"Галина Константиновна заснула на репетиции. Она почтальон..."

Дневник режиссера Чекалинского народного театра Николая Андреева
Есть в Тульской области город Чекалин. Самый маленький город России, население около тысячи человек. Живет в городе Николай Андреев - журналист, писатель, постоянный автор "Родины". А еще волею обстоятельств он стал режиссером народного театра.
Чекалинский Дом культуры. Идет репетиция... Фото: Аркадий Колыбалов
Чекалинский Дом культуры. Идет репетиция... Фото: Аркадий Колыбалов

С отрывками из дневника режиссера мы знакомим читателей "Родины".

14 июня, 2018 год. Позвонила Ирина Митасова - новый директор дома культуры. Энергичная, напористая. Понятно, хочет себя проявить. Надо ставить спектакль. Отказался. Не верил, что получится. Но Ирина настойчивая. Уговорила встретиться. Встретились. И очень мне понравился разговор. Что больше всего привлекло: Ирина - человек действия. Пришли к согласию: будем ставить. Я говорю:

- Осенью и начнем. Как раз закончится ремонт.

В доме культуры вовсю ремонт - и фойе, и зал, и репетиционный зал, и библиотека в полуразрушенном состоянии. Окна новые ставят. Новую систему отопления ведут.

- Почему осенью? - удивляется Ирина. И твердо: - Начнем в понедельник.

А разговаривали мы в субботу. Вот это темп!

Воздушные "декорации" Чекалина. Фото: deadokey.livejournal.com

17 июня. Взялся ставить "Бабу Шанель" - пьесу даровитого уральского драматурга Николая Коляды. Комедия - народ наш любит похохотать. Но важнее для нас другое - в пьесе шесть женских персонажей и один мужской. С женской частью нашей самодеятельной труппы проблем почти не было - нашлись среди горожанок желающие выйти на сцену. А вот с актерами... Не хотят мужики идти в лицедеи. Точнее сказать - стесняются. Вот Андрей - ну идеально подходит на роль Сергея Сергеевича - отказывается. Как огня боится сцены. А в общении, в застолье - остроумный, легкий - ну остается только слова выучить, и готов персонаж. Нет. Но все же нашелся один желающий - Юра. Совсем молодой - только что из армии.

Собрались на первую читку. Почтальон, воспитательница детского сада, косметолог, методист клуба, пенсионерка, еще одна пенсионерка.

Впечатления от читки хорошее. Во многих местах смеялись. С этим артистами можно работать.

Вот еще что понравилось в Ирине. Я говорю:

- Если поставим спектакль, то...

Она перебила:

- Надо говорить не "если", а "когда"! Когда мы поставим спектакль, то...

На своем принтере Ирина отпечатала 7 экземпляров пьесы, а это 280 страниц. Последний экземпляр принтер выпускал на последнем издыхании - кончались чернила.

Муки режиссера. Фото: Аркадий Колыбалов

26 июня. Период читки за столом. Обсуждение характеров персонажей, логики сюжета. Действующие лица - участники песенного ансамбля, пенсионерки сильно в возрасте: от 70 до 90 лет. У каждой своя история, свои беды и радости, свои переживания, четко выраженный характер. И театральные характеры легко легли на характеры артисток.

Очень меня обрадовало: артистки точно и уверенно ухватывают суть своего персонажа. Да и роли распределились как-то вполне естественно.

Режиссер я никакой. Действую по интуиции, по наитию. Но что-то в голове зашевелилось: мизансцены, реплики, жесты персонажей. Спросить некого, посоветоваться не с кем - буду сам творить, выдумывать, пробовать.

16 июля. Трудно идут репетиции. Трудно потому, что не всегда все актеры приходят. У кого дела по хозяйству - как у меня: солить огурцы, сходить по грибы, варить варенье, выкопать чеснок и лук. У кого не на кого оставить детей, внуков. Кто-то по работе занят.

Но и радость - появился еще один актер на мужскую роль. Дмитрий. Посмотрел его - есть обнадеживающие данные для сцены. И он не с нашего городка, а с райцентра приехал. Инженер электростанции. Услышал про наш театр и приехал. А ведь в райцентре есть свой народный театр, но Дмитрий выбрал наш.

Первая читка. Фото: Николай Андреев

24 июля. Репетиции не состоялось, потому что пришло всего четверо. Ольга болеет. Юра неизвестно где. Он вообще ненадежный - через раз ходит. У Дмитрия дела. Но самое серьезное - у Насти. Муж в реанимации. Два дня в коме был. Настя сутками в больнице. Измучена донельзя. В общем, навалились на нее беды, не до репетиций.

25 июля. Режиссер я начинающий. Да и не режиссер вовсе даже, а пробующий: вот как это - превратить текст в действие? Да чтобы зрителя увлечь? Я так сказал своим артистам: если мы не заворожим зрителей в первые 15 минут спектакля, то все дальнейшие ухищрения будут бессмысленны - побегут из зала.

А как заворожить зрителя? Смотрю в интернете различные постановки: а как настоящие режиссеры ворожат? И мне показалось, что настоящим режиссерам наплевать на зрителей. Спектакли ставятся не для них, не для зрителей. А иначе чем объяснить, что актеры на сцене играют совершенно без эмоций? Стоят, бродят из угла в угол, валяются, сидят - и тупо проговаривают текст.

30 августа. У Насти муж умер. Так неожиданно. Трагедия. На нем все в семье держалось. У Насти ни образования, ни профессии. Дочке три года. Настя попытается продолжить его бизнес, но сложно ей будет.

Она решила театр не бросать. Надеется, отвлечет ее от тяжелых мыслей. Она совсем другая стала. Да и роль у нее комичная, раньше получалась, а теперь не звучит. Посмотрим, как дальше будет.

В клубе закончили ремонт. В зале устанавливают кресла.

В поисках образа. Фото: Аркадий Колыбалов

30 января, 2019 год. Получается пока ужасно. Артистки мои слов своей роли не знают, смотрят в текст. Мизансцена не выстраивается, потому что каждый живет сам по себе.

7 февраля. Вернулся домой с репетиции страшно расстроенный. Актрисы мои любимые не могут выучить роли. Как полгода назад подглядывали в текст, так и подглядывают. Ни на сантиметр не продвинулись. И ведь учат! Но не запоминают.

Я терпеливый, очень терпеливый, конечно, сдерживаюсь, но иногда хочется плюнуть и бросить.

У Людмилы Николаевны по роли много стихов - Ахматовой, Цветаевой. Казалось бы, чего проще - стихи, они же сами ложатся в голову. Я при своей очень плохой памяти все стихи, что в пьесе, выучил. Она - не может. А про обыкновенные реплики и говорить нечего - не помнит.

Артистки видят, что я расстроен. Уговорились, что сами соберутся и будут учить, учить, учить.

И самое обидное: каждая вжилась в свой о6раз, чувствует интонацию, прекрасно ориентируется в поворотах сюжета, но до момента, пока не оторвутся от напечатанного текста... Отобрал тексты - стоят, хлопают глазами...

14 февраля. Подумываю: не сыграть ли мне самому Сергея Сергеича? Дима вялый, неэмоциональный, унылый. Но я не гожусь по возрасту - мне лет вдвое больше, чем по роли Сергею Сергеичу. Буду играть только в случае крайней необходимости. А крайняя необходимость уже созрела.

Ольга хороша. У Галины Константиновны потенциал огромный, но надо много работать. Людмила Николаевна нашла образ Сары. Татьяна в роли Нины Васильевны убедительна. Лариса - тут нет сомнений, Ирина очень тонко все чувствует. Роль Виктории Николаевны под вопросом. Мне очень хочется, чтобы играла Настя, но она очень занята по работе.

20 февраля. Ирина начинает меня раздражать. Впечатление, что строит из себя начальника. Пропускает репетиции.

23 февраля. Репетиция - Ирина не пришла.

11 марта. Все же пришлось мне брать роль Сергея Сергеича - больше некому: Дима отпал. Учу слова.

Роль чувствую. Но как оно со стороны смотрится - неясно.

29 марта. Ирина отказалась участвовать в постановке, а на ней многое держалось. Я расценил это как предательство. Так хорошо все с ней начиналось. С каким энтузиазмом она участвовала в репетициях. Какой темперамент! И вот: сбежала с корабля. Но и понять ее можно. Говорит, что очень занята. На нее как на директора столько всего навалилось. На ней танцевальный ансамбль. На ней хор. На ней подготовка концертов. Да еще какие-то бесконечные отчеты пишет. Приходит в десять утра в дом культуры и уходит в десять вечера.

Расстроился.

31 марта. Первый раз репетиция на сцене. Два раза прошлись до появления Сергея Сергеича. Пока что рыхло, слов так и не знают.

12 апреля. Мои артистки думали, что главное - выпалить текст. А, оказывается, нужно уметь по сцене двигаться, уметь ходить, садиться, вскакивать. Путаются в движениях. Нужно оказаться в определенном месте сцены, когда говоришь ту или иную реплику. Нужно чувствовать, когда делать паузу.

Легко с ними работать. Схватывают сразу. Но не всегда им удается удержать роль. Галина Константиновна иногда так входит в образ Тамары Егоровны - энергичная, властная, напористая, что я изумляюсь: откуда что взялось? И вдруг реплики говорит снова Галина Константиновна - уставшая, глаза уперлись в пол. Она действительно устает - почтальонша. Часто встречаю на улице - склонившись набок, тащит огромную сумку. Да дома овцы, кролики, хозяйство. О хозяйстве они и на сцене не могут забыть.

Все же единственную мужскую роль пришлось играть мне. Некому играть. Поначалу ходил Юра - исчез. Потом Дима - способности так себе, но что делать. Но Дима в Калуге, приезжает только на выходные, да и то не на каждые - как тут с ним репетировать? Пытался привлечь других - наотрез отказываются. Так и получилось, что я должен выйти на сцену. Играть 30-летнего. В моем-то возрасте.

26 апреля. Что-то меня начинает раздражать театральная история. И тяготить. Репетиций давно не было - то Татьяна в Москве, то Вика болеет, то еще что-то. Хотели к 12 июня премьеру - явно не успеем. Теперь на осень.

Раздражает, но желания бросить нет - уж очень много чего придумал. Хочется реализовать. И ведь многое получается.

В поисках образа. Фото: Аркадий Колыбалов

28 мая. Вчера репетиция. Эпизод с Сергей Сергеичем, в роли которого я. Очень плохо. Слова не знаем, я тоже на репликах спотыкался, хотя учил. Мне играть сложнее, чем я предполагал.

Вика и Таня вдруг заныли: скучно, длинно, надо сократить. Ну руки опускаются после таких слов.

4 июня. Становится все увлекательнее и увлекательнее. Мои артисточки иногда со смеху покатываются, когда угарные реплики, смешные моменты, комичные ситуации. Уж вроде бы вдоль и поперек текст знают, а все равно хохочут. Но они не должны на сцене смеяться!

У людей огороды, хозяйство. Но все равно бегут на репетицию. Я же вижу: их увлек процесс, им интересно. Они хотят, чтобы спектакль получился.

Когда начинали, мне казалось, что подготовим спектакль за 3-4 месяца, а уж год скоро, как занимаемся. И не могу понять, почему так долго. Но в сентябре премьера. Обязательно. Верю: спектакль полетит как песня.

15 июня. Вчера была репетиция. Нервно. Что-то не нравится. Не знаю, как у меня получается роль Сергея Сергеевича.

22 июня. Опять репетиция прошла ужасно. Из-за меня. А ужас в чем? Не вижу себя. Не чувствую. Не могу определить, где мне находиться в каждый конкретный момент действия. Да к тому же нужно видеть, как и где мои артистки - ведь я и режиссер. А я не вижу их.

Пригласил из Москвы Лену Бурыкину - она театральный режиссер, у нее своя театральная студия. Знакомы мы давно и прочно. Она посмотрела. Сказала добрые слова о моих артистках - чувствуют своих персонажей. Не хватает навыков сценического движения, да откуда им взяться? Много чего насоветовала. Обсудили плотно.

Обо мне сказала: играю себя. На сцене такой же, как в жизни. Это, конечно, беда. Персонаж мой совсем другой - и по темпераменту, и по развитию, да и по возрасту. Кое-что Лена поправила. Я многое понял. Но она уехала, и я снова один на один со сценой, с пьесой, с народными артистками.

Первая репетиция в зале. Волнение... Фото: Аркадий Колыбалов

11 июля. Вчера на репетиции опять выступила Таня. Вдруг ни с того ни с сего заявила: "А что мы ставим?" И не знаешь, что на это ответить. И потом изображала скуку.

А вообще - надо бы бросить. Потерял интерес. Энтузиазм пропал.

1 августа. Получается. Спектакль выстраивается.

Скептически относился к возможностям Насти, но она показала, что может вести роль - умело и точно. Сыграет в спектакле. И сыграет блестяще.

26 августа. Иду по улице. Навстречу мужик - чуть навеселе.

- Привет главному режиссеру!

Крепко жмет руку.

- Ну когда премьера-то! Репетируете-репетируете, а мы ждем и ждем. Ты уж давай побыстрее. Народ ждет!

Народ ждет.

А репетиции, впечатление, никогда не закончатся. Уже все ясно - с характерами, с мизансценами, с реквизитом, со сценографией. Как раз вчера притащил на репетицию стул - он тоже действующее лицо, раскрасил его чудно. Еще нужно шить костюмы, пока мои артисточки ленятся, но сошьют, нет сомнений.

И надо начинать репетицию другой пьесы - чтобы сразу две премьеры. Если два спектакля, то уже складывается репертуар.

А тут позавчера захожу в клуб, и ко мне обращается Полинка, она в детской самодеятельности участвует - танцует, поет. Говорит: "Помогите нам выбрать пьесу для постановки. Мы хотим играть. Есть много желающих". Интересуюсь: "А кто режиссер?" - "Вы". Действительно, кто же еще.

Мы с директором клуба Ириной как-то давно обсуждали идею - создать детско-юношескую театральную студию. Но на стадии обсуждения все и закончилось. Ни она, ни я не знаем, как ее вести. А теперь задумался: надо создавать. Если дети хотят театр, надо им помочь. Но вот проблема - найти детскую пьесу. Просмотрел много, но все не то, не то.

Николай Коляда прислал мне только что написанную пьесу для детей - "Соломинка, Лапоть и Пузырь". Яркая, чистая, персонажи занятные, но сложная в постановке - мне не поднять. Буду искать дальше.

14 сентября. Вчера чуть не взорвался. Вика задает вопрос: "А сколько длится спектакль?" Я говорю: час двадцать. И она начала: длинно, нужно сократить монолог Степаниды. По-хорошему надо бы расстаться с ней, но не нужно делать резких движений. Потому решил так: делаем перерыв в репетициях. Месяца на три. Чтобы вновь ощутить свежесть.

Вообще последние репетиции проходят плохо. Надоело им одно и то же. Не сосредотачиваются. Отвлекаются. Кто-то произносит монолог, а другие переговариваются о своем.

19 сентября. Репетиция. Галина Константиновна заснула за столом. Ее толкают: "Галя, твоя реплика". Проснется, произнесет свой текст - и снова засыпает.

Жалко ее. И всех их жалко. Устают. Сильно устают. Галина Константиновна почтальон, да большое хозяйство. После репетиции села на велосипед и поехала раздавать пенсии. А было семь вечера.

И у каждой так - работа, хозяйство, огород, заготовки, дети, внуки.

Да тут еще трудный период в постановке. Текст более-менее выучили, мизансцены понятны. Иногда просто блестяще играют. Теперь доводим каждый момент, чтобы без запинки - а то кто-то забегает вперед с репликой, кто-то отстает, то и дело сбивается синхронность в действиях. А значит, надо повторять и повторять каждый эпизод порой до десяти раз. Возникает монотонность, пропадает драйв. А еще с месяц назад драйв был, и еще какой. Да тут еще Вика очередной раз ударилась в нытье: длинно, скучно... Ну руки от такого нытья опускаются. Сам себе удивляюсь: почему еще не бросил?

24 сентября. Вика покинула коллектив. Чему я рад. Даже несмотря на то, что оголилась роль Ларисы Эдуардовны.

Решил так: репетируем, как получается, а во второй половине ноября две недели - каждый день. И тогда можно успеть к Новому году.

ОТ РЕДАКЦИИ

"Родина" уверена: премьера "Бабы Шанель" состоится. И фоторепортаж о ней мы обязательно опубликуем!