14.01.2020 16:19
    Рубрика:

    Хроника первых минут войны

    Приказ 22 июня 1941 года. 04.53
    Хроника первых минут войны, когда советские летчики ударили 100-килограммовыми фугасными бомбами по территории врага
    Георгий Зельма
    Георгий Зельма

    Уничтожить группировку противника и авиацию на аэродромах в р-не Тильзит, Рагнит, Жилен. Вылет немедленно.

    Командир 7-й смешанной авиационной дивизии полковник Павел Петров.

    В 3 часа 55 минут по московскому времени 22 июня 1941 года немецкая авиация начала удары по советским аэродромам в Литве и Латвии, а в 04.05 на территорию СССР обрушился артиллерийский огонь.

    "Противника уничтожать"

    Командование Прибалтийского особого военного округа было связано полученной в 01.30 из Москвы директивой наркома обороны N 1 - требовавшей в готовности встретить немецкое нападение, но "не поддаваться ни на какие провокационные действия, могущие вызвать крупные осложнения".

    И все же командующий военно-воздушными силами округа генерал-майор авиации Алексей Павлович Ионов - воевавший в небе с немцами еще в 1915 - 1917 годах - взял на себя трудно представимую сейчас ответственность.

    Не боясь "поддаться на провокационные действия, могущие вызвать крупные осложнения", он уже около 04.30 отдал командиру дислоцированной на северо-западе Литвы 7-й смешанной авиационной дивизии (САД) полковнику Павлу Максимовичу Петрову единственно правильное, как мы теперь знаем, распоряжение:

    "Командующий ВВС ПрибОВО к[оманди]ру 7 САД. Противника уничтожать".

    "Вылет немедленно"

    На командном пункте Петрова - в лесу в 5 километрах юго-западнее Шяуляя - распоряжение получили в 04.40.

    И еще через 13 минут в штабах 9-го и 46-го скоростных бомбардировочных авиаполков приняли приказ комдива:

    "Уничтожить группировку противника и авиацию на аэродромах в р[айо]не Тильзит, Рагнит, Жилен. Вылет немедленно".

    Все указанные Петровым пункты находились на территории Германии, в Восточной Пруссии. Удар по ним был намечен еще в разработанном перед войной плане прикрытия госграницы...

    Боевой приказ на вылет авиаполка должен был оформляться письменно и по стандартной схеме: сведения о противнике, о погоде, о соседях, задача, маршрут, высота, боевая зарядка машин, местонахождение командного пункта. Но тут командиры полков, майоры Михаил Иванович Скитёв и Михаил Иванович Сеньков, отдали, видимо, приказ краткий и устный. Ведь "вылет - немедленно"!

    ГЕНЕРАЛ-МАЙОР АВИАЦИИ АЛЕКСЕЙ ПАВЛОВИЧ ИОНОВ, ВОЕВАВШИЙ В НЕБЕ С НЕМЦАМИ ЕЩЕ В 1915-1917 ГОДАХ, ВЗЯЛ НА СЕБЯ ТРУДНО ПРЕДСТАВИМУЮ СЕЙЧАС ОТВЕТСТВЕННОСТЬ

    В 9-м полку только в 3 часа ночи завершили учения "по выходу из-под удара", и машины стояли готовыми к боевому вылету. Правда, экипажи отдыхали лишь полтора часа: в 04.30 аэродром подвергся удару девятки "Юнкерсов-88".

    Тем не менее 5-я эскадрилья взлетела сразу по получении приказа, после пуска двух зеленых ракет. За ней - 4-я. Всего с аэродрома Паневежис поднялись 26 светло-серых бомбардировщиков СБ с изображенными на руле поворота "крылышками", на которых скрещены пропеллер и две красные молнии.

    В 05.40 - после подготовки машин к вылету - с аэродрома Груджяй стартовали 27 бомбардировщиков 2-й, 3-й и 5-й эскадрилий 46-го полка.

    Первый в Великой Отечественной войне удар по Германии нанесли бомбардировщики СБ.

    "Границу не перелетать"

    Командир 5-й эскадрильи 9-го полка, ветеран Хасана и финской войны 37-летний капитан Михаил Антонович Кривцов по прозвищу "Батя" (он погибнет в январе 1944-го подполковником, командиром полка бомбардировщиков Пе-2, под белорусскими Калинковичами), действовал как всегда - спокойно и обстоятельно.

    Довел по радио до экипажей задачу (на земле времени не было).

    Не торопясь, щадя изношенные моторы М-103, набрал высоту 7500 метров.

    Сделав большой крюк, вышел на Тильзит с юга - а не с востока, откуда его ждали немецкие зенитчики.

    Около 06.15 штурманы самолетов 5-й эскадрильи увидели, как на СБ комэска открылись створки бомболюка.

    Сейчас из него полетят бомбы - и тогда нажмут на кнопки бомбосбрасывателей они, штурманы остальных машин!

    Но именно в 06.15 в штаб 7-й смешанной авиадивизии поступает радиограмма из штаба Ионова:

    "Границу не перелетать, уничтожать самолеты противника в своем районе. Вылетевшие самолеты по радио посадить на свои аэродромы"

    Так приказал нарком обороны, Маршал Советского Союза товарищ Тимошенко.

    Штадив передает приказ идущим к цели эскадрильям.

    Створки бомболюка на кривцовском СБ закрываются...

    Первый пошел!

    ... И тотчас же открываются вновь!

    Капитан Кривцов решился проявить разумную инициативу и пренебречь не отвечавшим обстановке приказом!

    Сейчас просто невозможно себе представить, чем рисковал тут военный сталинских времен. Тогда и не за такую самодеятельность попадали во "враги народа" - а тут одним нажатием кнопки можно превратить "провокацию германских генералов" в ВОЙНУ ГЕРМАНИИ ПРОТИВ СССР!

    И кто сможет сейчас упрекнуть командира 5-й эскадрильи 46-го полка капитана Николая Романовича Бугая - повернувшего тогда свою девятку обратно?

    А капитан Кривцов не поворачивает. В 06.20 22 июня 1941 года шесть 100-килограммовых фугасных ФАБ-100 отделяются от его СБ и летят вниз, на Тильзит!

    Небо - голубое и ясное, ярко светит солнце.

    Освободившийся от бомб самолет как бы подпрыгивает в воздухе.

    "По ведущему" сбрасывают свои "сотки" и остальные экипажи.

    Это были первые бомбы Великой Отечественной войны, упавшие на Германию.

    "Подарки" для врага.

    Два капитана

    Внезапность удара и примененный Кривцовым противозенитный маневр позволили 5-й эскадрилье уйти без потерь. Однако в 4-й - атаковавшей район Тильзита в 06.40 - 06.45 - немецкие зенитчики сумели уже сбить три СБ.

    И выпрыгнувший с парашютом комэска-4, 37-летний капитан Иван Петрович Коротков в первый же день войны оказался в плену - откуда был освобожден лишь в мае 1945-го...

    А 2-я и 3-я эскадрильи 46-го полка - бомбившие в 06.40 - 06.45 переправу через Неман у городка Вишвиль и городок Эйдкау - угодили в "осиное гнездо": в том районе находились аэродромы немецких истребителей.

    Их пилоты были хорошо подготовлены, а СБ имели слабое оборонительное вооружение и были слишком пожароопасны.

    Бомбардировщик к вылету готов!

    Их бензобаки не имели затягивающего пробоины протектора, а отсеки самолета не были герметизированы. Пары бензина из пробитого бака быстро распространялись по всей машине - и от следующих пуль или снарядов вспыхивали...

    И "Мессершмитты-109Ф-2" из II группы 53-й истребительной эскадры "Пик Ас" и I группы 54-й истребительной эскадры "Грюнхерц" сбили 12 из 18 наших СБ.

    Всё же пулеметная очередь кого-то из стрелков-радистов 2-й эскадрильи поразила "мессер" командира II группы "пиковых тузов" 27-летнего капитана Хайнца Бретнютца - аса с 32 официальными победами. Тяжело раненый в ногу капитан сел на вынужденную на советской территории, 26 июня дождался там своих - но 27-го, несмотря на произведенную ампутацию, скончался от гангрены1.

    Разрушения в Гумбиннене в результате бомбежки 22 июня 1941 года.
    ОКОПНАЯ ПРАВДА

    Примерно к 12-13.00 22.VI. 41 немцы сбросили листовки с призывом прекратить сопротивление. По приказу Фомина и Матевосяна... листовки были уничтожены немедленно, а часть их собрана и по указанию т. Матевосяна на каждой из них старшина роты т. Мейер нарисовал свинью с головой Гитлера и надписью "Не будет места фашистской свинье в нашем советском огороде"... [плененный немец] был доставлен в штаб, его обклеили этими листовками и под угрозой смерти отправили в свою орду.

    Александр Филь, рядовой, писарь штаба дивизии

    Николай Долгоруков. Плакат. 1941 год.

    1. По материалам: Тимин М.В. Воздушное сражение за Сталинскую Прибалтику. М., 2018. С. 121-127, 463-483.

    Поделиться: