1 декабря 2019 г. 16:35
Текст: Яков Миркин (доктор экономических наук, ведущий рубрики "Большая родня")

Русские горки дворянки Резвой

Музей "Горки Ленинские" открылся 70 лет назад. Хозяйка усадьбы чуть-чуть не дожила до этого дня

Наш колумнист Яков Миркин известен своими блестящими аналитическими статьями о текущем моменте. А еще он пишет неожиданные исторические эссе. Герои его рубрики "Большая родня" - императоры и крестьяне, художники и банкиры, писатели и воины - связаны неразрывными, почти семейными узами.
Все они живые, даже если давно ушли. Все они любят Родину.

Зинаида Морозова с дочерьми Марией и Еленой. Фото: Википедия
Зинаида Морозова с дочерьми Марией и Еленой. Фото: Википедия

Она была староверкой, но сходила замуж три раза. Вторым браком - за Саввой Морозовым, третьим - за московским градоначальником Анатолием Рейнботом. Спасла его от тюрьмы. Отстроила в Москве пышнейшие особняки, вложилась во МХАТ, родила четверых детей, ее салон расцветал первейшими именами, и, наконец, исполнилась ее мечта - она была торжественно записана дворянкой Резвой. После чего еще раз развелась.

Интерьер усадьбы Горки

Как пышно она цвела! Устроила усадьбу, почти Афины, с колоннами и портиками, центральным отоплением, ваннами и телефоном, знатными коровами и бесконечными пространствами. Пятьсот яблонь, триста вишен и множество парников.

Ее загородный телефон был первым в Москве. Этот-то телефон и погубил ее. В усадьбу ее "Горки", нынче Ленинские, въехал новый большой начальник, во флигеля - охрана, ибо ни у кого больше в окрестностях Москвы не было телефона и прямой связи с Кремлем.

Интерьер усадьбы с телефоном шведской фирмы Ericsson.

А что же Зинаида Григорьевна? Была изгнана, хотя еще весной 1918 года вроде бы все утрясла, получив охранное свидетельство от Республики на принадлежащий ей "дом с художественно-исторической обстановкой". Но дом понадобился властям.

А дальше была жизнь в коммунальных внутренностях Москвы. Еще тридцать лет. До 1947 года. Десять лет жила продажей вещей. Наконец, мелкая пенсия от МХАТ. И четыре фамилии, притороченные к ней, как крылья: Зимина, Морозова, Рейнбот и, конечно, Резвая.

Способность обуздывать и усмирять никак не заснет в российской истории. И она же корчит странные гримасы. Дом был огромен, но Ленин умер в ничтожно малом будуаре Зинаиды Морозовой, у ее роскошного туалетного столика, у золоченого зеркала, идущего к самому потолку.

Она два года не дожила до того, как "Горки" открыли для всех.