Души прекрасные порывы

Рецензии
    11.12.2019, 14:55
Жил себе мужик, горя не знал, была у него жена любимая, дочурка и домик на берегу озера. Однажды жена пошла купаться и утонула, и остался мужик один с дочкой. Прошли годы, вроде бы смирился он с утратой, все ничего. Дочка подросла и захотела себе пирсинг в языке. Отвел ее отец в салон, по этому делу специализирующийся, а сам пока ходит вокруг, скучает, осматривается. Набрел на какую-то странную темную комнату, увидел там неведомую штуку с шипами, и только руку протянул - чисто из любопытства пощупать - как на него девушка вся в черном латексе свирепая прыгает, на пол валит и давай его душить. Душит, а он бах - и в забытье. А там, в забытье этом, - его жена.
 Фото: Doing Great Agency  Фото: Doing Great Agency
Фото: Doing Great Agency

Таков экстравагантный зачин фильма "Собаки не носят штанов". От экстравагантного финского автора, которого зовут Юкка-Пекка Валькеапяя (попробуйте это дивное имя пропеть). Всего лишь третий это фильм у Юкки-Пекки, но уже видно: себе на уме человек, всякие штампы и новомодные тренды-шменды искренне презирает, тем обрекая себя на безвестность среди широких масс и вместе с тем заслуживая наперед большого уважения.

Предыдущее его произведение, "Они сбежали", было трогательным роуд-муви про двух подростков, намыливших лыжи подальше из детского дома, и внезапно оборачивалось бескомпромиссно жестоким пыточным порно. Через испытание которым лежал последний отрезок пути к тихому простому человеческому счастью. "Собаки" - в общем, тоже про любовь беззаветную, пытки и обретение счастья. Только пытки на сей раз добровольные - в форме BDSM.

Юкка-Пекка Валькеапяя, в отличие от тех, кого лишний раз не будем называть, и в отличие даже от создателей сериала Netflix "Связь" (Bonding), которые в тему погрузились несколько глубже, не гарцует оголтело вокруг садо-мазохистских практик на коне эпатажа. Сами эти практики здесь напрочь лишены сексуального компонента, являясь не способом достижения физического удовлетворения, а таким своеобразным инструментом психологической терапии. Сначала вызываемый удушением эффект порождает нездоровую зависимость, деструктивно сказывающуюся на отношениях героя с дочерью и окружающим миром. Но затем одна страсть замещает собой другую, и происходит выздоровление.

Символизм в фильме Юкки-Пекки чрезвычайно прост и слегка наивен. Герой работает кардиохирургом, стало быть, лечит чужие сердца, тогда как свое исцелить не в силах. И до последнего терпит, прежде чем избавиться от ушибленного и отмершего ногтя. А основной род деятельности той девушки-доминатрикс, что организовывает ему встречи с женой, - помогать в реабилитации тяжело травмированным. Однако такая нарочитая простота лишь делает понятнее историю о непостижимом для большинства.

Фильм не эксплуатирует эстетику BDSM в привычном смысле, наоборот, показывая, что можно вполне обойтись без всех этих блестящих атрибутов. И отнюдь не пропагандирует увлечение перверсиями - показывая, к чему приводит злоупотребление. Изображение буколической семейной идиллии открывающих сцен резко контрастирует с подпольным ночным клубом для тайных любителей помучить и помучиться, где завершаются мытарства вдовца, - и контраст явно не в пользу последнего. Предельно натуралистичная манера демонстрировать наиболее болезненные моменты и вовсе заставляет отворачиваться, а весь эротизм сосредоточен как раз в сценах фантомных свиданий.

Методично счищая толстый слой гламурной накипи с укоренившегося в поп-культуре образа BDSM-субкультуры, Юкка-Пекка Валькеапяя обнажает то, что под ним скрывается, - обычных людей. А обычные люди часто бывают слабыми и несчастными. И им порой, чтобы перестать быть несчастными, требуются некоторые особые манипуляции над собственной или чьей-нибудь еще плотью. В конце концов, ведь любые средства хороши, лишь бы человеку было хорошо. Если, конечно, средства не выходят за рамки установленного законодательства.

4.5