Новости

09.01.2020 19:00
Рубрика: Власть

Знаки отличия

Минфин предлагает ограничить чиновников в тратах. Компьютер для работы не должен стоить дороже 75 тысяч рублей (с учетом стоимости операционной системы, приложений и антивируса). Есть намерение ограничить также стоимость планшетов и ноутбуков. Кроме того - лишить заместителей руководителей структурных подразделений персональных автомобилей, а также снизить максимальную стоимость авто с 2,5 млн до 1,5 млн рублей.

Это уже не первая попытка оптимизировать расходы на чиновничью инфраструктуру. Нормирование расходов на покупки для госслужащих введено в 2014 году. С 2016 года запрещено покупать автомобили дороже 2,5 млн руб. и мощнее 200 л. с., а смартфоны - дороже 15 тыс. руб. Мебель из натуральной кожи положена только министрам и их заместителям. Однако запреты не помогают. Многие представители власти, например, не меняют автомобили, а просто продолжают ездить на старых, но дорогих, хотя у них уже очень большой пробег.

Минфин предла­гает ограничить чиновников в тратах. Компьютер для работы не должен стоить дороже 75 тысяч рублей

Не будем делать вид, будто нам неведома основная причина, заставляющая чиновников обставлять свои кабинеты кожаной мебелью, покупать дорогие служебные лимузины, обзаводиться "мигалками". Служебный BMW, спецномер, госдача, "вертушка" - символы принадлежности к чиновничьей касте, обозначение твоего места в аппаратной иерархии. В 2014 году в Госдуме изучали возможность отмены права на приоритетный проезд всех автомобилей, кроме автомобилей оперативных служб. Поводом к тому стали результаты голосования на портале "Российская общественная инициатива". Предложение резко ограничить приоритетный проезд собрало 100 тысяч голосов. Об отмене мигалок как таковых вопрос не ставился.

Сократить число машин со спецсигналами обещал Владимир Путин накануне избрания на третий срок. "Если граждане мне доверят и если голосование пройдет так, как я рассчитываю, то, безусловно, можно безболезненно сократить количество мигалок, оставить их только у тех должностных лиц, которые имеют государственную охрану, которых нужно просто физически защищать, - сказал он на встрече со своими доверенными лицами в феврале 2012 года. - Это будет кардинальное сокращение до нескольких десятков. Но и, конечно, у спецтранспорта, полиции, службы МЧС, здравоохранения и так далее мигалки останутся". Путин слово сдержал. В мае 2012 года он своим указом сократил количество мигалок с 965 до 569. Из них 423 были сохранены за чиновниками силовых ведомств.

Желание установить законодательный шлагбаум на пути караванов с мигалками и спецномерами возникает в России у многих - не только у тех, кто обделен привилегией ездить как хочется. Еще свежо в памяти, как несколько высокопоставленных членов "Единой России", подавая пример остальным депутатам, торжественно сняли спецсигналы со своих авто. Они предложили оснащать мигалками только служебные лимузины президента, премьера и патриарха. Представители КПРФ откликнулись на инициативу коллег еще более радикальным проектом: полностью запретить использование спецномеров, а спецсигналы оставить лишь оперативным службам (скорой помощи, силовикам, пожарным) и восьми государственным лицам (президенту, премьеру, председателям Совета Федерации и Госдумы, председателям Конституционного, Верховного, Высшего арбитражного судов и Генпрокурору). Но никакого закона на этот счет принято не было. Все сперва ограничилось заменой мигалок на спецномера с триколором, а потом и мигалки вернулись в обиход.

Нет такой силы, какая заставила бы высокостатусных лиц отказаться от демонстрации своего статуса

Попытки поставить чиновников в общий дорожный ряд предпринимались многократно. Например, издавалось постановление о сокращении автопарка с мигалками. Но количество машин со спецсигналами и мигалками в результате этого не сократилось, а возросло.

Лишь однажды законодатели дружно выразили готовность ограничить число чиновников, удостоенных дорожных знаков отличия. Были одобрены в первом чтении поправки к Закону "О безопасности дорожного движения". Результат голосования получился феноменальным: 298 депутатов согласились поснимать спецномера и со своих машин. Правда, при более пристальном рассмотрении депутатский почин выглядел не столь впечатляюще. Закон - федеральный, а вносимые в него поправки на практике распространялись бы только на Москву.

Региональное чиновничество не разъезжает с номерами, украшенными трехцветным флажком. У них там, в провинции, своя маркировка служебных машин. Авто из губернаторского гаража тоже не спутаешь с первой попавшейся Audi или BMW. Любой гаишник наметанным глазом мгновенно расшифровывает сочетание букв и цифр и успевает взять под козырек. На эти спецномера законодатели не посягали. Зона действия одобренных ими поправок фактически не простиралась дальше Садового кольца. Впрочем, всерьез входить в эти подробности никому тогда и в голову не приходило. Было понятно: благородный порыв иссякнет уже ко второму чтению.

Нет такой силы, какая заставила бы высокостатусных лиц отказаться от демонстрации своего статуса. Скажем, VIP-зал в аэропортах - это не только способ избежать толчеи при таможенном досмотре и прохождении паспортного контроля. Это знак кастовой принадлежности. Но если привилегии (для чиновников, крупных бизнесменов, других влиятельных персон) существуют в принципе, как социальная данность, то эти привилегии будут шире дорожного полотна. Они обязательно распространятся и на другие сферы жизни.

Власть Позиция Правительство Минфин Колонка Валерия Выжутовича