Новости

09.12.2019 10:16
Рубрика: Власть

При подаче электронных исков в суд введут скидку на оплату госпошлины

Судебный департамент при Верховном суде России провел презентацию будущего суперсервиса "Правосудие-онлайн". Подать иск в суд можно будет через портал госуслуг, при этом человек получит 30-процентную скидку по госпошлине. Процессы можно будет проводить в режиме веб-конференций, но в таком случае участники должны будут пройти биометрическую идентификацию. Перспективы развития электронного правосудия оценили в беседе с "РГ" адвокаты бюро "Сикайло, Ромахова и партнеры" Светлана Ромахова и Алексей Афонин.
 Фото: iStock  Фото: iStock
Фото: iStock

Как часто вам на практике приходилось подавать электронные иски в арбитражных процессах и судах общей юрисдикции?

Светлана Ромахова: В настоящее время система www.kad.arbitr.ru позволяет подавать процессуальные обращения в арбитражные суды в электронном виде. Эта система очень часто используется моими коллегами при работе по делу. Введение этой системы позволяет очень часто оптимизировать рабочий процесс: нет необходимости для клиента нести расходы на транспорт, почтовые отправления. Кроме того, использование данной системы должно практически к минимуму свести досадные оплошности в виде нарушения процессуальных сроков.

Алексей Афонин: Система "Мой арбитр" работает стабильно и понятно. О том, что документы приняты судом, приходит электронное уведомление, как правило, в пределах двух дней. Для подачи документов не требуется наличие ЭЦП, суды принимают электронные скан-образы, подлинные экземпляры документов всегда можно принести в судебное заседание, либо направить по почте, если участие в судебном заседании доверитель не подтверждает.

С арбитражными судами все понятно. А что насчет судов общей юрисдикции?

Алексей Афонин: В судах общей юрисдикции ситуация иная: подача документов в электронном виде - рискованное мероприятие, возможны отказы в принятии документов по "техническим причинам", о которых вы узнаете с существенным опозданием, например, через месяц после подачи. Там нет оперативной обратной связи. Для подачи документов требуется наличие ЭЦП, получение которой требует отдельных усилий и стоит небольших, но денег. В суды общей юрисдикции мы предпочитаем подавать документы нарочным либо заказным письмом с уведомлением о вручении.

Светлана Ромахова: Никогда не приходилось мне воспользоваться системой подачи в суды общей юрисдикции процессуальных документов в электронном виде. Возможно, использование этой системы позволит также сэкономить время на подачу и соответственно средства клиента. На мой взгляд, если эта система будет также эффективна как действующий сервис "Электронная приемная", то это стоит только приветствовать.

Как считаете, будет ли востребована у граждан система подачи электронных исков?

Алексей Афонин: Полагаем, это зависит от категории спора/иска. Если требование небольшое по стоимости (например, требование к продавцу о защите прав потребителей касательно недорогой бытовой техники) и риск от неудачной подачи в электронном виде несущественный, то обычный гражданин, скорее всего, выберет электронный способ обращения. Если же требование на крупную сумму, либо затрагивает жизненно важные интересы - спор о разделе дорого имущества, то мы бы рекомендовали подавать документы непосредственно в суд в бумажном виде.

Светлана Ромахова: Так или иначе, общее направление развития - максимально возможная цифровизация и внедрение телекоммуникационных технологий в любые сферы человеческого бытия. Безусловно, в какой-то части эта система может быть востребована. Главное, чтобы она могла обеспечить основные задачи, которые ставятся перед цифровизацией правосудия: повышения эффективности судопроизводства, его прозрачности и доступности.

Как изменится работа адвокатов? Иски можно будет подать из дома, программа поможет их оформить. Значит ли это, что человек теперь может обойтись без адвоката?

Алексей Афонин: Система так называемой "электронной подачи документов" в суд уже действует, и, надо признать, что она повышает удобство работы адвоката. Подачу искового заявления в электронном виде, даже составленного при помощи программы, не стоит рассматривать как заменитель иска/требования, составленного квалифицированным юристом, в частности, адвокатом. Полагаем, что в большинстве случаев человек, который доверяется шаблонным решениям, принимает на себя риск проигрыша дела, а привлекая профессионального юриста, человек доверяет решение своего вопроса компетентному лиц и повышает шанс успешного для себя разрешения дела. Цифровизацию правосудия следует рассматривать как вспомогательный механизм, а не самоцель, вовлечение профессиональных юристов в процесс разрешения спорных ситуаций будет необходимым и незаменимым элементом до тех пор, пока эти спорные ситуации будут возникать между людьми. Возможно, в будущем часть шаблонных решений будет отдана на откуп искусственного интеллекта, но решение эксклюзивных и сложных юридических вопросов всегда следует поручать человеку-профессионалу.

Светлана Ромахова: Наверное, можно привести для иллюстрации пример онлайн-переводчиков: они давно существуют и даже пользуются некоторым спросом, но все знают качество выполненного любой системой онлайн-перевода, даже не самого сложного текста. Может ли сравниться такой перевод с профессиональным переводом? Не думаю, чтобы кто-то ответил на такой вопрос утвердительно.

Заполнить формуляр иска, претензии или любого иного процессуального документа можно было и раньше. В доинтернетную эру такие формуляры были размещены на стенах приемных и канцелярий в судах общей юрисдикции, есть они там и сейчас. Как часто пользуются такими формулярами граждане? Крайне редко. Ведь, как правило, каждое дело имеет свои особенности и поэтому нуждается в привлечении лица, чьей профессией является оказание квалифицированной правовой помощи.

Сможет ли человек связываться по системам видеосвязи и с адвокатом? Например, подавая иск через портал госуслуг, консультироваться онлайн с защитником? Какие в целом информационные технологии развивает и использует адвокатура?

Алексей Афонин: Такая возможность уже существует - ее предоставляют мессенджеры. Однако приоритет при таком общении, безусловно, должен отдаваться сохранению тайны общения адвокат-доверитель. Именно по этому в случаях, когда есть риск утечки информации, личная встреча и общение с доверителем тет-а-тет предпочтительнее, чем использование электронных каналов связи. В первую очередь мы активно используем справочно-правовые системы, далее информационные ресурсы судов.

Какое соотношение в вашей работе электронных и бумажных юридически значимых документов? Что чаще представляете в суд: бумажные документы или электронные?

Светлана Ромахова: Чаще бумажные документы. И даже можно объяснить почему: нередко приходится сталкиваться с тем, что приложения к процессуальным документам (отзывам, ходатайствам) при подаче их в электронном виде могут не распечатываться для суда помощниками судей. В таком случае присутствует вероятность, что судом могут быть не восприняты какие-либо доводы лица в процессе.

Алексей Афонин: Чаще предоставляем бумажные документы и их скан-образы (электронные копии). Электронные документы (существующие без предварительного документирования в бумажном виде) используем редко, так как при рассмотрении дела в суде может возникнуть техническая трудность в исследовании таких документов судьей, плюс в ряде случаев теряется наглядность излагаемого материала, которой обладают документы, изготовленные на бумажном носителе.

Позволит ли новая система проводить процессы под ключ, не выходя из дома: подать иск, провести процесс, взыскать средства, отправить документы приставам, получить деньги?

Светлана Ромахова: Вероятно, что это будет зависеть от наполненности и отлаженности электронного сервиса. Позволит ли вновь создаваемая система объединить в себе все этапы судопроизводства и исполнения? В настоящее время произведение онлайн-платежей уже неудивительная ни для кого ситуация. Процесс онлайн-платежей используется и при осуществлении исполнительских действий судебных приставов. Хотя еще лет десять назад система онлайн-платежей только начинала свое внедрение в нашу жизнь и никто не мог достоверно установить, насколько она будет востребована пользователями.

Алексей Афонин: Это было бы идеальным сценарием развития событий для некоего рафинированного, утопического общества. Но замена ряда действий (например, живого выступления в суде, живого общения с доверителем) может снизить эффект убеждения, который обеспечивает присутствие на заседании живого человека. На практике мы часто сталкиваемся с ситуацией, когда именно живое выступление профессионального юриста - адвоката обеспечивает решающее преимущество перед оппонентом, излагающим позицию через видео-конференц-связь. Судьи воспринимают эмоциональную часть изложения позиции легче и естественнее, чем от "говорящей головы" с экрана монитора.

Видите ли вы какие-то опасности в столь широком применении информационных технологий?

Светлана Ромахова: При широком внедрении электронного документооборота, безусловно, должны и будут развиваться системы защиты документов, направленные на предупреждение фактов мошеннических действий. В настоящее время, помимо идентификации лица, обращающегося к системе электронного документооборота, значительную роль играет необходимость, например, при подаче в суды общей юрисдикции процессуальных документов в электронном виде, получить квалифицированную электронно-цифровую подпись. Конечно, абсолютной гарантии существующие механизмы не дают, именно поэтому их необходимо и далее развивать.

Статью о суперсервисе "Правосудие онлайн" читайте в ближайшем номере "Российской газеты"

Власть Работа власти Судебная система Государственные интернет-услуги