Новости

08.12.2019 18:00
Рубрика: Происшествия

Следы нечистых рук

Александр Бастрыкин - о новых методах борьбы с коррупцией
Смогут ли продажные чиновники спрятать наворованное у родных и близких? Как привлечь фирмы, которые встроены в коррупционные схемы? Как наказывают силовиков и других "неприкасаемых" из числа так называемых "спецсубъектов"? На эти и другие острые вопросы в эксклюзивном интервью "Российской газете" рассказал председатель Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин.
Александр Бастрыкин: Меры по предупреждению коррупции согласуются с мировыми стандартами. Фото: Пресс-служба Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин: Меры по предупреждению коррупции согласуются с мировыми стандартами. Фото: Пресс-служба Следственного комитета РФ
Александр Бастрыкин: Меры по предупреждению коррупции согласуются с мировыми стандартами. Фото: Пресс-служба Следственного комитета РФ

Александр Иванович, полгода назад вынесен приговор Дмитрию Захарченко. Но его родственники не оставляют попыток оспорить решения о конфискации у них денег. Насколько, по вашему мнению, такие требования обоснованы?

Александр Бастрыкин: Более того, эти лица даже делали попытки оспорить конституционность ряда положений действующего антикоррупционного законодательства, пытаясь трактовать его отдельные нормы в свою пользу. Очевидно, они преследовали цель повлиять на ранее вынесенное решение суда об обращении в доход государства денежных средств, изъятых в рамках уголовного дела в отношении Дмитрия Захарченко, законность происхождения которых подтверждена не была.

Но действующее законодательство в полной мере защищает права всех участников процесса. Обеспечивает баланс публичных интересов борьбы с коррупцией и частных интересов собственника имущества, если оно приобретено не в результате коррупционных действий. Это позиция Конституционного суда. У истца есть право представлять в суде любые допустимые доказательства в подтверждение законности получения средств. Как я уже сказал, законность средств они так и не подтвердили. Кстати, эти меры по предупреждению коррупционных проявлений согласуются со стандартами, выработанными на международном уровне и признаваемыми в Российской Федерации. Речь, в частности, идет о Конвенции ООН против коррупции.

А по другим делам Следственного комитета такая практика - забирать у родни и знакомых коррупционеров "непосильным трудом" добытые миллионы - тоже есть?

Александр Бастрыкин: Подобный механизм отчуждения в пользу государства имущества, происхождение которого госслужащий не смог объяснить, применялся параллельно и с другими уголовными делами, когда нашим следователям удавалось найти и арестовать имущество обвиняемых.

Старые схемы

Можете привести конкретный пример?

Александр Бастрыкин: Например, расследовано уголовное дело в отношении бывшего начальника ФГКУ "Санаторий Федеральной службы судебных приставов "Зеленая долина" Александра Сафонова. Он вводил в заблуждение руководство ФССП России и получал финансирование на закупку газа в завышенном объеме, который не требовался санаторию. На основании фиктивных документов он оплачивал газ, который фактически не поставлялся.

Следователи выяснили, что обвиняемый приобрел на территории Москвы и Краснодарского края 44 дорогостоящих объекта недвижимости, 7 автотранспортных средств общей стоимостью свыше 280 миллионов рублей. Все это было оформлено на родственников и детей. Имущество арестовали, и было очевидно, что его стоимость явно не соответствовала доходам госслужащего. В этой ситуации надзорное ведомство обратилось в суд с исковым заявлением о его обращении в доход государства. И таких примеров можно привести очень много.

На ваш взгляд, за последние годы коррупционные схемы, которые используют чиновники, претерпели какие-то изменения?

Александр Бастрыкин: Схемы могут быть различные. По-прежнему имеются факты коррупции в сфере управления государственным и муниципальным имуществом, а также в сфере финансово-хозяйственной деятельности государственных и муниципальных учреждений, унитарных предприятий. Способы совершения преступлений разные. Это и поставка товаров по госконтрактам по завышенным ценам либо более низкого качества, и хищение бюджетных средств путем фиктивного оформления на работу родственников, которые лишь получают зарплату, но не работают, и заключение договоров на оказание услуг без их фактического оказания.

И здесь хотелось бы подробностей…

Александр Бастрыкин: В этом году был вынесен приговор заместителю директора Федеральной службы исполнения наказаний России Олегу Коршунову и его соучастнику Виталию Морусову. Они похитили бюджетные средства путем поставки в учреждения ФСИН бракованной обуви для осужденных и сотрудников уголовно-исполнительной системы на сумму более 260 миллионов рублей.

По другому уголовному делу Коршунову инкриминированы эпизоды получения взяток и растраты бюджетных средств путем завышения цен госконтрактов на поставку бензина и продовольствия на сумму более 150 миллионов рублей. Это дело сейчас рассматривается судом.

Родственники Захарченко пытались повлиять на решение суда об обращении в доход государства средств, законность которых подтверждена не была

Для обеспечения приговора в части гражданского иска следствием наложен арест на имущество обвиняемых на сумму более 240 миллионов рублей. А у самого Коршунова арестована коллекция дорогих часов, легковые автомобили "Кадиллак" и "Мерседес", два катера и яхта, на которой он был задержан. Вот пример того, как живут и куда расходуют похищенные средства фигуранты уголовных дел о коррупции.

Взятка снова в лидерах

Год заканчивается. Можно ли говорить об успехах вашего ведомства в расследовании коррупционных преступлений?

Александр Бастрыкин: Прежде всего следует сказать о том, что противодействие коррупции в нашей стране ведется системно. Важное место в борьбе с этим явлением занимают уголовно-правовые механизмы, и возглавляемое мной ведомство последовательно наращивает усилия на этом направлении.

Только за 9 месяцев текущего года направлено в суды 6468 уголовных дел об 11 664 коррупционных преступлениях, расследованных следователями ведомства.

Среди них 53 уголовных дела в отношении организованных групп, по которым привлечено 135 лиц, и три уголовных дела в отношении преступных сообществ по обвинению 22 лиц.

В этом году мы довели до суда дело бывшего заместителя Председателя Правительства Московской области Алексея Кузнецова, экстрадированного из Франции. За коррупцию осуждены бывший глава Республики Коми Вячеслав Гайзер и его соучастники. Бывший мэр Владивостока Игорь Пушкарев. Бывшие чиновники Республики Дагестан. Бывший заместитель начальника "Дальспецстроя" и иные лица.

Перед судом предстали 6902 обвиняемых, среди которых 3952 должностных лица, в том числе 752 сотрудника органов внутренних дел, 476 представителей органов местного самоуправления, 181 сотрудник ФСИН России, 84 - ФССП России.

Всего же в период с 2011 года, то есть с момента образования ведомства, по настоящее время следователями Следственного комитета в суд направлено свыше 80 тысяч уголовных дел о коррупции.

Из всех "коррупционных" дел, которые уже направлены в суд, каких преступлений больше всего?

Александр Бастрыкин: Как и в прошлом году, наибольшее количество преступлений коррупционной направленности было связано с дачей и получением взяток, это порядка 30 процентов от общего массива.

Еще порядка 15 процентов - уголовные дела по фактам совершения мошеннических действий, присвоения или растраты, то есть когда имеется причиненный ущерб.

По всем таким делам мы стремимся добиться не лишения свободы для фигурантов, а именно возмещения ущерба, и современное российское законодательство в достаточной степени позволяет это делать.

В текущем году по расследованным преступлениям коррупционной направленности возмещен ущерб на сумму 2 миллиарда 47 миллионов рублей. В целях обеспечения возмещения причиненного вреда наложен арест на имущество обвиняемых в совершении коррупционных преступлений на 12,9 миллиарда рублей.

Эта работа осуществляется нами в тесном взаимодействии с органами прокуратуры, коллегами из МВД России, ФСБ России, Счетной палаты России, Росфинмониторинга и других государственных органов.

Немаловажное значение мы придаем и профилактике - за 9 месяцев текущего года по 7 тысячам уголовных дел о коррупционных преступлениях внесены представления об устранении причин и условий их совершения.

Спецсубъективные оценки

Получается, что на скамью подсудимых сели сотни сотрудников правоохранительных органов, тюремного ведомства, приставов. Как можно в целом охарактеризовать уровень коррупции среди сотрудников правоохранительных органов и спецсубъектов? На ваш взгляд, есть ли в такой статистике изменения?

Александр Бастрыкин: В сравнении с прошлым годом можно констатировать снижение на 5-10 процентов количества обвиняемых по направленным в суд делам из числа сотрудников МВД, ФСИН, ФТС и ряда других ведомств.

Что касается лиц с особым правовым статусом, то в текущем году направлены в суды уголовные дела в отношении 308 таких лиц, что также незначительно меньше прошлого года. Сейчас на завершающей стадии находится расследование уголовного дела, по которому обвиняемыми проходят сразу несколько спецсубъектов. В их числе бывший первый заместитель прокурора Республики Башкортостан Олег Горбунов и его девять соучастников - два прокурорских работника, адвокат, депутат и ряд предпринимателей.

Российская Федерация вошла в первую восьмерку из 40 стран, прошедших оценку качества борьбы с отмыванием денег и финансированием терроризма

Не все наши читатели помнят, в чем обвиняется Олег Горбунов.

Александр Бастрыкин: Самому Горбунову вменяется получение трех взяток на общую сумму 18 миллионов рублей. В 2016-2017 годах через посредников он получал взятки от различных лиц, заинтересованных в принятии им процессуальных решений. Причем такие решения были связаны в том числе с освобождением от уголовной ответственности тех, кто совершил очень серьезные преступления - организация убийства по найму, причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего, превышение должностных полномочий.

На эти деньги, полученные в качестве взяток, он купил автомобиль "БМВ" стоимостью около 8 миллионов рублей, оформив право собственности на своего знакомого. Наши следователи выяснили, что при совершении преступлений Горбунов тщательно соблюдал меры конспирации, периодически менял абонентские номера, оформленные на других лиц. С этих номеров он вел переписку с посредником и в подтверждение своих действий направлял ему фотографии принятых процессуальных решений.

Коррупционные преступления, связанные со взятками, составляют 30 процентов от общего массива. Фото: Сергей Михеев

Кавказский след

В последнее время много информации о работе ваших подчиненных по "коррупционным делам" в Северо-Кавказском регионе. Есть оттуда новости?

Александр Бастрыкин: При оперативном сопровождении ФСБ и МВД России Следственный комитет продолжает расследование уголовных дел о коррупционных преступлениях, совершенных на территории Северного Кавказа.

С момента образования ведомства ­следователями Следственного комитета в суд направлено свыше 80 тысяч ­уголовных дел о коррупции

Большая работа проводится Главным управлением по расследованию особо важных дел и Главным следственным управлением по Северо-Кавказскому федеральному округу. Вынесен приговор руководителю управления Федеральной антимонопольной службы по Дагестану Кубасаю Кубасаеву. Завершено расследование уголовных дел в отношении заместителя председателя правительства Республики Дагестан Шамиля Исаева, бывшего министра образования Республики Дагестан Шахабаса Шахова, депутата парламента Республики Северная Осетия (Алания) и одновременно ректора медицинской академии Тамары Гатагоновой, ряда должностных лиц подразделений ГУ МВД России по Ставропольскому краю.

В целом это масштабная работа, о результатах которой мы будем информировать постепенно. Но по мере расследования иногда удается установить очень интересные факты.

Так, по уголовному делу о хищении более 40 миллионов рублей, выделенных из регионального бюджета, были осуждены бывший врио председателя правительства Республики Дагестан Абдусамад Гамидов и его заместитель Раюдин Юсуфов. Следователи в целях возмещения причиненного ущерба установили и арестовали принадлежащее обвиняемому имущество. В его числе загородная резиденция, большой особняк, который оценили почти в 23 миллиона рублей. Выяснилось, что этот дом является самовольной постройкой, на которую отсутствуют правоустанавливающие документы.

Стало быть, никакие коммунальные платежи долгие годы никто не платил, однако дом, которого нет по документам, каким-то образом был подключен к инженерным коммуникациям. Следственным комитетом продолжается расследование и иных эпизодов преступной деятельности Гамидова и его соучастников в рамках общего уголовного дела.

Участвует ли Следственный комитет в выработке мер по борьбе с отмыванием преступных доходов на международном уровне?

Александр Бастрыкин: С 2003 года Российская Федерация является полноправным членом организации ФАТФ (Группа разработки финансовых мер по борьбе с отмыванием денег) наряду с другими 39-ю странами. Эта организация устанавливает всеобщие стандарты в сфере противодействия легализации преступных доходов и финансированию терроризма, в соответствии с которыми страны-участницы выстраивают национальное законодательство и правоприменительную практику.

Действующая в России система по противодействию отмыванию денег подвергается систематическим оценкам, последний раунд которой состоялся в 2018-2019 годах при активном участии Следственного комитета. В августе этого года в Париже обсуждался проект отчета, в результате совместной работы представителей Следственного комитета с Росфинмониторингом пересмотрен вопрос о рейтинге нашей страны в сторону улучшения. Затем на пленарном заседании ФАТФ в ходе публичной защиты отчета Российской Федерации высокий рейтинг по показателям, характеризующим работу следственных органов СК России, был удержан. В результате Российская Федерации вошла в 8 из 40 стран, успешно прошедших оценку, обогнав по качеству работы в сфере борьбы с отмыванием денег и финансированием терроризма многие другие страны.

Ключевой вопрос

- Надо ли, по вашему мнению, вносить еще изменения в антикоррупционные законы?

Александр Бастрыкин: Как я уже сказал, наше законодательство достаточно эффективно. В прошлом году Федеральным законом (от 3 августа 2018 г. № 307) "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях совершенствования контроля за соблюдением законодательства Российской Федерации о противодействии коррупции" усовершенствован механизм контроля за расходами, а также установлена возможность осуществления контроля за расходами в отношении бывших, подчеркиваю, бывших служащих.

Эти полномочия предоставлены органам прокуратуры. Указанные изменения закрыли возможность уловок для коррупционеров, связанных с шансом уйти от ответственности в случае увольнения нечистого на руку чиновника.

Однако мы по-прежнему полагаем актуальной озвученную ранее инициативу о введении уголовной ответственности юридических лиц. Она возникает также в связи с членством Российской Федерации в международных организациях и участием в ряде международных договоров, предусматривающих установление такой ответственности.

К примеру, обязанность установить ответственность организаций за причастность к преступлениям коррупционной направленности и коммерческому подкупу предусмотрена Конвенцией Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию (от 27.01.1999). Конвенцией ООН против коррупции (принята 31.10.2003). Конвенцией Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) от 17 декабря 1997 г. по борьбе с подкупом иностранных должностных лиц при осуществлении международных коммерческих сделок. Международной конвенцией о борьбе с финансированием терроризма от 9 декабря 1999 года.

При этом наличие в национальном законодательстве правового механизма привлечения юридических лиц к уголовной ответственности создаст правовые условия для экстратерриториального уголовного преследования находящихся за рубежом международных организаций и иностранных юридических лиц за преступления, посягающие на интересы, охраняемые уголовным законодательством Российской Федерации.

Хотел бы напомнить еще об одной нашей инициативе. Широкое распространение получили факты, когда еще в период проведения доследственной проверки проверяемыми лицами предпринимаются активные действия к сокрытию принадлежащего им имущества.

В этой связи целесообразным представляется внести изменения в ст. 26 Федерального закона (от 02.12.1990 № 395-1) "О банках и банковской деятельности", наделив следователя полномочиями запрашивать сведения, составляющие банковскую тайну, не только по уголовным делам, но и по материалам доследственных проверок.

Уверен, что реализация этих предложений создаст дополнительный правовой механизм защиты потерпевших от коррупционных преступлений.

Могу заверить читателей "Российской газеты", что Следственный комитет России продолжит уделять пристальное внимание коррупционноемким сферам, выявлять и расследовать должностные преступления, а также принимать меры к возмещению ущерба, причиненного коррупционными преступлениями.

Происшествия Правосудие Следствие Правительство Следственный комитет Борьба с коррупцией Лучшие интервью Прямая речь