1 января 2020 г. 10:00
Текст: Андрей Голиков (доктор исторических наук) , Ирина Рыбаченок (доктор исторических наук)

Любовь и золото Марианны

Русско-французские отношения и ситуация в Европе глазами карикатуристов конца XIX - начала ХХ века
Герой рассказа О'Генри "Золото и любовь" фабрикант-миллионер, прочитав с начала и до конца энциклопедию, не отыскал в ней того, что нельзя было бы купить за деньги. Финансовые рычаги издавна активно и успешно используются в политике. Одним из ярких примеров были займы, которые Россия получала от своей союзницы Франции в конце XIX - начале XX века.

Женщина вместо лилий

Своеобразным олицетворением Франции в произведениях сатирической графики становится образ Марианны. Происхождение имени и изображения восходит к временам революции XVIII века. Смена государственного строя потребовала и смены символики. Вместо королевских лилий наряду с галльским петухом (gallus на латыни означает "петух") используется изображение молодой женщины. Имя же сложилось из самых распространенных среди простолюдинок - Мария и Анна.

Постепенно образ Марианны прочно вошел в национальное самосознание и стал ассоциироваться с Францией как таковой. В отличие от английского Джона Буля и американского Дяди Сэма2 у французской Марианны не было ни литературного, ни реального прототипа. Поэтому на карикатурах всех художников она не имеет индивидуальных черт лица. Единственной обязательной деталью ее образа стала фригийская шапочка, иногда дополняемая значком RF (Republique Franс,aise) или надписью "France".

Именно такой мы видим Марианну на рисунке Адольфа Вилле "Марианна и северный медведь" [см. рис. 1], ставшем хрестоматийным. Опубликованная осенью 1893 г. в контексте визита русской эскадры в Тулон и создания франко-русского союза, карикатура ярко отразила сущность этого своеобразного брака по расчету и по любви. Полог с символикой двух держав полускрывает постель, где добродушный мишка ласково обнимает облаченную лишь во фригийскую шапочку Марианну. Ее монолог ясно отразил представления французов о цели соглашения: "Я отдам тебе сердце, но скажи-ка, дорогуша, получу ли я твою шубку зимой?"

Расчет на поддержку со стороны России объяснялся международным положением Франции после ее поражения в войне с Германией 1870-1871 гг. Надежда вернуть утраченные провинции - Эльзас и Лотарингию - становится национальной идеей в Третьей республике. Но о войне-реванше в одиночку Париж не смел и помышлять. Противостоять Тройственному союзу Германии, Австро-Венгрии и Италии Франция могла лишь в союзе с Россией, располагавшей самой большой в то время армией и имевшей с Германией свои счеты.

Германский отклик

Разрыв союзных отношений России и Германии и тенденция к сближению с Францией имели объективную экономическую и политическую основу3. Пытаясь добиться от Петербурга уступок, Берлин в конце 1880-х гг. развязал кампанию против русских ценных бумаг, но эффект оказался противоположным - кредитором России на долгие годы стала Франция4. На новые заимствования Петербурга в Париже Берлин реагировал болезненно, а задача расколоть франко-русский союз во многом определяла его политику.

Немецкие карикатуристы живо откликались на все перипетии франко-русских отношений. Но если в рисунке А. Вилле прочитывается лишь фривольность, то у немецких авторов - откровенная злоба и грубость, а стрелы сатиры безжалостно разят союзниц. Франция предстает либо в унизительном положении, либо как расчетливая кокетка, а Россия изображается в виде варвара, с такими характерными атрибутами, как нагайка и бутылка водки.

Информационным поводом для карикатуры "Униженная" [см. рис. 2] в журнале "Der Wahre Jakob" стал неофициальный визит в Париж в феврале 1891 г. матери германского императора Вильгельма II - вдовствующей императрицы Виктории. Посещение ею зала Версальского дворца, в котором 17 января 1871 г. Вильгельм I был провозглашен императором, вызвало антинемецкие демонстрации членов "лиги патриотов" под водительством Деруледа[5]. Открытая поддержка Парижа Петербургом вызвала негодование в Берлине. Все эти детали зафиксированы в карикатуре, причем художник умело направляет стрелки зрительских эмоций. В центре композиции - Марианна, стоя на коленях, чистит сапог русскому монарху, попирающему книги с надписями: "1789" и "1793" - датами французской революции и казни короля Людовика XVI.

Поводом для карикатуры "Брак по расчету" [см. рис. 3], опубликованной в "Lstige Bltter" весной 1895 г., явилась морская демонстрация держав, организованная Россией в дальневосточных водах. Она заставила Токио отказаться от ряда условий Симоносекского договора (в том числе - от захвата Ляодунского полуострова), подписанного после победы над Китаем6. Пикантность ситуации заключалась в том, что под давлением Петербурга Париж был вынужден участвовать в этой акции совместно с Берлином. Итак, мы видим супружескую спальню - каждая деталь рисунка немецкого автора исполнена сарказма. На стене - свадебное фото Марианны и Медведя с подписью "Alliance", на столике - книги с надписью на обложке: "Кронштадт" и "Тулон", рядом - пустой графин из-под водки. Супруг давно храпит, а Марианне не спится - отложив газету "Реванш", она озабоченно размышляет: "Я себе это представляла совсем иначе!!" Увы, как утверждал В.О. Ключевский, легче выполнить свои обещания, чем оправдать чужие надежды.

В руках Франции был один из самых действенных аргументов - денежные займы, предоставляемые Парижем, которые со временем стали средством давления на союзницу. По внутри- и внешнеполитическим причинам Париж настойчиво добивался в 1901 г. посещения Франции Николаем II. Тот колебался, но министры - иностранных дел В.Н. Ламздорф и финансов С.Ю. Витте - настояли на целесообразности визита, чтобы облегчить заключение нового займа. Хорошо осведомленная хозяйка петербургского салона А.В. Богданович отметила в дневнике: "Царя решили пустить брандером"7.

Карикатуры из России

Год спустя состоялся ответный визит президента Республики в Петербург. Русский художник в отличие от немецкого акцентирует иной аспект события. На обложке московского журнала "Будильник" появилась карикатура "Носительницы мира" [см. рис. 4] - ремейк опубликованной в 1891 г. карикатуры А.А. Лабуца "Международная улица", приуроченной к визиту французской эскадры в Кронштадт. Рисунок визуально раскрывает тезис, сформулированный в подписи: "Спокойствие Европы держится на прочных руках". Но спокойствие было иллюзорным.

Усиление позиций Германии на международной арене побудило Францию искать еще одну точку опоры в лице Англии и пытаться отколоть Италию от Тройственного союза. Обмен визитами короля Эдуарда VII и президента Э. Лубе летом 1903 г. с очевидностью свидетельствовал о новой политической комбинации. В карикатуре в журнале "Шут" "К последним событиям" [см. рис. 5] русский художник, зафиксировав этот факт, акцентирует внимание на позиции Германии, которая задается риторическим вопросом: "Уж не разоружиться ли мне?"

Брак по любви или по расчету?

Немецкий коллега, откликаясь на события, старается уязвить и Россию, и Францию. Обеспокоенность России сближением союзницы с ее исконным врагом Англией нашла отражение в карикатуре "Для всего света дама" [см. рис. 6], опубликованной в "Der Wahre Jakob". Николай II, застав Марианну флиртующей с англичанином и итальянцем, выглядит нелепо. А в монологе Марианны: "Скорее убери лапы, иначе мне достанется от моего жениха" - звучит опасение.

Но в 1904 г. на свет появилось англо-французское сердечное согласие, в основу которого легли отказ Англии от претензий на Марокко в обмен на отказ Франции от притязаний на Египет. Теперь Париж рассчитывал стать связующим звеном между Лондоном и Петербургом, не допустив его сближения с Берлином. Между тем, увязнув в войне с Японией, Россия вновь нуждалась в финансовой подпитке. Это не могло не породить новые карикатуры на тему союза по любви или по расчету.

Заем Россия получила лишь в середине 1907 г., когда оказалась вынужденной поддержать Париж, а не Берлин на конференции 1906 г. в Альхесирасе, после первого Марокканского кризиса8. Откликаясь на событие, русские авторы рисунка "Современная дружба" [см. рис. 7] и подверстанной рядом заметки в журнале "Будильник" с горьким сожалением рассуждают о превратностях любви. Настоящая почва для дружбы, утверждается в заметке, - финансовая, ведь дающий привязывается в ожидании получить долг обратно, а берущий - в надежде снова занять. Но французы, по словам автора, не понимающие русскую пословицу "для милого дружка и сережка из ушка", по части новых займов стали туги на ухо и крепки на карман.

Рисунок - очевидная аллюзия карикатуры "Марианна и северный медведь", а монолог Марианны ставит точки над i: "Дружить с тобою и ласкать тебя умею, а понижать твой денежный курс мне выгодно! Дружба дружбой, а денежки счет любят!.."


1. Голиков А.Г., Рыбаченок И.С. Смех - дело серьезное. Россия и мир на рубеже XIX-XX веков в политической карикатуре. М., 2010. 328 с.

2. Голиков А.Г., Рыбаченок И.С. Дядюшка Сэм насолил всем. Россия и США в сатирической графике на рубеже XIX-XX веков // Родина. 2017. N 5. С. 110-114; Они же. Джон Буль сломает зубы... (образ англичанина в русской политической карикатуре в конце XIX - начале XX века) // Родина. 2014. N 11. С. 5-8.

3. История внешней политики России. Вторая половина XIX века (от Парижского мира 1856 г. до русско-французского союза). М., 1999. С. 272-286.

4. Girault R. Empruntes russes et investissements franais en Russie, 1887-1914. Paris, 1973.

5. Манфред А.З. Внешняя политика Франции. 1871-1891 гг. М., 1952.

6. Рыбаченок И.С. Союз с Францией во внешней политике России в конце XIX в. М., 1993.

7. Рыбаченок И.С. Закат великой державы. Внешняя политика России на рубеже XIX-XX вв.: цели, задачи и методы. М., 2012.

8. Астафьев И.И. Русско-германские дипломатические отношения 1905-1911 гг. (от Портсмутского мира до Потсдамского соглашения). М., 1972.