжан. Всего в книгу вошли воспоминания двенадцати человек: рыбинского рабочего, профессора, подполковника, журналиста-международника, педагогов, родственников мологских священников. Все они были написаны в 1980-1990-е годы, и каждое добавляет свой "мазок" в общую картину не только местечковой, молого-шекснинской действительности, а в целом - провинциальной России конца XIX - начала XX веков.

Например, один человек описывает свою прошедшую в Мологе прекрасную комсомольскую юность, благоприятную атмосферу в городе и уровень школьного образования, позволявшего мологжанам-выпускникам поступать в крупные вузы. И примерно в то же время (судя по другим воспоминаниям) в паре десятков километров от Мологи колхозники из деревни Обухово Веретейской волости из-за отсутствия продуктов весной ели траву и "за семь лет колхозной жизни обносились так, что юбки, жакеты, брюки и пиджаки были перелицованы и расставлены, и невозможно было понять, какого цвета ткань была основной".

- Мы попытались соединить разные точки зрения, я бы даже сказал - разные интонационные модальности, - продолжает Виталий Горошников. - Меня больше всего впечатлило именно разнообразие оценок, вплоть до противоположных, одних и тех же исторических, культурных, социально-бытовых реалий. Получилась такая сложная, противоречивая мозаика, где нет ничего однозначного.

Молгожане пережили величайшую трагедию своей жизни - уход родной земли под воду рукотворного моря

Среди двенадцати вошедших в книгу воспоминаний мологжан есть, конечно, и признанная жемчужина мемуарной литературы о Мологе - "Записки пойменного жителя" Павла Зайцева. Родившийся в 1919 году в семье крестьянина Мологского уезда, прошедший всю Великую Отечественную войну, а потом 33 года работавший слесарем-сборщиком реактивных авиационных двигателей в Рыбинске, автор "Записок" оказался исключительно литературно одарен, хотя, по его словам, ему не удалось окончить "ни одного сколько-нибудь серьезного учебного заведения".

Кстати, первый раз фрагмент "Записок" опубликовал в 1994 году журнал "Новый мир". Поэт Юрий Кублановский, редактировавший рукопись, сравнивал стиль Зайцева с писательской манерой Пришвина и Аксакова.

Автор "Записок" в высшей степени художественно описал, что собой представляли затопленные ныне земли, что там росло, какая живность населяла леса, а рыба - реки Мологу и Шексну. Рассказал, как и чем жили люди, как они хозяйствовали, учились, отмечали праздники, во что одевались и даже чем болели ("хворали редко"). И конечно, как пережили величайшую трагедию своей жизни - уход родной земли под воду рукотворного моря.

"Словно гигантскую бомбу бросили в сердце Молого-Шекснинского междуречья, и взрыв ее безжалостно уничтожил животных, растения, поселения, а людей разметал по сторонам на многие десятки и сотни верст", - так ощущал трагедию затопленной территории коренной мологжанин Павел Зайцев.

Справка "РГ"

Молого-Шекснинское междуречье было затоплено в результате строительства Рыбинского и Угличского гидроузлов и наполнения чаши Рыбинского водохранилища (с 1941 по 1947 год). На дне рукотворного моря оказались 740 населенных пунктов, крупнейший из которых - город Молога, три монастыря, больше 50 церквей и кладбищ при них, 80 тысяч гектаров уникальных заливных лугов, почти столько же пахотных земель, 250 тысяч гектаров лесов. На новые места было переселено около 130 тысяч человек.

Между тем

Президентский грант размером более 260 тысяч рублей получила рыбинская общественная организация "Землячество мологжан" на проект по цифровому раскрашиванию старых фотографий города Мологи. Планируется "раскрасить" не менее 70 различных монохромных фотографий. Работа над цифровой колоризацией продлится до конца июня 2020 года.